ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кэсси волновало его чувство собственника по отношению к ней, хотя разум ее восставал против этого. Неужели он ревновал ее ко всем друзьям? Разве он не знал, что она, в отличие от него, была верна своей брачной клятве?

В руках у Сэмюела оказался небольшой флакончик. Он вылил немного жидкости на ладонь и поставил флакон снова на столик. Когда он растирал жидкость ладонями, Кэсси почувствовала запах мускуса и роз.

– Что это? – удивленно спросила она.

– Масло. Чтобы ты успокоилась.

– Но я не...

Он начал втирать масло в одну, потом в другую ее руку, начав с кончиков пальцев и перемещаясь вверх. Кэсси чувствовала себя размякшей, как тряпичная кукла. Никогда она не думала, что прикосновение к рукам может быть таким эротичным. Когда Сэмюел достиг ее груди, она вообще перестала соображать. Его руки, скользкие от масла, перемещаясь по ее коже, касались самых чувствительных мест и вызывали жар у нее внутри.

Лежа с закрытыми глазами, она услышала свой собственный стон. А руки Сэмюела продолжали двигаться. Кэсси развела ноги, чего никогда бы не сделала, если бы сохраняла контроль над собой.

– Пожалуйста... – взмолилась она.

– Еще рано.

Наклонив голову, Сэмюел целовал ее тело. Потом развязал подвязки, осторожно снял чулки и продолжал массировать ноги. Кэсси казалось, что она умирает, и она опять взмолилась:

– Сэмюел!

– Да, я знаю. – Голос его был одновременно и успокаивающим и напряженным.

Он лег на кровать, такой большой и сильный рядом с ней. И внимательно, как будто изучая, посмотрел ей в глаза, когда пальцы его оказались в ее самом интимном месте. Он двигал ими осторожно, потом, услышав ее радостный возглас, стал более энергичным. Кэсси пыталась лежать спокойно, но тело ее требовало другого.

Когда Сэмюел убрал руку, она застонала в отчаянии, и он накрыл ее своим телом. Он был такой огромный, что она испугалась.

– Я не могу...

– Можешь.

Он двигался медленно и осторожно, восхищенно глядя па нее. От боли, смешанной с наслаждением, Кэсси задыхалась. И вдруг произошло чудо – все неприятные ощущения превратились в сплошное блаженство.

Сэмюел приник к ее уху и с восторгом и благоговением произнес ее имя:

– Кэсси!

Звук его голоса вызвал ответную реакцию там, где они были соединены. Она изогнула бедра, уловила его ритм, и они двигались вместе, как единое целое. Он продолжал бормотать какие-то нежные, ласковые слова, и она чувствовала неописуемое желание чего-то неизвестного. Ощущения оказались настолько сильными, что Кэсси едва не потеряла сознание.

Когда она пришла в себя, Сэмюел оставался в том же положении, грудь его тяжело вздымалась, а в глазах было выражение, похожее на... триумф.

Он снова и снова поцеловал ее, его движения завораживали Кэсси, а сам он продолжал равномерно двигаться, шея его была напряжена, голова откинута назад, изредка он стонал от восторга. Не меньшее наслаждение испытывала и Кэсси. Теперь ей было очень приятно ощущать на себе его тяжелое, успокоенное тело, которое вдавливало ее в матрас. Ей нравились его нежные полусонные поцелуи. Нравились его аромат, его улыбка, его энергия. Она... любила Сэмюела!

Нет, это невозможно. Кэсси пыталась убедить себя, что только новизна ощущений заставила ее почувствовать такую нежность к нему. Они просто осуществили свои брачные отношения, и ничего больше.

Однако теплое чувство не проходило. Их интимные отношения позволили ей лучше понять себя, понять причину, которая вызывала ее сопротивление. Она просто боялась полюбить его.

Сейчас ей казалось, что она всегда любила его. Робкая пятнадцатилетняя девочка, Кэсси приняла свою помолвку потому, что ей нравилось мечтать о герое, которого она хотела видеть в Сэмюеле. Теперь она была очарована его сложной натурой, его неожиданной для нее добротой, его остроумием и упорством. Она любила его, несмотря на недостатки и грехи. Даже несмотря на его ненависть к Кеньонам.

Эта мысль потрясла Кэсси. Как она могла себе это позволить?

Сэмюел, вероятно, почувствовал ее напряжение. Он приподнял голову, изучая ее лицо. Улыбка смягчила его жесткие черты. Нежно проведя пальцем по ее губам, он произнес:

– Никаких сожалений!

Это был приказ – как всегда, он хотел командовать ею. Сэмюел предположил, что она жалеет о произошедшем. Но он ошибался.

Он нагнулся и очень нежно ее поцеловал. Поцелуй казался таким искренним... Но Кэсси не могла окончательно поверить Сэмюелу. Пока им управляли ненависть и желание реванша, он не мог по-настоящему полюбить ее.

Но она ведь и не хотела, чтобы он любил ее! Она хотела только получить его подпись на договоре о раздельном проживании. Однако так ли было в действительности?

– Не шевелись, – попросил Сэмюел, погладив ее по щеке.

Потом повернулся и встал с кровати. Кэсси приподнялась на локте, наблюдая за его перемещениями по комнате. Ей хотелось знать, будут ли они еще заниматься любовью и как скоро. Она уже тосковала по нему...

И тут Кэсси увидела, как Сэмюел, подойдя к камину, дернул за шнурок, свисавший с потолка. Шнурок от звонка.

Она тут же села в кровати, натянув до подбородка одеяло.

– Что ты делаешь?

– Заказал обед, – ответил он небрежно, возвращаясь к кровати, – потом, если захочешь, сможешь принять ванну.

– Ты нанял слуг? – Вопрос не требовал ответа – кто еще мог зажечь свечи и затопить камин?

Кэсси сбросила одеяло и потянулась за сорочкой, которая, скомканная, лежала на ковре рядом с кроватью. Встряхнув, она быстро натянула ее через голову. Затем схватила один чулок и глазами поискала второй.

– Ищешь вот это? – Сэмюел держал на вытянутой руке длинную шелковую змейку. Он отвел руку, когда Кэсси собралась ее забрать, и, улыбаясь, добавил: – Не стоит тревожиться, слуги здесь весьма скромные.

– Скромные или нескромные, но я не могу... – Мелькнувшая у нее в голове мысль заставила Кэсси умолкнуть и другими глазами осмотреть комнату. Многочисленные свечи придавали ей романтическую атмосферу. Богатые гобелены висели на каменных стенах. Если Сэмюел так хорошо знает здешних слуг, это может означать только одно – он привозил сюда и других женщин, а она просто была последней среди его многочисленных любовниц.

Кэсси с трудом выдавила из себя неприятный вопрос:

– Это твое любовное гнездышко?

– Можно сказать и так.

Горло ее сдавил отвратительный ком, но она старалась держаться с достоинством.

– Немедленно отвези меня домой! Я твоя жена, а не какая-нибудь легкомысленная девица!

Он мягко улыбнулся и дотронулся пальцем до ее руки.

– Я создал это «любовное гнездышко» для нас, Кэсси. Было не так просто организовать это всего за пять дней.

– Пять дней?

– Я специально заплатил агенту, чтобы он быстро нашел этот дом, проследив за его обустройством, и адвокату, чтобы быстро оформить сделку. Я подписал документы только сегодня днем.

Кэсси не могла поверить, что Сэмюел пошел на такие расходы и такие сложности только ради того, чтобы соблазнить ее.

– Но... пять дней, – повторила она, пытаясь вернуться мыслями назад. – Ты был так недоволен, что я пришла в твою контору. Зачем ты придумал такой сложный план? Почему не просто... .

– Заставить тебя? Нет, я предпочел соблазнить тебя, Кэсси. – Улыбаясь одним уголком рта, Сэмюел играл с ее локоном. – И потом, пять дней назад я сделал очень интересное открытие... ma cherie, – закончил он по-французски.

Моя дорогая.

Хотя Кэсси и было приятно это слышать, сигнал опасности прозвучал у нее в голове.

Ma cherie.

И она вспомнила. Ив Пикар, зловещий француз, так обращался к Софии Абернети, когда похитил ее.

39
{"b":"25207","o":1}