ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда Коди услышала ссылку на Библию, у нее от страха в горле застрял ком. Неужели он хочет лечь с ней под одно одеяло? Неужели все сказанное им прежде не что иное, как болтовня?

— Да, есть такая притча, — произнесла она. — И я собираюсь действовать в соответствии с ее моралью. Но давайте разберемся. Вы украли меня из моего дома, увезли от моих друзей. Вы притащили меня сюда, в это логово грешников. А теперь вы еще хотите, чтобы я поделилась с вами одеялом, точнее, спала под одним одеялом с вами. Боюсь, что не смогу сделать этого, сэр. Сейчас у меня осталась только честь, и я не хочу рисковать, находясь так близко от вас.

Она стянула с себя одеяло, села на кровать и протянула одеяло Люку.

— Можете забрать его. Моя вера согреет мою душу.

Затем Коди спустилась на пол, стала возле кровати на колени и начала молиться вслух.

— О, Господи, уведи меня из этого логова грешников, — вполголоса произносила она. — Спаси мою душу, Господи, и я возвеличу твою славу. Прошу тебя об этом, Господи. Аминь.

Слушая ее, Люк не сводил с нее глаз. Ему припомнилось, как в детстве он читал молитвы вместе с матерью. Те обращения к Богу были наполнены любовью и нежностью. Сейчас же, слушая молитву сестры Мэри, он почувствовал себя несчастным.

— Оставьте себе это проклятое одеяло! Я буду спать там.

С этими словами Люк взял свое ружье и улегся на полу в дальнем углу.

Коди никогда не сомневалась во всемогуществе Господа, но чтобы молитва сработала так быстро и эффектно, она не ожидала. Она едва не рассмеялась, видя, как этот грозный мужчина устраивался на полу, но вовремя закусила губу. Сняв очки, девушка положила их на Библию и нырнула под одеяло.

Ей хотелось быстрее заснуть, но сон, как нарочно, не приходил. В голове одна за другой проносились картины минувшего дня. Главным образом, мелькали сцены, в которых участвовал Люк Мейджорс. Он очень удивил ее своим поведением, и она все не могла найти этому объяснения.

«Может быть, в отдаленном прошлом он относился к джентльменам», — подумала она, наконец.

Люк позволил себе лишь немного вздремнуть. Его ожидало множество дел, и он не мог себе позволить долгий сон. В общем-то все намеченные дела сводились к одному: как можно больше узнать о личности Дьявола.

Собственно, и в Эль-Трэджар Люк отправился с единственной целью: послушать, что пьяные бандиты станут говорить о своем вожаке. В глубине души он надеялся на возможность увидеть при этом самого Дьявола. Но его ждало разочарование: он не узнал ничего нового и не установил никаких новых контактов.

Мейджорс убедился, что даже в лагере члены банды очень редко говорили о Дьяволе. Если кто-то и произносил это имя, то, как правило, с оглядкой. Чувствовалось, каждый беспокоился о том, чтобы не сболтнуть лишнего. За этой необычайной предосторожностью, как убедился Люк, стоял страх бандитов за свою жизнь.

Каков же он, этот Дьявол, если сообщники так боялись его? Люк попытался представить себе его внешний облик и характер. Конечно, он жесток, без малейших признаков жалости, совести и нравственности. Естественно, он крупный и очень сильный. Иначе эти воры и убийцы просто не стали бы подчиняться ему. Они признают только то, что их устрашает, и того, кто наводит на них ужас. В лагере Люк видел многих рослых, злобного вида бандитов, но ни один из них не был главарем. Итак, Дьявола не оказалось ни в лагере, ни в Эль-Трэджаре. И Люком все больше овладевало отчаяние.

Прежде он предполагал, что, узнав местоположение лагеря, он незаметно ускользнет из банды и доложит обо всем Джеку. Но потом понял, что этой информации недостаточно для поимки Дьявола. Ведь самое главное, личность Дьявола, так и не удалось прояснить. И Люк решил, что надо еще немного потерпеть, еще некоторое время пожить в банде, возможно, в дальнейшем ему повезет больше.

Конечно, здесь приходилось жить на нервах. В довершение всего он привез сюда сестру Мэри, которую теперь вынужден защищать. И без того опасная игра стала еще опаснее. Если ему и теперь не повезет, то назад возврата уже нет. А как хотелось ему бросить все на свете, вернуться в свою «Троицу» и разводить племенных породистых лошадей!

Оставив спящую сестру Мэри, Люк вышел из домика и огляделся по сторонам. Ему приходилось постоянно находиться в состоянии готовности к отражению чьего-либо нападения. Поэтому он выработал в себе своеобразную манеру поведения.

Внимательно посмотрев во все стороны, Люк увидел у костра сидящего Джонса. Тот пил кофе.

— Хочешь выпить чего-нибудь горяченького? — предложил тот.

— Звучит заманчиво, — согласился Люк, опускаясь на корточки рядом с Джонсом и наливая себе в кружку дымящийся крепкий напиток.

— Говорят, ты привез с собой проповедницу? — весело спросил Джонс.

— Иногда слухи бывают правдивыми, — уклонился Люк от прямого ответа.

Джонс недоуменно посмотрел на него и покачал головой.

— Мейджорс, в Эль-Трэджаре полно красивых женщин, какого черта ты спутался с этой проповедницей? Там в любом салуне можно выбрать себе такую…

— Она мне нравится.

— Сейчас, на трезвую голову, она все еще нравится тебе?

Джонс рассмеялся, довольный своей тонкой шуткой. Люк улыбнулся и промолчал. Ему не хотелось участвовать в обсуждении достоинств и недостатков проповедницы. Одно дело сожалеть о содеянном самому, и совсем другое признавать свои ошибки вслух.

— Мне она подходит, — хмуро пробурчал Мейджорс.

— Ладно, — продолжал посмеиваться Джонс. — Как только она тебе надоест, дай мне знать. Не сомневаюсь, что здесь найдутся такие, которым захочется попробовать что-нибудь новенькое лишь потому, что это новенькое.

— Поверь мне, Джонс, как только я буду готов поделиться с вами, ты узнаешь об этом первым, — произнес Люк с иронией.

Джонс не придал иронии особого значения, он счел обещание Люка искренним.

— А где остальные? — спросил Мейджорс после непродолжительного молчания.

Он давно заметил, что в лагере стояла непривычная тишина, что не слышно голоса Хэдли, Салли, не видно Карсона.

— Они направились на встречу с Дьяволом, — просто ответил Джонс.

Люк внутренне напрягся, но постарался скрыть это.

— Что, Дьявол приезжает в лагерь? — спросил Люк равнодушным тоном.

— Нет, — ответил Джонс. — Сюда Дьявол наведывается нечасто. Обычно он только информирует нас, а уж все остальное мы делаем сами.

— Разве сам он никогда не участвует в налетах? — позволил себе Люк поднять одну бровь.

— Нечасто, — немного подумав, ответил Джонс.

— Если он фактически стоит в стороне от главных дел, то почему же говорят, что это банда Дьявола? — вскинул Мейджорс обе брови.

— Потому что мы действительно банда Дьявола, — просто ответил Джонс. — Ведь это он руководит нами. Он говорит, куда и зачем идти, и мы идем. Он говорит, когда идти, и не ошибается. Наше дело — выполнять его приказы. Тот, кто точно выполняет и не обманывает его, живет долго. Хэдли лично следит за этим.

— Не сомневаюсь, что это так и есть, — пробурчал Люк. — А как насчет меня? Я тут уже несколько недель, а участвовал все в одном налете, на эту станцию.

— О тебе тоже будут говорить с Дьяволом, — сделал Джонс успокаивающий жест рукой. — Вот они вернутся и сообщат, принят ты или нет. Босс все знает и о каждом знает.

— Не думал, что тут принимают большинством голосов, — усмехнулся Люк.

— Да нет, — возразил Джонс. — Просто нам о тебе многое неизвестно и многое в твоем поведении непонятно. А Дьявол все знает… Вот ты пытался помешать нам в ограблении банка…

— И что я получил за свое геройство? — перебил его Люк. — Бросили за решетку и обещали повесить.

Джонс покачал головой и посмотрел Люку в лицо.

— Ты слишком много вопил о своей невиновности…

— Я думал, что мне кто-нибудь поверит.

— Тогда до тебя и дошло, что лучше бежать вместе с нами? Среди нас нет ни одного порядочного человека, здесь только воры, убийцы, мошенники. Так что ты не случайно оказался среди нас. Тебя посчитали таким же, как мы. Смотри, как все получилось. Ты пришел в банк за кредитом, тем не менее жители Дель-Фуэго готовы были линчевать тебя после случая с ограблением банка. И если бы они вздумали устроить на тюрьму налет, то мы с Карсоном отделались бы легким испугом, а тебя, несомненно, линчевали бы.

21
{"b":"25209","o":1}