ЛитМир - Электронная Библиотека

Выходя из спальни, Миранда поймала себя на том, что почему-то очень нервничает, появляясь перед лейтенантом в новом обличье. Она уже успела так свыкнуться с мужской ролью, что снова принять свой истинный облик и свою женскую сущность ей было страшновато.

Глаза Брейдена удивленно округлились. Если бы он не знал, что перед ним все тот же рядовой Тейлор, он ни за что бы не узнал его в этой привлекательной, изящной молодой женщине. Коротко остриженные волосы, после мытья блестящие и шелковистые, обрамляли лоб Миранды красивыми локонами. Простое, скромное платье, которое он купил девушке, чтобы она носила его на первых порах, смотрелось на ней изящнее любого роскошного наряда, и, как оказалось, было вполне впору — разве что лиф, как успел заметить Брейден, оказался немного маловат. Но эта оплошность при выборе платья была вызвана тем, что до сих пор он не мог судить о настоящем размере ее груди: Миранде приходилось туго бинтовать ее, чтобы скрыть свою женскую сущность. И все-таки Брейдену теперь казалось странным, как могла такая красивая девушка столько времени жить среди мужчин, и никто из них не догадался, кто она на самом деле такая.

— Ну, как я выгляжу? — осторожно спросила Миранда, не сумев прочитать по лицу Брейдена, что он думает.

— Потрясающе! — искренне воскликнул он.

Миранда облегченно вздохнула.

— Да, и еще кое-что… — произнес он.

— Что? — насторожилась Миранда.

— Этот негодяй порвал тогда твою цепочку, так что я купил тебе новую. Вот, держи. — Он протянул ей небольшую коробочку от ювелира.

Девушка была глубоко тронута этим подарком. Пройдя в спальню, она извлекла из кармана старых солдатских штанов свой крестик, и Брейден помог ей подвесить его на новую цепочку. Миранда повернулась к нему спиной, и он, надев цепочку ей на шею, застегнул ее сзади.

— Спасибо! — повернулась она к нему.

— Не за что, Миранда.

— Миранда… Я уже так отвыкла от этого имени!

— Теперь тебе придется привыкать к нему снова. Я был у начальства и рассказал им все как есть. Ты освобождаешься от военной службы.

Миранда молчала.

— Что ты теперь собираешься делать? — спросил Брейден.

— Не знаю. — Девушка была в полной растерянности. — Во всем мире у меня никого нет. Придется мне самой как-то зарабатывать на жизнь.

— Ладно, что-нибудь придумаем. Я пока остаюсь в Новом Орлеане, так как еще не совсем здоров и не годен в строй. Подыщем тебе какую-нибудь работу. А пока поживешь здесь.

— Но это же квартира Логана. Он живет здесь с женой.

— Я не уверен, что они будут здесь жить и дальше. — Брейден не стал уточнять, чем на самом деле вызвано его сомнение в этом. — Так что, думаю, пока ты можешь пожить.

— Спасибо, лейтенант!

— Я тебе больше не командир, — дружески произнес он, — так что можешь звать меня просто Брейден.

— Хорошо, Брейден, — произнесла Миранда, словно «опробывая на язык» его имя.

В улыбке этой девушки было что-то такое, что трогало Брейденадо глубины души. Брейден подумал, что останется в этом городе до тех пор, пока Миранде будет требоваться его помощь.

В приюте все было тихо. Дети были на уроке с Дженни. Решив воспользоваться свободной минутой, Иден вышла прогуляться в сад. В последнее время такие минуты выпадали ей редко — после ареста Эйдриана почти все заботы о приюте легли на ее плечи. Иден надеялась, что мирная тишина сада, аромат цветов успокоят ее и поднимут настроение.

Иден медленно шла по тропинке, наслаждаясь красотой природы. Остановившись, она блаженно закрыла глаза — и тут же пожалела об этом: перед ее мысленным взором снова, в какой уже раз, возник образ Логана. Она не должна думать об этом человеке! Что пользы грустить о том, чего все равно не вернешь? Логан был всего лишь эпизодом в ее жизни, случайным недоразумением. Надо на что-нибудь отвлечься, заняться работой, а то, чего доброго, и впрямь с ума сойдешь.

Иден вернулась в дом, прошла в свой кабинет — и замерла на месте: перед ней стоял не кто иной, как сам Логан Мэтьюз.

— Добрый день, Иден! — спокойно произнес он. Знакомый голос, такой родной… Иден вдруг безумно захотелось забыть обо всем и броситься в объятия мужа, но она тут же отсекла эти мысли мощным усилием воли.

— Что ты здесь делаешь? — произнесла она таким холодным тоном, какого сама от себя не ожидала.

— Я вернулся к тебе, — все так же спокойно произнес он.

, — Что ж, — усмехнулась она, — хотелось бы сказать, что рада нашей встрече, но извини — не умею лгать, в отличие от некоторых.

— Ты видела мою записку?

— Да, я обнаружила вашу записку и вашу Библию, ваше преподобие! — съязвила она.

— Почему ты обращаешься ко мне на вы? Ты моя жена, Иден!

— Наш брак — фиктивный! Он был нужен тебе лишь для того, чтобы подобраться поближе к Эйдриану!

— Если наш брак фиктивный, — улыбнулся он, — то почему ты до сих пор носишь мое кольцо?

Иден покосилась на свой палец.

— Я ношу его ради детей. Они ничего не знают — ни об аресте Эйдриана, ни о твоей гнусной роли, и я решила, что лучше им и не рассказывать. Так что если не хочешь усложнять ситуацию — лучше уходи, а я буду продолжать делать вид, что ты в отъезде. Иначе мне придется сказать детям всю правду!

— И что, — усмехнулся он, — ты им скажешь? Что я разведчик, что я приехал в ваш город, чтобы разыскать брата? Между прочим, мой брат — тот самый человек, которого ты перевязала тогда на пароходе.

Глаза Иден округлились, но она ничего не сказала.

— Спасибо тебе, Иден, — произнес он. — Спасибо за то, что ты помогла моему брату. Я давно хотел тебе сказать, что это и есть мой брат, но не мог. Теперь Брейден здесь, в Новом Орлеане. Мне хотелось бы, чтобы ты познакомилась с ним.

— Да я знать не хочу ни тебя, ни твоего брата! — Иден тряслась от гнева. — Ты использовал меня! Ты лгал мне! Все, что ты говорил мне о себе, — ложь! Тебя хотя бы действительно зовут Логан Мэтьюз?

— Да, я действительно Логан Мэтьюз, и ты моя жена. — Логан помолчал. — Иден, я уезжал потому, что у меня было срочное дело — я должен был вытащить моего брата из лагеря для военнопленных.

— Что ж, — усмехнулась она, — поздравляю, что тебе удалось это сделать! Что же теперь тебя здесь держит?

Логан передернулся словно от боли.

— Иден, если ты хочешь, чтобы я ушел, — я уйду. Мне нужно поехать в Сент-Луис, отчитаться перед моим начальством. Если хочешь, поедем вместе. Ты моя жена, Иден. Я люблю тебя!

— Очень мне надо ехать в твой вонючий Сент-Луис! Я не верю ни одному твоему слову! Знать тебя не хочу!

Сердитый тон Иден вывел Логана из себя. Он бросился к жене, сам не отдавая себе отчета в том, что делает, и через мгновение жадно, настойчиво целовал ее.

Спустя мгновение Логан резко прервал поцелуй и отошел от жены на шаг.

— Я уезжаю, Иден, — проговорил он. — Но не думай, что между нами все кончено.

В груди Иден боролись противоположные чувства. Поцелуй все еще горел на ее губах, от него кружилась голова. Иден чувствовала, что стоит Логану еще раз дотронуться до нее, и все мысли о ненависти к нему уйдут навсегда, словно их никогда и не было. Иден повернулась к Логану спиной.

Логану хотелось обнять ее, сказать, как он ее любит… или сделать что-то, чтобы наконец загладить, стереть свою вину, заставить Иден снова поверить в него. Но прошлого изменить было нельзя. Не говоря ни слова, Логан повернулся и вышел.

Иден слышала, как он закрыл за собой дверь. Лишь после этого она отвернулась от стены — ей не хотелось, чтобы Логан видел ее слезы. Обманывать себя было бесполезно. Иден любит его. Несмотря ни на что. Но может ли она позволить себе любить предателя, заклятого врага? Иден снова посмотрела на свое кольцо. Она сказала Логану, что носит его ради детей. Но на самом деле дети здесь были ни при чем.

48
{"b":"25208","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Блондинки тоже в тренде
Корона из звезд
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Родео на Wall Street: Как трейдеры-ковбои устроили крупнейший в истории крах хедж-фондов
Темная ложь
Фаворитка Тёмного Короля
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Заплыв домой
Шестнадцать деревьев Соммы