ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Что вы здесь делаете? – удивленно и строго спросил Сэмюел. Полумрак склада не давал возможности рассмотреть мужчину, стоявшего в тени. Аромат кофе и пряностей витал в воздухе. Корабль из Бразилии прибыл за день до этого, и команда рабочих уложила большую часть груза у дальней стены склада. Мужчина стоял в тени одного из больших мешков. Что-то подозрительное в его поведении привлекло внимание Сэмюела, когда он обсуждал результаты проверки с главным бухгалтером. Он прервал Гектора Баббаджа на середине фразы и направился прямо к незнакомцу.

Нет, он не был незнакомцем. С чувством облегчения Сэмюел узнал вьющиеся рыжеватые волосы и плотную фигуру Эллиса Макдермота. Ирландец поспешил ему навстречу.

– Привет, Фирт, рад застать вас здесь. Сэмюел пожал протянутую руку.

– Черт возьми, что вы делаете на моем складе?

– В вашей конторе мне сказали, что вы в порту. Я пришел узнать, подписали ли вы наш контракт. У меня на фабрике раньше срока приготовили партию твида, и я хотел бы отослать его в Бельгию.

– Контракт лежит у меня на столе, но я еще не смотрел его.

Мысли Сэмюела приняли совсем другое направление. Он положил руку на плечо Макдермота и отвел его в сторону, где никто не мог их услышать.

– В тот вечер в театре...

– Неплохая шутка, не правда ли? – усмехнулся Мак-дермот. – Не узнать собственную жену!

Шутка? Знай Сэмюел это в тот момент, он был бы взбешен. Теперь же, когда обстоятельства изменились к лучшему, он мог выразить только досаду.

– Хорошо бы вы предупредили меня. Макдермот опустил голову, хотя в его карих глазах блестели хитрые искорки.

– Слишком многообещающей была ситуация. Надеюсь, леди лучше приняла вас дома?

У Сэмюела не было ни малейшего намерения делиться интимными подробностями ни с Макдермотом, ни с кем-либо другим. Кэсси принадлежала только ему. Никому не надо было знать, что он до сих пор не осуществил свои супружеские права.

– Мы разрешили все наши разногласия. В конце следующей недели мы будем присутствовать на балу у герцога Нэнвича.

– У Нэнвича? Вы сразу попадаете в высший свет. Только самые избранные бывают на этом балу.

Сэмюела удивила нотка зависти, прозвучавшая в словах Макдермота. Ирландец общался с аристократами, был принят в обществе, но, возможно, не получил приглашения на этот бал. Чувствуя неловкость, Сэмюел с виноватым видом сказал:

– Сожалею, что еще не подписал ваш контракт. Сейчас я предупрежу Баббаджа, и мы с вами отправимся в контору.

Кэсси широко раскрытыми глазами смотрела на вошедшего в комнату. Она приготовилась использовать все свое обаяние для обольщения любого здешнего сотрудника, однако перед ней стоял тощий подросток лет двенадцати.

Его льняная рубашка и коричневые бриджи были абсолютно новыми, лицо вымыто, хотя шея и уши оставались грязными, как будто он не подумал, что и их тоже надо помыть. Странная шапочка без козырька сидела на большой копне темных волос. В грязных руках он сжимал веник. Удивление на его лице быстро сменилось свойственной уличным мальчишкам подозрительностью.

– Эй, – закричал он, – не ройтесь в столе у хозяина! Стараясь сохранить на лице улыбку, Кэсси украдкой сунула обнаруженную пачку бумаг в свой ридикюль. Она закрыла ящик и поднялась, стараясь произвести хорошее впечатление на мальчика.

– Я жена мистера Фирта, леди Кассандра. А как тебя зовут?

Сердито взглянув на нее, он недовольно пробурчал:

– Мик. А хозяина не будет целый день.

– Он обещал мне, что вернется, – сказал Кэсси, повторив вымышленную историю о знакомстве с местом работы мужа. – Не могу понять, что его задержало.

Но Мнк явно не поверил ей.

– Вы рылись у него в столе и что-то украли.

– Мне нужна была бумага, чтобы написать записку моему мужу, – на ходу импровизировала Кэсси. – Я собиралась уйти, но не хотела, чтобы он думал, будто я не приезжала.

– А откуда я знаю, что вы не обманываете меня?

Его нахальная манера поведения развлекала Кэсси значительно больше, чем следовало бы, учитывая сложившиеся обстоятельства.

– Я думаю, тебе придется поверить мне на слово.

– Так сказал бы любой вор. – Мальчишка осмотрел ее с ног до головы. – Только я никогда не видел такой красивой, как вы.

– Джентльмен не стал бы так непочтительно разговаривать с дамой. – Она посмотрела на его веник. – Если ты пришел убирать, я бы попросила тебя сделать это попозже.

– Нет, – заявил он уверенным тоном, – я буду делать то, что мне положено. – И начал подметать пол, не переставая бросать взгляды на Кэсси.

Его явное недоверие мешало ей. Как она могла что-то искать под этим испытующим взглядом?

Возможно, ей удастся перехитрить его. Чтобы подтвердить свой вымысел, ей надо сесть писать записку. Кэсси поудобнее уселась в кресле, поправила юбку, затем вытащила лист бумаги из ящика. Выбрала ручку, которая ей понравилась, и начала неторопливо оттачивать перо специальным ножичком. Открыв серебряную чернильницу и обмакнув в нее перо, Кэсси замерла, держа ручку над бумагой и как бы раздумывая, с чего начать записку. Все это время она не забывала о ридикюле, в котором лежали похищенные письма.

И все это время чувствовала, что Мик наблюдает за ней.

Она начала писать какую-то ерунду об улучшении условий труда служащих Сэмюела. Вполне возможно, что Мик неграмотен и не сможет прочитать то, что она пишет, если окажется поблизости. Если же ей придется уйти и Сэмюел обнаружит записку, скорее всего он подумает, что эту бумагу написал кто-то из его сотрудников.

Кэсси заметила, что Мик тоже только делает вид, что убирается.

– Я думаю, что этот угол уже чистый, – сказала она, – ты подметаешь его уже целых пять минут.

Мик подошел ближе к окну и энергично заработал веником.

– Если все не будет как с иголочки, хозяин выгонит меня. Он всю душу из меня вытрясет.

Услышав это, Кэсси добавила некоторые демократические требования к тому, что она писала.

– Неужели мистер Фирт такой строгий, что уволит тебя, если заметит где-то пыль?

– Конечно. А я должен держаться этой работы. Хозяин платит мне шиллинг в неделю. – Мик остановился, потом добавил задумчиво: – Правда, он заплатил мне гораздо больше за то, что я спас его от страшного убийцы.

В записях Кэсси появилось требование повышения зарплаты.

– Так ты, оказывается, спас ему жизнь? – спросила она, восхищаясь его изобретательностью. – Да еще и от страшного убийцы. А как это произошло?

– Это было в порту. Убийца отпустил цепь на подъемнике, и бочонок с ромом покатился прямо на хозяина. – Сделав паузу, Мик с большим удовольствием закончил: – Это я оттолкнул его с дороги, именно я.

– И удалось тебе обезвредить несостоявшегося убийцу?

– Без... чего? – не понял мальчик.

– Поймать его, – объяснила Кэсси. – Ты сумел поймать его и отвести в полицию?

– Нет, он, конечно, удрал. Но хозяин был так благодарен мне, что дал эту работу. Убирать и выносить мусор с шести до шести, шесть дней в неделю.

К своему списку Кэсси добавила уменьшение продолжительности рабочего дня и возражения против использования детского труда.

– И давно ты тут работаешь? – спросила она, надеясь поймать мальчишку на лжи, поскольку Сэмюел вернулся в Англию только пять дней назад.

– Сегодня только второй день, – ответил Мик, энергично орудуя веником под столом, – но я собираюсь сберечь эти деньги и когда-нибудь открою свой паб. Именно так – скапливая деньги – хозяин стал богатым. Он мне сам рассказывал.

Кэсси все еще не решила, насколько можно доверять мальчишке. Правда ли, что Сэмюел помог мальчику? Но ведь помог же он Ханне Давенпорт.

– А разве тебе не хотелось бы вместо этого играть с друзьями?

– С ними! – презрительно протянул Мик. – Да они почти все воры и хулиганы. А я хочу чего-нибудь добиться. Хозяин сказал, что очень важно иметь чест... често... – Он остановился, почесал голову под шапкой, потом с гордостью произнес: – Честолюбие!

– Это очень хороший совет, и с твоей стороны весьма разумно следовать ему. А твои родные? Они не возражают, что ты работаешь целый день?

31
{"b":"25207","o":1}