ЛитМир - Электронная Библиотека

«Слава Богу, кажется, все обошлось!» — подумал про себя Логан.

Он сошел с кафедры, и его место занял Мигет, чтобы продолжать службу.

— А сейчас, братья и сестры, — произнес Мигет под конец службы, — минута молчания.

Поскольку власти запрещали проповедникам распространяться на политические темы, прихожане отца Мигета выражали свою солидарность с южанами подобным образом.

— До встречи, братья и сестры, — произнес его преподобие через минуту. — Да хранит вас Бог!

Никогда еще Иден не чувствовала такого облегчения от того, что служба наконец закончилась. За все время проповеди Логана она не могла избавиться от жгучего чувства вины. Он такой искренний проповедник, настоящий слуга Божий… А она ввела его в грех — в смертный грех. Он ведь не любит ее так, как она его. Иден хотелось как-то загладить свою вину перед Логаном — но как?

— Ты готова? — спросила ее Дженни.

— Да. — Иден заторопилась, не желая встречаться с Логаном.

— Подождите, мисс Иден! — возбужденно воскликнула маленькая Конни. — Мы не можем идти! Подождем его преподобие!

Логан как раз выходил из церкви вместе с Мигетом. Малышка радостно подбежала к нему.

Логан попрощался с отцом Мигетом, и, взяв за руку Конни, присоединился к детям.

Глава 14

Беспрестанная возбужденная болтовня маленькой Конни, ее невинные вопросы отвлекали Логана от мрачных мыслей. Ему нравилось смотреть вместе с ней на мир глазами ребенка, радоваться ярким птичкам в саду, любоваться красивым фонтаном перед зданием приюта…

Белокурая малышка покорила сердце Логана. Как жаль, что девочка в столь юном возрасте осталась без родителей! Сам Логан остался без родителей лишь сравнительно недавно.

— А у вас есть папа и мама, отец Логан? — словно прочитав его мысли, спросила малышка.

— Нет, они умерли, — ответил он.

— Значит, вы тоже сирота? — удивилась Конни.

— Выходит, что так, — заключил Логан, хотя до сих пор подобная мысль не приходила ему в голову. Сиротой обычно называют лишь человека, оставшегося без родителей в детском возрасте. Разумеется, Логан не мог отрицать, что со смертью родителей его часто охватывало сиротливое чувство.

— Вы останетесь здесь еще какое-то время? — спросила девочка.

— Да, Конни, а что?

— Я хочу, чтобы вы спали в моей спальне, — вдруг заявила малышка. — Можно поставить еще одну кровать.

— В твоей спальне? — удивился Логан.

— Вчера мне приснился страшный сон, я проснулась и не могла заснуть. Я услышала за окном какой-то шум. Я выглянула и увидела, как вы вылезаете из окна мисс Иден. Я хотела попросить вас побыть со мной, но вы уже ушли.

Логан нахмурился. Оказывается, его вчера видели! Этого еще не хватало! Разумеется, Конни в силу ее юного возраста ничего не поняла, но если она расскажет еще кому-нибудь. К тому же его могли видеть и дети постарше.

— Конни, если бы я знал, что тебе не спится, я бы посидел с тобой.

— Правда? — девочка просияла. — Вы такой хороший, святой отец!

— Ты тоже мне очень нравишься, — поспешил заверить ее он. — Послушай, Конни, ты умеешь хранить секрет?

— Умею, — с серьезностью, на какую способны только дети, кивнула та.

— Меня еще кто-нибудь видел? — спросил Логан, стараясь не выдавать своего волнения.

— Думаю, что нет, все остальные спали.

— Никому не говори, что я был у мисс Иден. Так надо. Хорошо?

— Хорошо, — пожала плечами малышка, хотя и не понимала, для чего так надо.

Логан верил, что раз девочка обещала, нарочно она никому не расскажет. Но случайно проболтаться может. Теперь у него есть свидетель.

Теперь ему надо как-то загладить свою вину. Но как?

Жениться на Иден!

В самых сокровенных своих мечтах Логан подумывал об этом и раньше, хотя не очень признавался в этом даже себе самому. Да и она, кажется, любит его, иначе бы не отдалась — не такая она женщина.

Логан знал, что, повторись все это снова, он снова бы поступил точно так же. Когда он впервые появился в приюте, он спас Иден от пьянчуг-солдат. Вчера ночью он влез в окно, чтобы спасти ее снова — правда, опасность оказалась мнимой. И сейчас, если он хочет избавить ее от неприятностей, в которых сам же виноват, остается один путь — жениться на ней. Разумеется, Логан не хотел, чтобы все оборачивалось именно так. Не так ему хотелось делать ей — если уж делать — предложение. Но раз уж случилось так — пути назад у него нет.

Логан посмотрел на Иден, шедшую впереди. Надо найти возможность остаться с ней наедине и поговорить обо всем. Им предстоит многое обсудить.

Логан понимал, что этот брак осложнит все. Рано или поздно придется признаться Иден, кто он на самом деле такой, с какой целью приехал в их город. Если она станет его женой, ему будет гораздо труднее вести свое расследование. Но выбора у него не было. Он должен жениться на ней, если он порядочный человек.

— Иден? — Логан осторожно приоткрыл дверь. — Я могу войти?

Странно было просить столь официально приглашения после того, что произошло между ними вчера, но все-таки их могли увидеть.

— Входите, — улыбнулась та, пытаясь сохранить формально-вежливый вид, хотя при одном взгляде на Логана готова была вспыхнуть. Даже чувство вины перед ним не могло погасить ее безумной страсти.

Войдя, Логан плотно закрыл за собой дверь.

— Что-то случилось? — насторожилась Иден. Логан подошел к ее столу.

— Нам нужно поговорить, — произнес он. — Наедине.

— О чем? — Иден по-прежнему старалась соблюдать отстраненно-вежливый вид.

Тон Иден сбил Логана с толку. Почему она так холодна? Неужели вчерашняя ночь была для нее ничего не значащим эпизодом? Это не похоже на Иден — она не та женщина, чтобы отдаваться первому встречному.

— Иден? — напрямую спросил он, пристально вглядываясь в ее лицо. — Неужели вчерашняя ночь для тебя ничего не значит?!

Иден молчала, опустив глаза. Бог свидетель, значит, да еще как. С точки зрения высшей правды только это и имеет значение, остальное все не важно. Но жить, увы, приходится в здешнем, реальном мире. Поэтому лучше не признаваться Логану в этом. Нужно сразу поставить точку — решительно и недвусмысленно. Иден молчала, словно желая продлить сладкое безумство очарования хотя бы на минуту, на полминуты.

— Прости меня, Логан, — произнесла она наконец.

— Прости? — Логан чувствовал себя так, словно Иден влепила ему пощечину. — Ты что, сожалеешь о том, что было вчера?! Иден!

Иден подняла на него глаза, полные боли. Нет, она ни о чем не сожалеет. Можно ли сожалеть о такой ночи — самой восхитительной в ее жизни? Но та ночь была сном — прекрасным, но сном. Но, как ни хочется порой волшебной сказки, приходится смотреть правде в глаза. Иден ни в чем не винила Логана — он не шел против ее воли, она сама. Во всем виновата она сама.

— Да, сожалею, — печально проговорила она. В этот момент она действительно сожалела об их близости — не познай она ее, не было бы теперь и этой боли, когда приходится резать словно по живому. — Это была слабость. Если бы я могла все вернуть! Прости меня, Логан!

— Значит, — прищурился он, — ты хочешь сказать, что, кроме физической близости, между нами ничего не было?

Логан шел сюда с твердым намерением рассказать о том, что Конни его видела, и сделать предложение. Но реакция Иден меняла все. Логан готов был ко всему, но не к такому ответу.

— Я думаю, — проговорила она, — самое лучшее — забыть об этом раз и навсегда. Я сама не думала, что зайду так далеко. Ты — служитель Божий. Ты здесь с благородной целью — помогать нашему приюту. А я вела себя как последняя шлюха!

— Иден, в том, что случилось, виновата не ты одна. Я сам хотел этого не меньше, чем ты.

— Но это не должно было случиться!

— Это уже произошло, Иден. И нельзя теперь делать вид, словно ничего не было. — Логан подошел к ней вплотную. — Иден, я не верю, что на самом деле, в глубине души, ты действительно об этом сожалеешь!

26
{"b":"25208","o":1}