ЛитМир - Электронная Библиотека

— Иногда события разворачиваются вопреки нашему желанию, и мы не можем на них повлиять, — заметил Дьявол.

— Тогда чего ради Люк присоединился к нам? — продолжал возмущаться Салли. — Позволь мне пристрелить его, как только вернемся в лагерь?

Дьявол метнул в Салли грозный взгляд.

— Повторяю, Мейджорс может оказаться человеком, который нам очень нужен.

В тоне, которым Дьявол произнес эти слова, звучало столько беспощадной угрозы, что Салли мгновенно сник.

— Я не вижу оснований для беспокойства, — вступил в разговор Карсон. — Просто Салли кое-кого ревнует к Мейджорсу. В Эль-Трэджаре Салли захотел поразвлечься с одной женщиной, а Мейджорс отобрал ее у него для себя.

— Ты позволяешь своей похоти влиять на твои суждения? — угрожающе посмотрел Дьявол на Салли. — Парни, которые работают со мной, должны контролировать свое поведение и свои эмоции.

— Эта женщина не похожа на других, — произнес Салли, свирепо сверкнув глазами в сторону Карсона. — Это проповедница. Она оказалась слишком уверенной в собственном благополучии и в себе. Мне захотелось наказать ее и показать ей, кто она есть на самом деле.

Дьявол уже устал от примитивного Салли, понимая, что когда-нибудь из-за его пьяной дури у них могут возникнуть серьезные проблемы.

— Запомни, Салли, что я тебе скажу, — произнес Дьявол подчеркнуто спокойным тоном. — Проповедница такая же порядочная женщина, как и все другие порядочные женщины. Развлекайся с девочками в салунах, но не смей посягать на эту женщину. И не пытайся увести ее у Мейджорса. Конечно, если хочешь остаться живым. Мне неприятно было бы услышать от других, что тебя похоронили.

Салли почувствовал себя задетым, и амбиция заглушила в нем инстинкт самосохранения.

— Я могу расправиться с Мейджорсом тогда, когда этого пожелаю! — выкрикнул он.

— Ты можешь думать о расправе над ним, сколько тебе угодно, — усмехнулся Дьявол. — Но расправиться с ним я тебе не позволю. Я бы на твоем месте обходил его стороной и не вступал с ним в конфликт.

Тут у Салли включился инстинкт самосохранения, и он вспомнил о печальной участи тех, кто перечил Дьяволу.

— Ладно, — буркнул Салли, про себя решив, что он придумает собственный вариант мести этому ненавистному Мейджорсу.

— А теперь поговорим о делах, — посмотрел главарь на Хэдли. — Скоро в форт поступит крупная партия оружия. Точной даты я пока не знаю. Как только узнаю, сразу же пошлю вам весть.

— А до того? — спросил Хэдли.

— А до того ведите себя тихо, — дал указание главарь. — Пусть Мейджорс считает, что он уже с нами, что он — один из нас. А потом посмотрим, что будет дальше. Итак, как только получу точные данные о сроках поставки оружия, сразу же свяжусь с вами.

После этих слов Дьявол молча посмотрел каждому в лицо, повернулся и поскакал прочь.

Хэдли, Салли, Карсон и другие так же молча смотрели ему вслед до тех пор, пока он не скрылся из виду в направлении Дель-Фуэго. После этого Хэдли посмотрел на небо. Солнце уже скрылось за горизонтом, не стоило пускаться в дорогу на ночь глядя.

— Ночуем в нашем временном лагере, а утром отправимся в каньон, — отдал распоряжение Хэдли. — А тебе, Салли, судя по всему, придется на некоторое время поубавить свои эмоции, а?

Тот бросил в его сторону полный ненависти взгляд.

— Я затаюсь, конечно, — зло произнес Салли. — Но только после того, как выясню, что на уме у Мейджорса. Босс сказал, что за ним надо присмотреть, вот этим я и займусь. А еще я хочу добраться до его маленькой сучки. Сестра Мэри будет моей! Вот увидишь.

— Ты все еще хочешь ее? — удивился Хэдли. — Может быть, к этому времени, когда ты вернешься в каньон, Люк переспит с нею уже дюжину раз.

От этих слов Салли разъярился еще больше.

— Ну и что, если он с нею спит! Это еще не значит, что с нею спит настоящий мужчина. Я ее многому могу научить. Пусть она проповедует, что хочет, я вот посмотрю на нее, когда она окажется в постели с сатаной.

Салли разразился диким хохотом, и они отправились спать.

Обед приготовили только к вечеру и он, таким образом, превратился в ужин. К этому времени все находившиеся в лагере собрались возле костра. Коди подавала еду вместе с Джуаной, им помогали и другие женщины. Продолжая играть роль проповедницы, Коди подождала, когда все получили тарелки с рагу, и приступила к проповеди.

— Мы должны помолиться перед едой! — произнесла она громким голосом.

Многие не обратили на это внимания, но сидевшие поблизости уставились на нее, как на сумасшедшую.

— О, Господь наш, благослови данную тобою пищу, — начала проповедница.

Один из бандитов не выдержал и расхохотался.

— Не Бог послал нам эти помои, — произнес он сквозь смех. — Это Сэм ходил на охоту, вот он и добыл эту еду.

— Будь милостив к нам, Господь, и оберегай нас, — закончила сестра Мэри свою короткую молитву. — Аминь.

Несколько женщин и детей все же проявили интерес к молитве и проповеднице. Глядя на них, Коди стала размышлять о той жизни, которая ожидала в будущем людей, выросших в столь развращенной среде. Эти мысли не давали ей покоя. Как хотелось Коди убедить этих женщин изменить свой. образ жизни! Но она не представляла себе, как это можно сделать.

Положив себе в тарелку рагу и налив в кружку кофе, сестра Мэри отошла к домику и села рядом с Люком.

— Послушайте, ведь завтра воскресенье, — сказала она, принимаясь за еду.

— Ну и что из этого? — недоуменно посмотрел он на нее.

— Мне нужно встать на рассвете и провести воскресную службу, — ответила она.

— Надеюсь, вы шутите, — заметил он.

— Я говорю это серьезно, как никогда, — произнесла она, внутренне напрягаясь. — Я настроена очень и очень решительно. Если кому и нужно услышать слово Божие, так это людям, которые живут здесь. Посмотрите вокруг себя, ведь вы живете в логове воров и убийц. Посмотрите на детей, которых здесь так много. Кем они вырастут?

Ее голос задрожал от переполнявших ее чувств.

— Вы ошибаетесь, если думаете, что эти люди хотят получить через вас спасение, — пробурчал Мейджорс. — Не забывайте, что они вольны, здесь никого не держат против его воли.

Коди иронически улыбнулась.

— Кроме меня? Не исключаю, что некоторые женщины попали сюда точно так же. Значит, к тому времени, когда им позволят уйти отсюда, для них будет уже слишком поздно возвращаться к прежней жизни.

Люк заметил иронию в ее голосе, но это его не смутило.

— Если бы я не забрал вас тогда из города, вас могло уже не быть. Разумеется, перед тем, как покончить с вами, Салли изнасиловал бы вас. Думаю, что и другие не остались бы в стороне.

— Откуда вам все это знать? В конце концов, если вы так заботились обо мне, то могли бы просто увезти Салли, а не меня. В таком случае, я продолжала бы жить своей привычной жизнью.

— Салли не мальчик, которого можно взять за руку и увести. Это жестокий, беспощадный человек, который привык расправляться со своими обидчиками. А поскольку вы попали в число его обидчиков и не могли защитить себя, то ваша участь была предопределена. Да, он не прощает унижения.

— Унижения? Вы считаете, что я унизила его? Я скажу вам, что значит быть униженным. Унижена сейчас я, потому что вынуждена ходить с высоко поднятой головой в то время, когда каждая собака в лагере убеждена, что я сплю с вами.

Люк усмехнулся и с улыбкой посмотрел на сестру Мэри.

— Неужели это так ужасно — спать со мной?

Ему вспомнился их поцелуй, и он до сих пор не мог понять, каким образом этой проповеднице удалось пробудить в нем тогда столь сильные эмоции.

Коди подняла глаза. Толстые стекла очков помогали ей скрыть свое смущение, которое вдруг охватило ее.

— Видите ли, я планировала совершенно иную жизнь, — произнесла она. — Жизнь честной и порядочной женщины. Очень трудно сохранить хотя бы видимость собственного достоинства, когда все вокруг считают меня…

— Мне все ясно, — перебил ее Люк.

29
{"b":"25209","o":1}