ЛитМир - Электронная Библиотека

Но пока все шло своим чередом. Кто со стороны мог подумать, что в саквояжах и шляпных коробках самых обычных на вид светских дам на самом деле не платья и шляпы, а оружие и боеприпасы?

Взревев, пароход начал отчаливать.

— И что теперь? — спросила Франсин.

— Пока ничего. Делаем вид, что мы обычные пассажирки. Для отвода глаз можно прогуляться по палубе.

— Можно. Я чувствую, что, если останусь в каюте, буду слишком нервничать.

Для прогулки по палубе у Иден были свои основания — не привлекая к себе внимания, хорошенько разведать, сколько солдат охраняет пароход. Для успеха их дела важна любая деталь.

— Сколько у нас времени? — спросила мать.

— Не могу сказать с точностью, — прищурилась Иден. — Но, во всяком случае, мы не должны ничего предпринимать, пока не отойдем подальше от Нового Орлеана.

Для этого путешествия специально был выбран самый маленький пароход. Чем меньше свидетелей, тем лучше…

Мать и дочь прогулялись по палубе, посидели в креслах под навесом, любуясь проплывавшими мимо них живописными берегами… В каюту вернулись лишь далеко за полдень. Поспели как раз вовремя — через несколько минут после их возвращения раздался стук в дверь. На пороге стоял молодой человек в рабочей одежде. В руках у него был чемодан, в каких рабочие обычно носят свои инструменты.

— Мое почтение, дамы, — произнес он. — Плотника вызывали?

— Да. — Иден сразу же узнала в высоком рыжеволосом «плотнике» Стива Реднора — несколько недель назад она встречалась с этим человеком в кабинете у Эйдриана. Войдя, Стив плотно закрыл за собой дверь.

— Все в порядке, Стив? — шепотом спросила она.

— Благодарение Господу, — откликнулся тот. — Сделаем дело после полуночи, когда все стихнет. Товар у вас?

— У нас. — Иден указала кивком головы на саквояжи и коробки, и вскоре их опасное содержимое перекочевало в чемодан Стива.

— Мы с мамой прогулялись по палубе, — сказала она. — Насколько я могу судить, пароход охраняют всего два солдата.

— Мы тоже все проверили, — откликнулся Стив. — Если все сработает как надо, никто не пострадает.

— Сработает. Должно сработать, — уверила его она. Еще раз осмотрев оружие, Стив закрыл свой чемодан.

— Будьте осторожны, сэр! Да хранит вас Бог! — Франсин перекрестила молодого человека, словно видя в нем в этот момент своего сына Роберта, сражавшегося сейчас вместе с отцом, Джеймсом, где-то на Западе…

— Благодарю вас, мэм! — «Плотник» покинул каюту.

Обменявшись взглядами, мать и дочь стали готовиться к выходу на ужин. Нужно не только переменить наряды, как того требует светский этикет, но и подготовиться морально — ничто в их поведении не должно вызвать у кого бы то ни было и тени подозрения.

Ужин был роскошным, но все эти деликатесы, как и светская болтовня сидевших за соседними столиками людей, проходили мимо сознания Иден, — мысли ее сейчас были слишком заняты другим. Скорее бы и в самом деле кончилась эта ночь! Чем ближе стрелки часов подходили к полуночи, тем сильнее становилось душевное напряжение Иден. Да, ей не впервые приходится выполнять задания Эйдриана и его людей, но столь ответственное — в первый раз. Иден и гордилась этой ответственностью, и чувствовала, что бремя слишком велико. Господи, лишь бы все удалось!

— Спокойной ночи, родная! — произнесла Франсин, укладываясь наконец спать в темноте.

— Спокойной ночи, мама. Дай Бог, чтобы она была действительно спокойной!

— Все обойдется, Иден. Стив и другие постараются.

— Дай-то Бог.

Посреди ночи Иден и Франсин, томившихся в тревожном полузабытьи, подняли на ноги ружейные выстрелы.

— Вот оно! Началось! — Переполненная эмоциями, Иден выскочила из постели.

— И что мы должны делать? — спросила Франсин, тоже встав с кровати.

— Наша миссия выполнена. Теперь осталось лишь изображать из себя перепуганных насмерть пассажирок. — Иден завернулась в простыню поверх ночной рубашки.

— Мне и изображать не надо — я на самом деле перепугана не на шутку! — Франсин действительно дрожала всем телом.

Иден и сама не могла сказать, что не испытывает страха. То, что они помогли своим, переполняло ее гордостью, но ее по-прежнему мучил страх, вдруг что-нибудь получится не так. Если, не дай Бог… Малейшая ошибка может оказаться роковой. Многие могут пострадать. Кроме того, выявится и их, Франсин и Иден, роль в этом деле, и тогда не миновать им тюрьмы. А если Форрестер и Иден окажутся в тюрьме, на кого останутся приютские дети? На одну лишь Дженни.

Иден приоткрыла дверь каюты. В этот момент мимо как раз пробегал перепуганный коридорный.

— Что происходит? — спросила Иден, стараясь играть свою роль естественно. — Я, кажется, слышала выстрелы!

— Оставайтесь в каюте, мисс! — бросил коридорный на бегу, даже не оборачиваясь.

Иден закрыла дверь.

— Пожалуй, лучше одеться, мама, — сказала она. Обе переоделись в дневное, хотя стояла кромешная ночь, и застыли в ожидании.

Прошла, как им казалось, вечность, пока не раздался наконец настойчивый стук в дверь.

— Всем пассажирам покинуть каюты! — прогремел зычный бас. — С собой брать только самое необходимое!

Выйдя на палубу, мать и дочь увидели, как человек с пистолетом в руке, в котором Иден узнала одного из людей Форрестера, теснил всех к лестнице, ведущей к нижней палубе. Женщины и дети были в истерике, мужчины пытались расспросить человека с пистолетом, в чем дело, чего он, собственно, хочет, но тот лишь угрожающе кричал на них, потрясая своим оружием. На палубе Иден заметила несколько членов команды и янки-охранников, сидевших со связанными за спиной руками. Вокруг них кольцом стояли вооруженные люди. Иден и Франсин ничего не оставалось, как присоединиться к общей массе пассажиров.

Иден одолевали смешанные чувства. Ее трясло от возбуждения и страха, и одновременно она испытывала удовлетворение от того, что все прошло успешно — ни жертв, ни крови. Янки не смогут захватить оружие и повернуть его против южан.

— Всем покинуть пароход! — послышался голос Стива. — Всем на берег!

План был прост: избавиться от пассажиров и нижних чинов команды (с ними ничего не случится — на следующий день их наверняка подберет какое-нибудь проходящее мимо судно) и, завладев пароходом, направить его вверх по течению, в условленное место, где оружие будет передано кому следует, а пароход в конце концов сожжен.

Кое-кто из пассажиров попытался было протестовать, но вскоре они поняли, что им ничего не остается, как подчиниться командам Стива.

Лейтенанта Брейдена Мэтьюза душила бессильная злоба, голова раскалывалась на части. Сидя на палубе со связанными руками, Брейден злился в первую очередь на самого себя — во время плавания нельзя расслабляться ни на минуту. Он все-таки как-никак отвечает за безопасность пассажиров! Южане, переодетые рабочими, просто оглушили его ударом по голове, и, когда он снова пришел в себя и понял, что же произошло, было уже поздно. Что ж, впредь наука — на войне не расслабляйся, противник не дремлет.

— Что делать, лейтенант? — шепнул сидевший рядом с Брейденом капрал Даннер, когда ближайший к ним человек из охраны южан на минуту отошел немного подальше.

— Пока — ничего не делать, — шепотом, чтобы не привлекать к себе внимания, ответил Брейден, пытаясь тем временем как-то освободиться от пут.

Глядя на пассажиров, теснимых на берег захватившими пароход южанами, Брейден отметил, что среди пассажиров есть несколько боеспособных мужчин. Если ему удастся освободиться, атаковать одного из охранявших и эти мужчины придут к нему на помощь (а пассажиры, как знал Брейден, в большинстве своем сочувствуют северянам), вместе они, возможно, смогут отбить пароход у противника. Врагов, по его подсчетам, не так уж и много — где-то около двадцати. Брейден не знал, что собираются предпринять захватчики, но надо же что-то делать.

Запястья Брейдена были все в крови, но он, не придавая этому значения, пытался освободиться от веревок. Наконец лейтенанту удалось высвободить одну руку.

2
{"b":"25208","o":1}