ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 28

Новая кибитка

Прислонившись к дереву в небольшой рощице и наблюдая закат, Вивьен услышала чье-то покашливание. Обернувшись, она увидела отца, который стоял, опираясь на палку.

— Извини, папа, ты долго здесь стоишь? — спросила она.

— Достаточно, чтобы видеть, как ты несчастна, — прозвучал ответ. — Ты опять скучаешь по своему несостоявшемуся мужу.

И если бы он знал, как сильно. Каждый раз смотря на Эбби, она боролась с желанием бежать туда, снова увидеть Розочек, Эми и… Майкла.

— Эти места — лишь воспоминание, — грустно произнесла она. — Майкл навсегда останется в моем сердце. Но когда мы уедем, я уверена, что забуду о нем.

Пулика скрестил на груди руки.

— Мы уедем, как только я закончу свою работу. Возможно, на следующей неделе.

Последние две недели Пулика заменял заболевшего кузнеца. Каждый день с рассветом он уходил и, насвистывая, возвращался на закате.

— Разве никто не может тебя заменить? Нам уже пора подыскивать место, чтобы перезимовать.

— Я еще могу работать, — сказал он. — Кроме того, твой муж потребовал за тебя приличное приданое.

Вивьен от удивления открыла рот:

— Не может быть! Я же попросила Майкла заплатить тебе!

— Это мужское дело. И не тебе решать. К тому же я сказал, что ему будет дорого стоить нанять просителя, чтобы уговорить мою несговорчивую дочь.

Неужели Майкл взял с таким трудом заработанную сотню гиней или хоть часть? И почему отец говорил, что ему приходится отдавать свои мизерные сбережения богатому лорду?

— Не волнуйся, — успокаивающе сказал Пулика, — твой муж не попросил больше того, что я был готов ему предложить. Ну ладно, пойдем, а то мама будет ругаться.

— Ругаться?

— За то, что я так задержался. — Его черные глаза заблестели. — Сегодня мы устраиваем небольшое гуляние, чтобы развеселить тебя.

У Вивьен совсем не было настроения веселиться. Но она многим была обязана родителям, которые вырастили, воспитали ее, которые отдали ей всю любовь, что была в их сердцах.

Рейна бежала к ним навстречу, грозя указательным пальцем.

— Наконец-то появился, увалень. Где тебя так долго носило?

— Что я тебе говорил? — Пулика хитро посмотрел на Вивьен. — Я женился на сварливой женщине.

— А я вышла замуж за клоуна, — сказала в ответ Рейна, — который все время дразнится. — Они вместе засмеялись и крепко обнялись.

Брак ее родителей был просто идеален. Вивьен мечтала о такой любви, близости и преданности.

Рейна обернулась к Вивьен.

— Тебе нужно подыскать что-нибудь праздничное, Виви, — сказала она.

Она увидела, как Рейна несет белое платье, в котором она стала женой Майкла.

— Нет, — прошептала она, — только не это.

— Пожалуйста, надень, — не унималась Рейна, — порадуй мать. Ты в нем такая красивая. Может быть, ты вспомнишь, как счастлива ты была в тот день.

Вивьен не нужно было напоминать те счастливые часы.

И ее мать прекрасно это знала. Это было на нее не похоже, Рейна не была такой бесчувственной. Подозрительная мысль закралась в голову Вивьен. Какая могла быть причина для радостной улыбки матери или веселого настроения отца? Может быть, он говорил с… Майклом?

Нет. Не стоит зря надеяться.

Снаружи послышался лай собак. Вивьен посмотрела а мать, та держала наготове ее свадебное платье.

— Быстрее. — Глаза Рейны ободряюще сверкнули. — Не тяни время.

— В чем дело? Кто здесь? — заволновалась Вивьен.

— Надень это и поймешь. — Больше Рейна ничего не сказала.

Дрожащими руками Вивьен натянула платье. Она посмотрела в небольшое зеркало: глаза ее блестели, щеки зарделись.

Если бы она могла быть уверена…

Мать вывела Вивьен из кибитки. Было довольно темно, лишь несколько одиноких звезд мерцали на небе. Удивленная необычным зрелищем, Вивьен остановилась на ступеньке.

Весь табор собрался на краю лагеря у необычной повозки.

Кибитка была большая, прочная, малинового цвета, с золотыми колесами. Впереди, прислонившись к ней, стоял мужчина.

Майкл.

Их глаза встретились. Майкл смотрел прямо на нее через весь лагерь. Он был одет в тонкую белую рубашку и широкие штаны, что носили цыгане. На ногах у него были высокие, по колено, сапоги, а на талии был подвязан алый пояс. Не сводя глаз с Вивьен, Майкл направился прямо к ней.

Подойдя совсем близко, он голодными глазами стал изучать ее с ног до головы, и в этот момент Вивьен была рада, что надела белое свадебное платье.

Стоя чуть ниже на ступеньке, Майкл протянул ей руку.

— Моя леди, — сказал он, — я хочу тебе что-то показать.

Ей не следовало позволять этому наглецу снова очаровать ее. А Майкл, должно быть, знал, что мог сразить ее наповал нежными словами и сладкими речами. И возможно, был прав.

Не замечая его руки, Вивьен спустилась ниже.

— Что все это значит? — спросила она. — Где ты достал эту разноцветную кибитку?

— Я ее не достал. Я ее построил. С помощью твоего отца.

— Моего отца? — воскликнула Вивьен. — Но он все эти дни проводил в кузнице…

Замолчав, Вивьен огляделась и увидела отца, который весело улыбался, выставив напоказ белые зубы. Рейна стояла в дверях кибитки и тоже улыбалась. Они все были в сговоре.

— Пулика каждый день приходил в Эбби и руководил строительными работами. — Майкл серьезно и внимательно посмотрел на Вивьен. — Эту небольшую хитрость придумал я, а не он. Я хотел сделать тебе сюрприз.

Это получился больше чем просто сюрприз. Вивьен была удивлена, изумлена и заинтригована.

— Почему же ты одет, как один из нас?

— Ты скоро поймешь. — Майкл взял ее за руку и повел к повозке. — Сначала я хочу, чтобы ты посмотрела кибитку. Надеюсь, она тебе понравится.

Толпа расступилась. Были слышны возгласы восхищения и одобрения. Но Вивьен могла думать только о мужчине, идущем рядом с ней. О ее муже. Он провел ее вокруг кибитки, показывая все новшества и удобства: медные фонари, окна с витражами, удобное место для кучера с навесом на случай дождя.

Неужели Майкл выложил круглую сумму и все так распланировал ради нее? Слишком невероятно, чтобы поверить.

Как бы ей хотелось посмотреть, как там внутри, к тому же она сможет спросить его наедине, что все это значит.

— Майкл, — прошептала она дрожащим голосом, — мы пойдем внутрь?

— Нет, — последовал ответ. — Я хочу кое-что сказать, чтобы все слышали. Я вел себя как эгоистичный болван. Но если ты вернешься ко мне, мы раз в год сможем путешествовать вместе с твоей семьей. Вместе с Эми.

Вивьен вздрогнула. Казалось, что это был сон.

— Я думала, ты хочешь жить в Лондоне, — робко сказала она.

— Нет. Не хочу больше рисковать. И если ты согласна, мы сможем пожениться завтра в часовне Эбби-Стокфорд. Розочки уже все приготовили. — Майкл сделал глубокий вдох. — Брэнда я тоже пригласил.

Даже это он сделал для Вивьен. Потому что Брэнд был ее братом.

Пулика выступил вперед:

— В качестве приданого Майкл попросил лишь о том, чтобы мы проводили каждую зиму вместе с тобой, Виви.

Вивьен не могла произнести ни слова. Она лишь не отрываясь смотрела на Майкла, надежда все сильнее разгоралась в ее груди.

Майкл торопливо произнес:

— Пожалуйста, не отвергай меня, дорогая. Последние недели без тебя были просто адом. Я люблю тебя. Ты — огонь в моем сердце.

Ропот умиления пронесся по толпе, женщины вздыхали, жены тут же прильнули к мужьям. Пулика и Рейна улыбались и в ожидании смотрели на Вивьен.

— О, Майкл! Я тоже тебя люблю. — Забыв обо всем, Вивьен бросилась в объятия Майкла, чуть не уронив его на землю.

Слегка тронув ее губы своими, Майкл спросил:

— Значит ли это, что ты согласна?

— Да, Майкл! Конечно, да! Ну а сейчас можно посмотреть, что же там внутри кибитки?

Майкл улыбнулся, сверкнув зубами:

— Конечно. Пойдем.

Майкл широко открыл перед ней дверь повозки. Краем уха она слышала, как ее отец уводит слишком любопытных подальше.

59
{"b":"25206","o":1}