ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Если вы надеетесь соблазнить меня, то вы просто сошли с ума.

– Я схожу с ума от вас, моя дорогая, только от вас. Мелодраматическая фраза была достойна ее романов, однако сердце ее забилось сильнее. Она отдавала себе отчет в том, что они совершенно одни, заперты в этой спальне, предназначенной специально для того, чтобы соблазнить ее. Как восхитительно было бы предаться тому влечению, которое она ощущала... и как неблагоразумно!

– А как насчет того, чего хочу я? – требовательно спросила она. – Вы забыли про договор о раздельном проживании?

– Мы заключили соглашение, и я намерен его выполнять. А что касается ваших желаний, – Сэмюел развязал тесемки на ее шляпке, снял ее и бросил на кресло, – я готов выполнить любое из них.

Его слова буквально загипнотизировали ее. Когда он провел пальцами по ее волосам, несколько шпилек упало на пол и золотистые локоны рассыпались по плечам. Сэмюел нагнулся, вдыхая аромат волос, как дикий зверь, обнюхивающий свою подругу.

Кэсси говорила себе, что должна остановить его, но движение его пальцев завораживало. Ей следовало отодвинуться, избавиться от искушения, но она этого не делала. Сэмюел целовал ее брови, щеки, и делал это так искусно, что можно было не сомневаться в том, что у него богатый опыт. И вероятно, приобретался он в течение тех самых четырех лет, когда Сэмюел и не вспоминал ни о своих клятвах у алтаря, ни об оставленной девочке-жене.

Это не должно было бы возмущать Кэсси, она должна была бы спокойно воспринимать то, что он удовлетворял свою страсть с другими женщинами. Но она сердито оттолкнула его руки.

– Прекратите! Это не входит в наше соглашение.

– Напрасно. Я подпишу соглашение только через два месяца. Подумайте о том, сколько удовольствия мы могли бы получить за это время.

Подумать? Проблема состояла в том, что Кэсси совершенно не могла думать. Руки Сэмюела опустились ниже, расстегивая пуговицы на ее ротонде.

– Кроме того, – продолжал он, – мы слишком долго ждали нашей первой брачной ночи.

Она резко отодвинулась, отгородившись креслом. Это было не отступление, а разумный шаг.

– У нас была брачная ночь.

У него хватило наглости усмехнуться:

– Тогда почему вы до сих пор сохранили невинность? Кэсси вспыхнула:

– Если бы вы не взяли в жены ребенка...

– Мы бы давно осуществили наш брак. У нас хватило бы здравого смысла, чтобы оказаться в постели.

Отказавшись от здравого смысла, Кэсси посмотрела на большую кровать с шелковыми оборками, большими белыми подушками и гостеприимно отвернутым толстым покрывалом. Перспектива оказаться в этой постели вместе с Сэмюелом заставила ее вздрогнуть. Ее слишком богатое воображение мешало ей рассуждать.

Воспользовавшись тем, что Кэсси отвлеклась, Сэмюел опять обнял ее и прижал к груди. Он завладел ею целиком, не оставив пространства, где она могла бы собрать исчезающие мысли. Глаза Кэсси закрылись сами собой... Но тут она почувствовала его руки у себя под ротондой.

Кэсси сердито оттолкнула его.

– Прекратите сейчас же. Я хочу вернуться домой.

На лице Сэмюела была понимающая усмешка, как будто он читал ее мысли.

– Неправда, не хотите.

Черт, конечно, он прав. Решимость Кэсси куда-то исчезла. В то же время она сознавала, что не должна доверять Сэмюелу, только не могла вспомнить, в чем была причина.

– Сэмюел, пожалуйста, мы не должны...

– Доверьтесь мне, – бормотал он, опять угадывая ее мысли, – я точно знаю, что мы должны делать. Это было предрешено с того момента, когда я увидел вас в театре.

Его сверкающие синие глаза поймали ее взгляд за секунду до того, как он ее поцеловал. Долгим, возбуждающим, умелым поцелуем, который окончательно сломил ее сопротивление и заставил задрожать с головы до ног. Так совпало, что она желает его и телом и душой. Своего мужа. Сэмюел прав: она больше не в силах бороться с неизбежным.

Кэсси поднялась на цыпочки и обвила руками его шею. Поняв, что она наконец сдалась, Сэмюел еще крепче прижал ее к себе, его поцелуй стал более требовательным. Она щедро отвечала на его ласки, с радостью вдыхая аромат кожи и пряностей, присущий Сэмюелу.

Прохладный воздух овеял ее спину; каким-то образом Сэмюелу удалось справиться с длинным рядом пуговиц, и он сдвинул ее платье с плеч. Кэсси чуть повернулась, и платье плавно сползло к ее ногам. Все это время она не переставала целовать Сэмюела, и желание ее все возрастало.

Вытаскивая его рубашку из бриджей, она провела рукой по гладким мускулам его спины и услышала глубокий низкий стон.

– Кэсси, – произнес Сэмюел таким тоном, как будто не мог до конца поверить, что это действительно была она. Они опять целовались, с ненасытной страстью, и она почувствовала, как он освободил ее от корсета, этой клетки из льна и китового уса. На ней оставались только сорочка и чулки, но она не чувствовала смущения.

Он погладил руками ее грудь, затем поцеловал в шею, отогнув край сорочки. Кэсси таяла в его руках. Погрузив пальцы в его темные волосы, она внимательно смотрела на него. И никак не могла понять, почему так долго отталкивала его. Ей казалось, что ничто больше не имеет значения, кроме их близости.

Ослабевшую, едва держащуюся на ногах, Сэмюел подвел Кэсси к кровати, не переставая целовать. Он снял с нее сорочку, оставив только чулки и подвязки.

– Ложись, – сказал он мягко.

Кэсси послушно опустилась на прохладные простыни, однако когда она попыталась укрыться, он остановил ее:

– Дай мне посмотреть на тебя.

Снимая рубашку и расстегивая бриджи, Сэмюел не отрываясь смотрел на Кэсси, его внимательный взгляд смущал ее, но не настолько, чтобы она перестала наблюдать за ним. Боже, он выглядел потрясающе!

Держа руки на поясе бриджей, он вопросительно взглянул на нее и спросил:

– Не боишься?

Кэсси знала, почему он задал этот вопрос. Четыре года назад, в их первую брачную ночь, когда он снял халат, она в ужасе закричала. Когда попытался дотронуться до нее, она задрожала. Когда Сэмюел понял степень ее неведения и объяснил, что он собирается делать, она зарыдала.

Теперь она отрицательно покачала головой и сказала:

– Я хочу этого. Хочу тебя.

И почувствовала невероятное облегчение, произнеся вслух те слова, которые она всеми силами старалась заглушить в себе.

Сэмюел улыбнулся ей. Затем снял бриджи, отбросил их ногой и повернулся к столику у кровати. Кэсси была восхищена его мужской красотой. И все-таки чувство страха не покидало ее.

Она еще имела возможность отказаться. Он не заставлял ее в ту ночь, не стал бы заставлять и сегодня. Если она передумает, он будет уговаривать ее и убеждать, но в конце концов согласится с ее желанием. Кэсси уже не сомневалась, что Сэмюел мог быть не только безжалостным, но добрым и щедрым, но об этих его качествах мало кто знал.

Он сел на кровать, матрас прогнулся под его тяжестью. Взгляд его не отрывался от Кэсси. Смущенная, она прикрылась руками, но Сэмюел отвел ее руки.

– Ты прекрасна.

– Нет, я не... – Она не договорила того, что было у нее на кончике языка, а добавила: – Не привыкла к такому.

– Ты хотела сказать, что не настолько красива, – понимающе глядя на нее, сказал Сэмюел.

– Но ведь это так.

Кэсси была робким и неуклюжим ребенком. Даже сейчас, глядя в зеркало, она не видела в себе очарования своем матери.

– Герцогиня была удивительно обаятельной, мужчин просто притягивало к ней.

– К тебе тоже притягивает мужчин. – Сэмюел засмеялся, обнажив ряд белых зубов. – Может быть, ты этого не замечаешь, но я-то вижу очень хорошо.

Кэсси недоверчиво улыбнулась:

– Ты имеешь в виду Уолта? Он, Берти и Филипп просто входят в нашу литературную группу, вот и все.

Она вспомнила о двух письмах своего поклонника, но ей не хотелось сейчас думать о том, кто бькэто мог быть.

– Не забудь еще Джеймисоиа и Макдермота. Оба они восхищаются тобой, – Сэмюел положил руку ей на живот; рука была горячей и тяжелой, – но никто из них никогда не получит тебя.

38
{"b":"25207","o":1}