ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Быстро вернув папки на место, она закрыла ящик, обошла стол и едва успела усесться на стул и поправить юбку, как Эндрю Джеймисон открыл дверь.

Внимательно посмотрев на Кэсси, он направился прямо к ней. Джеймисон казался очень взволнованным, лицо его было напряжено, даже каштановые с проседью волосы были в необычном беспорядке. Кэсси вдруг подумала, что для него не является секретом, чем она занималась в его кабинете.

Сжав ее руку, с которой она так и не сняла перчатку, Джеймисон встревоженно спросил:

– Что-нибудь случилось, миледи? Он обидел вас? Вопрос удивил Кэсси.

– Сэмюел?

– А кто же еще? Если он позволил себе что-то...

– Нет-нет, он ничего не сделал. – Вспомнив его поцелуй, она все силы направила на то, чтобы не покраснеть. – Причина, по которой я пришла, совершенно не связана с моим мужем.

На кончике ее языка вертелся вопрос о взаимоотношениях Сэмюела и Ханны Давенпорт. Но, задав такой вопрос, она выдаст себя, и адвокат поймет, что она рылась в его бумагах. Эндрю Джеймисон был для Кэсси как отец, и она не хотела, чтобы он о ней плохо думал.

– Простите меня, – довольно сухо произнес он, отпуская ее руку, – я не мог представить себе, что еще какая-то причина могла привести вас сюда. Вы ведь знаете, что мистер Фирт уволил меня вчера.

Кусая губу, Кэсси кивнула. Она была так поглощена своими заботами, что совершенно забыла обо всем остальном. Джеймисон был преуспевающим адвокатом, но потеря такого богатого клиента, как Фирт, существенно уменьшала его доходы.

– Мне очень жаль, что Сэмюел поступил с вами так несправедливо. Но в этом я виновата. Вы советовали мне не переезжать в дом Стокфордов, но я все равно это сделала.

Лицо адвоката смягчилось.

– Моя дорогая, вы поступили по велению вашего сердца. Если я и возражал против переезда, то только заботясь о вашем благополучии. Ведь мистер Фирт нанял целый штат слуг, чтобы удовлетворять все ваши желания.

– Мне не надо, чтобы меня баловали, – резко сказала Кэсси, – я никогда этого не хотела.

– Вы уже достаточно взрослая, чтобы быть независимой, – сказал Джеймисон. Доброжелательная улыбка озарила его благородное лицо. В темно-сером сюртуке и черных брюках он выглядел рафинированным пожилым джентльменом. Снова став серьезным, Джеймисон внимательно взглянул на Кэсси: – Вы вернетесь в его дом?

Ей безумно хотелось рассказать ему обо всех страхах и сомнениях, которые мучили ее, попросить его совета и последовать ему. Но она не решилась, считая, что пришло время самой распоряжаться своей жизнью. Кроме того, она не могла признаться в том, что Сэмюел привлекает ее. Это было сугубо личным, чем не следовало делиться ни с кем.

– Сэмюел на некоторое время переехал в городской дом Стокфордов, – сказала она, – он обещал подписать договор о раздельном проживании после того, как я введу его в общество.

Помрачнев, мистер Джеймисон наклонился к ней:

– Вы не должны ему верить, миледи. Мне он сказал, что не собирается вас отпускать.

Новость поразила Кэсси, хотя ей и приходило это в голову. Однако она надеялась, что у Ханны Давенпорт есть информация, которую Кэсси сможет использовать против мужа.

– Мой муж далеко не простой человек, – проговорила она, стараясь сохранить легкомысленный тон, – но я думаю найти средства, которые заставят его подписать договор.

– Каким образом? Воспитанная в привилегированных тепличных условиях молодая женщина, такая как вы, не сможет бороться с выросшим на улице и закаленным ею человеком. – Джеймисон провел рукой по своей шевелюре, пытаясь скрыть необычное для него волнение. – Вам не следовало выходить замуж за мистера Фирта. Если бы вы со мной посоветовались, я бы не допустил этого.

Его стремление оградить ее от неприятностей растрогало Кэсси. Но изменить прошлое было невозможно, в лучшем случае она лишь сумеет повлиять на будущее. Благодарно улыбнувшись Джеймисону, она сказала:

– Я высоко ценю все, что вы сделали для меня, и хотела бы попросить вас еще об одном одолжении.

– Все, что смогу, миледи.

– Речь идет не обо мне, а о моем ближайшем друге. – Кэсси рассказала ему о планах Нормана Вудраффа оспорить договор об отдельном проживании Флоры, не упоминая, правда, о наглых предложениях Чарлза Вудраффа.

К ее радости, мистер Джеймисон разозлился так же, как и она.

– Скажите миссис Вудрафф, чтобы она не беспокоилась, я имел дело и не с такими негодяями. Я напишу ее мужу и изложу все последствия лжесвидетельства. Думаю, мне удастся нарисовать такую жуткую картину, что он сразу откажется от своего плана.

Часть груза свалилась у Кэсси с плеч. Если бы только ей удалось так же легко справиться со своим мужем!

Когда наемная карета остановилась около издательства на Албемарль-стрит, мистер Куиннелл стоял у дверей и, наклонившись, запирал замок. Это был человек невысокого роста, с щетинистыми усами и такими же щетинистыми волосами, торчащими из-под шляпы. Под мышкой он держал зонтик.

Заметив Кэсси, он поспешил приветствовать ее, когда она вышла из кареты.

– О, миледи! – Он преувеличенно радостно взмахнул зонтиком. – Мне очень приятно снова увидеть моего любимого автора.

Кэсси испуганно взглянула на кучера в карете. Но старый неулыбчивый мужчина был поглощен вытаскиванием пробки из фляги. На всякий случай Кэсси отвела издателя подальше от кареты.

– Вы не должны говорить этого при людях, – предостерегающим шепотом проговорила она, подозрительно осматривая пустую улицу, – кто-нибудь может услышать.

Моментально раскаявшись, мастер Куиннелл прижал палец к губам:

– Примите мои искренние извинения. Если кто-нибудь меня спросит, я скажу, что ничего не знаю о леди Вандерли.

– Мой псевдоним «миссис Вандерли».

– Теперь это звучит как «леди Вандерли». Надеюсь, вы не будете возражать. Мы сможем продать значительно больше экземпляров книги «Черный лебедь», если читатели будут знать, что автором является настоящая леди.

Кэсси похолодела.

– Я категорически возражаю. Книга должна выйти под псевдонимом, о котором мы с вами договорились раньше.

С виноватым видом издатель опустил голову.

– Возможно, сейчас уже поздно менять имя автора.

– Возможно? – почувствовав, что в горле у нее пересохло, еле слышно переспросила Кэсси.

– Боюсь, что это так. Обложку напечатали еще вчера. Но я вас уверяю, вам понравится. Мы использовали тонкую кожу бордового цвета, а имя автора и название книги золотыми буквами оттиснуто на корешке.

– А текст? – с тревогой спросила Кэсси. – Я должна внести некоторые изменения.

– Изменения? – не менее испуганно переспросил мистер Куиннелл. Вид у него был такой, как будто ему предложили сжечь редкое издание Библии. – Но почему? Роман прекрасно написан. Дамы будут читать его не отрываясь.

В любое другое время такая похвала обрадовала бы Кэсси. Но сейчас она могла думать только о Персивале Грэндиче и о его безусловном сходстве с Сэмюелом.

– И все-таки, – твердо проговорила Кэсси, – я должна внести некоторые изменений. Это небольшие детали, но они не дают мне спокойно спать.

– Ну что вам сказать? Я думаю, это невозможно. Дело в том, что, пока мы с вами разговариваем, текст уже печатается. Я как раз собираюсь заехать в типографию и узнать, как идут дела.

Кэсси закрыла глаза, молясь про себя, чтобы, когда она их откроет, весь этот кошмар исчез. Но еще один взгляд на приветливое лицо мистера Куиннелла убедил ее в реальности происходящего. У нее оставалась последняя надежда.

– Но изменения все-таки можно внести. Нужно остановить печатание. Я оплачу все убытки. – Кэсси понятия не имела, откуда возьмет деньги, но отложила решение этой проблемы на потом.

– Как вы не понимаете? – как будто даже оскорбившись, произнес издатель. – Сейчас поздно что-то исправлять. Книга уже в наборе.

– Но как же так? – прошептала она. – Ведь должен же быть какой-нибудь способ...

– Ну-ну, не надо нервничать, вполне естественно, что вас беспокоит, как публика примет вашу первую книгу.

22
{"b":"25207","o":1}