ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Искусительница, — тихо пробормотал Майкл, — я чувствую себя просто самцом, а не зрелым мужчиной тридцати одного года.

— А что, разве мужчины редко занимаются любовью? — игриво спросила Вивьен.

— Мужчины, — Майкл нежно погладил обнаженную спину Вивьен, — учатся контролировать свое желание и доставлять наслаждение женщине.

— Мне было хорошо с вами, милорд. И надеюсь, вы это снова повторите.

Она слегка поцеловала Майкла в губы, он же, в свою очередь, наклонил ее голову, превращая поцелуй в продолжительный и сладострастный.

Тут послышались голоса.

— Гости, — взволнованно прошептала Вивьен.

Майкл совсем забыл про прием и про гостей. Оставшись в темноте наедине с Вивьен, он думал исключительно о ней На всем свете для него существовала лишь она. Интересно, сколько времени они здесь находятся?

— Уже поздно, — хрипло произнес он, — прием, должно быть, заканчивается.

— Тес… — Вивьен приложила палец к его губам. — Нас могут услышать.

Тут же за дверью послышались шаги и разговор двух людей — Это Белдон и… графиня, — узнала голоса Вивьен.

По тону, каким произнесла имена Вивьен, Майкл понял, что она недолюбливает графиню Ковингтон. Чем та ей досадила? Майкл обязательно ее спросит об этом. Но не сейчас Как только шаги стихли, Майкл иронично проговорил:

— Ушли. Наверняка он затащит ее в постель.

Вивьен громко хлопнула руками.

— Но… она же замужем. Граф не сопровождал ее, я слышала.

Эти слова как громом ударили Майкла. Какая же все-таки наивная оказалась Вивьен. Он был слепцом и круглым дураком, что не замечал этого раньше.

— Такова жизнь в высшем обществе, — хмуро пробормотал он.

— Я никогда этого не приму, — начала было Вивьен, но Майкл остановил ее долгим нежным поцелуем. Сначала он чувствовал ее сопротивление, но постепенно она смягчилась, обняла его, и они вновь отдались любовным утехам.

Вивьен сладко уснула в объятиях Майкла. В кромешной темноте Майкл высвободился, встал босыми ногами на пол, надел рубашку и бриджи. Он не знал, сколько они провели здесь времени, и в любую минуту могла зайти служанка. Он ни за что не допустит, чтобы Вивьен чувствовала себя неловко.

Мысли перемешались в голове Майкла. Все бы ничего, но ведь было же поддельное письмо Харриет Олторп. Но может быть, он забыл ее почерк, ему тогда было всего двенадцать.

И возможно, Вивьен не лжет о двух сотнях гиней для ее отца-калеки.

Если она не лжет…

Он глубоко вздохнул. И если она действительно дочь Харриет Олторп, то, значит, она благородных кровей. Жена… которой предстоит научиться жить в обществе.

Жена.

Две недели назад у него было вполне разумное намерение жениться на Кэтрин, женщине, воспитанной в его мире, которая во всем идеально ему подходила. Но он не хотел еще одну женщину, которая проводит дни, планируя бесконечные приемы, или тратит баснословные суммы в магазинах.

Он хотел огня. Любви. Веселья.

Майкл с чувством сжал кулаки. Дурак! Ему не хватило урока, который преподнесла ему Грейс? Никогда нельзя позволять женщине завладеть сердцем. Несмотря на все, он нашел ту, которая дала почувствовать, что он живой, которая скрасит его жизнь вдали от всего общества. Его семейную жизнь с Эми.

Кэтрин никогда не искала встреч с его дочерью. Он со стыдом признался себе, что именно этот факт он должен был ставить на первое место. Вивьен же была рождена матерью. Она обожала Эми так же, как он.

Майкл тупо уставился в темноту. Он любил Эми с того самого момента, когда впервые взял ее на руки. Она была самым прекрасным существом, которое он когда-либо видел. В то время он даже не подозревал, что она была не его дочь. А позже, через несколько месяцев, стало ясно, почему Грейс так настойчиво не подпускала его к кроватке Эми.

Никто не должен был этого узнать. Вивьен тоже.

Майкл наклонился и поцеловал Вивьен:

— Вставай, уже почти утро.

Вивьен вскочила со стола.

— Почему ты не разбудил меня раньше? — возбужденно пролепетала она, пытаясь найти одежду.

— Нам еще повезло, что сюда не зашли слуги.

— Слуги, — пробормотала она, — они могут нас увидеть.

Майкл осторожно открыл дверь. После темной комнаты свет в коридоре казался очень ярким. Он огляделся по сторонам и сказал:

— Пойдем, я отведу тебя в твою спальню.

— Я сама могу найти путь, — запротестовала Вивьен.

— Нет, я хочу убедиться, что ты дошла.

Вивьен хотела еще что-то сказать, но, увидев нежную улыбку Майкла, смягчилась.

Пока они шли до ее спальни, Майкл не сводил с нее глаз.

Как она была хороша, особенно после такой бурной встречи: алые губы, раскрасневшиеся щеки, чуть взъерошенные волосы.

— Гости, должно быть, уедут сегодня утром, — шепотом говорил Майкл. — Может быть, после обеда мы где-нибудь встретимся? Например, в моей спальне.

— Розочки этого не одобрят, — ответила Вивьен.

— Ты и представить себе не можешь, сколько есть мест, где нас никто не найдет. Чердак, часовня, бельевая. У Господа за пазухой, наконец.

Они дошли до спальни.

— В библиотеке, — сказала Вивьен, — но мы там будем не одни. Помнишь, я обещала рассказать Эми сказку?

— Конечно.

При упоминании Эми сердце Майкла сжалось. Как он хотел видеть Вивьен, укачивающую его дочь. Видеть, как Вивьен кормит грудью их общего ребенка. Она разбудила в нем удивительные чувства. Как он хотел ласкать, целовать ее, чувствовать ее в своих объятиях.

— Ты моя, — напоследок прошептал он, — я не хочу отпускать тебя. Ни на минуту.

— О, Майкл, как я тебя люблю.

Это признание поразило его. С довольной улыбкой на лице Вивьен еще раз посмотрела на него и закрыла дверь.

Да. Вивьен еще этого не знает. Но она будет его женой.

Глава 23

Взаперти

Оказавшись в своей спальне, Вивьен бросилась на кровать. Она знала, что не сможет заснуть в эту ночь, точнее, до конца этой ночи, который был уже близок. Все мысли ее были о Майкле. Никогда, ни в одной из своих фантазий она не представляла таких упоительных мгновений, которые она испытала с Майклом. Все произошло, как будто их тела и души воссоединились, и это больше никогда не повторится. Тело ее приятно ныло от любовных утех. Она отдала свою девственность лорду-аристократу. Но сожалений по этому поводу у Вивьен совсем не было.

Нежась в своей постели, Вивьен думала о Майкле. Она была почти уверена, что и в его сердце горел огонь. Кроме того, сейчас он настолько верил ей, что поделился своим секретом.

Охваченная своими мыслями и мечтами, Вивьен сунула руку под подушку и что-то нащупала.

На простыне под подушкой оказалось бриллиантовое колье в богатой золотой оправе. Тут же лежало бриллиантовое кольцо. Оба предмета выглядели подозрительно знакомо…

Вивьен быстро узнала эти предметы. Колье принадлежало графине Ковингтон, а кольцо — то самое, что потеряла леди Кэтрин.

Боже! Кто-то подбросил ей эти вещи. Кто-то хотел оклеветать ее и посадить за решетку. И это наверняка была леди Кэтрин. Или нет, ее светлость графиня Ковингтон. Она решила отомстить всем цыганам сразу.

Что же делать? Нужно как-то избавиться от этих вещей Первое, что пришло Вивьен в голову — выбросить драгоценности в коридор у комнаты графини. Пусть слуги их найдут и отдадут владелицам. Решено.

Вивьен выглянула в коридор, сердце ее стучало. Осторожно она пошла по коридору к комнате графини. Нет, общество никогда не примет ее. Все равно найдутся те, кто захочет ее опорочить. Но Майкл не такой. Ее любимый Майкл. Его ласки, нежность, страсть позволили почувствовать себя любимой…

«Ты моя. Я не хочу отпускать тебя. Ни на минуту».

Она завернула за угол, и все ее мечты превратились в ночной кошмар. У комнаты графини стояла толпа людей: Розочки, Шарлотта Куинтон, графиня Ковингтон, леди Кэтрин. И Майкл.

О Боже! Майкл.

Вивьен огляделась, куда же деть драгоценности? Ближайшая ваза стояла слишком далеко. Так что единственное, что Вивьен оставалось делать, — это убежать, пока ее не заметили.

50
{"b":"25206","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Так случается всегда
Отголоски далекой битвы
Вместе навсегда
Эра Мифов. Эра Мечей
Перекресток
Билет в любовь
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге
Бумажная принцесса