ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Галантно взяв Кэсси под руку, он проводил ее до кареты.

– Пожалуйста, не сомневайтесь. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы «Черный лебедь» имел оглушительный успех. Голову даю на отсечение, все будет в порядке.

Кэсси очень бы хотелось разделить его оптимизм.

– Когда книга поступит в продажу? – слабым голосом спросила она.

– Думаю, не позже чем через две недели, – поклонился ей мистер Куиннелл. – Разве не разумно было с моей стороны предвидеть, что, если мы поторопимся с подготовкой, книга выйдет как раз в начале зимнего сезона. Только подумайте, насколько больше экземпляров мы сумеем продать!

Глава 11

ЛЕПЕСТКИ РОЗ

Вода окружала меня как ледяной саван. Я погружалась все глубже и глубже в предательскую пучину. Шок, вызванный моим отчаянным поступком, грозил лишить меня рассудка. Но я старалась думать только о том, что надо добраться до мистера Монтклифа и предупредить его об опасной ловушке, которую приготовил для него капитан Грэндич.

«Черный лебедь»

В сером сумраке ранней лондонской весны Сэмюел мерил шагами гостиную в городском доме Стокфордов. Только что слуга зажег свечи, и мрак в комнатах отступил. Но Кэсси, которая ушла сразу после ленча, до сих пор не вернулась.

Ее отсутствие волновало Сэмюела не только потому, что ему не терпелось продолжить свою игру. Он беспокоился о ее безопасности. С наступлением темноты Лондон был полон бродяг, воров и бандитов. И, что еще хуже, его упрямая жена не воспользовалась каретой, которую он ей предоставил. Она предпочитала ходить пешком или ездить в наемной карете. А это означало, что она была совершенно одна, даже без грума или своего кучера, которые могли бы при необходимости ее защитить.

Какое безрассудство!

Сэмюел посмотрел из окна гостиной на улицу. Деревья и кустарники на площади скрывал туман. Кое-где в окнах соседних домов горели лампы. На улице, вымощенной булыжником, было очень мало пешеходов и карет.

Куда Кэсси собиралась сегодня пойти? В библиотеку Гемптон-Лендинг. Ей предстояло выбрать там книги, которые следовало купить для читателей. Это была еще одна грань независимой жизни, которую Кэсси для себя выбрала. Сэмюел мог только восхищаться ею, ее способностью заниматься полезной деятельностью. Но только если бы она при этом не подвергала свою жизнь опасности, оставаясь на улице после наступления темноты!

Беспокойство не покидало Сэмюела. После ужасного инцидента в порту он ощущал потребность все время защищать Кэсси. Проведение проверки был весьма скучным занятием, и он пораньше ушел со склада, предвкушая встречу со своей молодой женой. Когда же выяснилось, что она вовсе не ждет его дома, это оказалось для него просто ударом.

Неужели Кэсси так высоко ценила свою независимость, что игнорировала опасности, подстерегавшие в большом городе одинокую женщину? Следовало положить этому конец.

Сэмюел резко отвернулся от окна. Не привыкший беспокоиться о ком-нибудь, кроме самого себя, он подошел к горке и налил себе бренди. Наслаждаясь обжигающим напитком, он осматривал гостиную. Малиновая с золотом обивка напоминала о стиле прошлого века, все выглядело элегантно, но старомодно.

Среди акварельных пейзажей на стенах его внимание привлекло несколько детских портретов. Сэмюел подошел ближе, чтобы лучше их рассмотреть. Это были четверо из пяти детей Майкла – все, за исключением новорожденного малыша. Дети были очень красивые, что без всякого удовольствия отметил Сэмюел. Иначе и быть не могло у благородного Майкла Кеньона.

Гримаса исказила лицо Сэмюела, когда он подумал о старшем брате. Майкл, когда бывал в Лондоне, всегда останавливался здесь. Домом этим владели три поколения Кеньонов, и вместе с титулом маркиза он достался Майклу по наследству от его отца.

Отца Сэмюела. Человека, который никогда не признавал своего незаконнорожденного сына. Человека, который покинул свою любовницу, узнав о ее беременности.

Лицо Сэмюела окаменело. Джордж Кеньон ступал по этому полу, сидел на этих позолоченных стульях, грелся у этого мраморного камина! Если бы он узнал, что его незаконный сын живет в этом доме, пусть даже временно, он перевернулся бы в гробу.

Сэмюел почувствовал злое удовлетворение от этих мыслей. Но он не мог избавиться от чувства, что он в этом доме чужой. Где-то в глубине души он ощущал себя бедным мальчиком, прижавшим нос к витрине богатого кондитерского магазина.

Черт с ними! Он накопил значительно больше богатства, чем многие аристократы с их наследствами и чувством превосходства. Его собственный дом намного лучше, чем этот. Он создаст свою династию, которая сможет соперничать с династией Кеньонов. В жилах его детей будет течь кровь королей и герцогов.

Как только ему удастся соблазнить свою жену. Какого черта она не возвращается? Если с ней что-нибудь случится, все его планы рухнут.

Сэмюел с шумом поставил стакан на столик и быстро направился к входной двери, его шаги по мраморному полу эхом отдавались в пустой комнате. Пламя нескольких свечей заколебалось. Но он не обращал никакого внимания на окружающую обстановку. Он больше не мог ждать, он должен действовать.

В этот момент Сэмюел увидел, как слуга открыл входную дверь. Услышал, как женский спокойный голос произнес приветствие. Источник всех волнений Сэмюела торопливо входил в дом. Кэсси не заметила его, внимание ее было сосредоточено на перчатке, которую она с трудом стягивала с руки. При свечах лицо ее напоминало камею. Соломенная шляпка с голубыми ленточками подчеркивала ее свежесть, а под ротондой угадывалась красивая фигура. Кэсси хмурилась, как будто что-то тревожило ее.

Испытав облегчение, Сэмюел направился прямо к ней. Волнение уступило место злости.

– Вы пришли очень поздно.

Прищурившись, Кэсси посмотрела на него, потом опустила взгляд на свои руки, продолжая снимать перчатки.

– Добрый вечер, – проговорила она не без сарказма, – я и не знала, что мы установили расписание.

Взяв Кэсси за руку, Сэмюел отвел ее подальше от слуг в гостиную. Угрюмо наблюдая за тем, как она засовывает перчатки в ридикюль, он осуждающим тоном произнес:

– Вы уехали без кучера. Вам не следует так поступать, особенно после наступления темноты. – Мысленным взором он представил себе, как она сталкивается с бандитами на улице. – Вам это ясно?

Кэсси резко выпрямилась.

– Мы договорились, что вы не будете вмешиваться в мою повседневную жизнь.

– Буду, если пойму, что вы подвергаете себя опасности. В вашем распоряжении находится карета, и я надеюсь, что вы не станете забывать об этом.

– Еще одно из ваших условий? Извините меня, я слишком устала, чтобы спорить. У меня был трудный день, и я хочу пожелать вам спокойной ночи.

Сэмюел мгновенно преградил ей путь. И тут же понял свою ошибку. Губы Кэсси сжались в тонкую, почти невидимую линию. Голубые глаза сверкали от возмущения. Она опять стала чопорной дамой, весь ее вид как бы говорил: «Не смей прикасаться ко мне», – а ему в это время хотелось, чтобы она растаяла в его объятиях.

Сэмюел понизил голос и почти шепотом проговорил:

– Согласно нашему уговору мы должны проводить вечера вместе. Обед подадут через полчаса.

– Я буду обедать у себя.

– Тогда я присоединюсь к вам. Это может оказаться весьма пикантным – принимать пищу в спальне.

Щеки Кэсси порозовели. Во взгляде широко раскрытых глаз было изумление. «И желание», – с удовлетворением отметил Сэмюел. Губы ее чуть приоткрылись, словно в предвкушении поцелуя.

Затем она резко подняла подбородок, как и подобало дочери герцога.

– Я нахожу ваши последние слова оскорбительными, – заметила она самым холодным тоном, – и поскольку вы не оставляете мне выбора, я спущусь к обеду в назначенное время.

И прошла мимо него по направлению к лестнице.

Стоя в дверях гостиной, Сэмюел наблюдал, как Кэсси поднималась по лестнице. Ни разу она не споткнулась, ни разу не оглянулась. Она словно забыла о его существовании.

23
{"b":"25207","o":1}