ЛитМир - Электронная Библиотека

Каждый день до глубокой ночи она без устали работала, а утром отдавала написанное Морин.

— Надеюсь, путешествие пройдет не зря.

— Ничуть не сомневаюсь. Ты только посмотри, сколько всего мы увидели! Такое и вообразить себе невозможно, если не увидишь собственными глазами!

— Да… здесь все другое, — пробормотала Морин.

Ее, привыкшую к шуму большого города, страшила эта дикая местность. Все здесь казалось пугающим и непонятным… Как же люди могут жить в таких местах и возможно ли полюбить их?! Осторожная по натуре, Морин дважды подумала бы, прежде чем решиться на что-нибудь подобное. И тем не менее, увязавшись вслед за Шери в эту немыслимую авантюру, она здесь, в самом сердце прерии, или, точнее, на краю земли.

— До сих пор не верится, что все идет так гладко! — воскликнула Шери. — Мы уже почти на месте, а ведь не прошло еще и четырех недель, как я разговаривала с мистером Де Янгом.

— Джеймс явно постарался устроить все как можно лучше, — откликнулась Морин, размышляя о том, как быстро их кузену Джеймсу Сент-Джону, адвокату, жившему в Вашингтоне, удалось организовать их поездку в форт. — Особенно удачно, что Уоллесы согласились нас проводить.

Сидевшая напротив девушек средних лет супружеская пара весело заулыбалась.

— Мы были только рады. Как удачно, что мы собрались в Калифорнию и тут же нашли попутчиков. Джеймс — наш старый друг, и мы рады ему помочь, — радушно ответил Фред Уоллес.

— А мне показалась такой интригующей причина, которая побудила вас отправиться в путешествие, моя дорогая, — присоединилась к мужу Джойс Уоллес. — Так редко в наши дни встретишь женщину, которая решилась бы на такое, — с искренним восхищением добавила она.

— Знаю. Но мало кто относится к этому с таким же пониманием, как вы.

— Неужели?

— Мне уже приходилось слышать нелестные прогнозы относительно моей будущей карьеры, но я стараюсь не обращать внимания. Главное для меня — работа. Поэтому-то я и еду в форт. Мне нужен материал для следующей книги.

— Так, значит, ваш новый роман будет об Аризоне?

— Да. Мне на глаза попалась статья о разведчике-метисе, которому удалось спасти жену капитана форта… вырвать ее из рук апачей. Мне эта история показалась захватывающей, — объяснила Шери. — Прежде чем покинуть Нью-Йорк, я заручилась поддержкой влиятельных лиц, так что мне дадут возможность побеседовать с этим человеком. А еще мне хотелось бы встретиться с репортером, написавшим заметку.

— Как это волнующе! А что же капитан и его жена? Вам удастся их повидать?

— Увы, нет. После похищения жены он попросил перевести его в другое место. Так что весь мой новый роман будет только об этом разведчике и его жизни, полной захватывающих приключений.

— Боже, какое у вас богатое воображение!

— Это верно! Странно, но удивительно у меня устроена голова. Только что я веду с кем-нибудь совершенно серьезный разговор и вдруг… уже на тысячу миль отсюда!

— Ваш талант — воистину дар Божий! — восхищенно произнесла Джойс.

— Просто я счастлива, когда занимаюсь тем, что мне по душе. Именно поэтому я здесь. Мне хочется видеть, чувствовать, переживать все то, о чем я пишу. Мои читатели смогут пережить все вместе с моими героями.

— Уверен, что это вам удастся, моя дорогая, — с ободряющей улыбкой сказал Фред, искренне восхищаясь молодой женщиной. Шеридан Сент-Джон оказалась не только очаровательной. Помимо красоты, она обладала умом и талантом.

Пронзительный крик кучера заставил пассажиров похолодеть от страха:

— Индейцы!

Дилижанс рванулся вперед. Мерная рысь лошадей сменилась бешеным галопом. Люди, как мешки, повалились друг на друга.

— Как он сказал? Индейцы? — переспросила Шери, бросив полный недоверия взгляд на Морин, которая отчаянно вцепилась в сиденье, мысленно прощаясь с жизнью.

— О Боже милостивый! — вцепившись в мужа, исступленно молилась Джойс.

Вдруг дилижанс со скрежетом завалился набок, встав на два колеса, — кучер резко повернул и погнал лошадей по дороге, ведущей к городу, до которого оставалось еще добрых три мили.

— Просто не верится! Неужели произойдет то, о чем ты писала? — задыхаясь, пробормотала Морин. Зубы ее от ужаса выбивали отчаянную дробь.

— Надеюсь, до этого не дойдет! — буркнула в ответ Шери, вдруг вспомнив, как заканчивалась в ее книге подобная сцена.

Она одна горела желанием видеть все, что происходит за окнами дилижанса. Шери умудрилась высунуться из окна и увидеть группу краснокожих всадников, на мгновение замерших вдали, на склоне холма. Таких свирепых, безжалостных лиц она не смогла бы представить и в страшном сне. Холодок страха пробежал у нее по спине. Побелевшая как мел, Шери забилась в угол.

Вдруг слова «сражение» и «смерть», о которых она не раз писала в своих романах, перестали быть для нее только словами. В этих краях сражались и умирали настоящие живые люди, а не придуманные ею герои. «Не это ли имел в виду мистер Де Янг, когда говорил, что ее романам недостает жизненной правды?» — внезапно подумала она. Молодая романистка с трудом подавила дрожь. Она отправилась на поиски впечатлений, но отнюдь не таких.

Ей никогда прежде не доводилось испытывать настоящий панический страх. Когда родители умерли и Шери осталась одна, она чувствовала себя одинокой и покинутой, но разве можно было сравнить это с животным ужасом при мысли о неминуемой смерти.

Кучер Билл Спаркс безжалостно нахлестывал лошадей. Ему не раз доводилось слышать о страшной судьбе людей, попавших в руки апачей, и сейчас он не испытывал ни малейшего желания проверить, насколько достоверны эти рассказы. До Финикса оставалось всего несколько миль, и кучер молился, чтобы им удалось быстрее индейцев добраться до города. За спиной бешено подскакивал на ухабах тяжелый дилижанс. Несколько раз Биллу казалось, что он вот-вот перевернется, но тот каждый раз каким-то чудом сохранял равновесие. И Билл в конце концов махнул на него рукой, стараясь думать только об одном — как добраться до города. Спасение было впереди. Только успеть! Руки, мертвой хваткой держащие бешено рвущихся вперед лошадей, отчаянно болели, пот струйкой стекал по спине, и все же он не сдавался.

Наконец Билл понял, что только чудом им удалось избежать смерти, укрывшись за воротами Финикса. Стоило окраинам города показаться вдали, и кучер, подобно девушке, чуть было не лишился чувств от радости, однако, оглянувшись через плечо, заметил, что индейцы следовали за ними и вели себя очень странно. Они почему-то не только не стреляли, но даже придержали лошадей. Кучер тоже натянул поводья и удивленно смотрел, как один из воинов отделился от остальных и направился в его сторону.

— С вами все в порядке? — спросил мужчина. — Мы заметили дилижанс и решили, что вас преследуют краснокожие.

— Кто вы такие? — Билл уставился на него вытаращенными глазами.

— Разведчики из форта. Нам показалось, что вы попали в беду. Поэтому мы и решили проводить вас до города.

К тому времени вокруг них собралась целая толпа горожан, умиравших от желания узнать, что произошло. Судя по всему, отряд разведчиков из форта тут все хорошо знали, и никто не выразил ни малейшего удивления при их появлении.

— Нет, с нами все в порядке… — Билл и сам не понимал, что за чувства бушуют в его груди: досада на собственную глупость, заставившую поднять панику при виде «индейцев», или облегчение, охватившее его при мысли, что им ничего не грозит.

Шери слышала их разговор. Вне себя от едва сдерживаемой ярости, она рывком распахнула дверцу и спрыгнула на землю. Но прежде чем ноги ее успели коснуться земли, она подняла голову и увидела его. Мужчина, казалось, был высечен из одного куска скалы. Облегающие штаны, мокасины и ярко-алый платок, повязанный вокруг головы, делали его похожим на индейца. Приглядевшись внимательнее, Шери уже поняла, что это бледнолицый. Она поймала себя на том, что украдкой любуется длинными смоляными волосами, красивым суровым лицом без тени улыбки.

4
{"b":"25210","o":1}