ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, сэр.

— Передайте шерифу — пусть смотрит на него, как на обычного убийцу, кровожадного дикаря, каких полным-полно среди апачей! Я не стану судить его строго, если даже он попросту пристрелит метиса!

— Но если Бренд невиновен?..

— Невиновные не бегут! — отрезал полковник. — Буду ждать от вас известий. Постарайтесь не разочаровать меня, лейтенант. И так уже позор для нас, что один из моих людей оказался убийцей! Я хочу, чтобы вы нашли его и заставили расплатиться за свои преступления!

— Да, сэр. — Смущенный и сбитый с толку, Филип все еще колебался. — Мы выедем немедленно, как только я соберу людей.

Хэнкок коротко кивнул. Выражение лица его было ледяным.

Филип бросился разыскивать О'Тула:

— Сержант, у меня приказ выступать!

Лицо О'Тула прояснилось. Он горел желанием отыскать Бренда и выяснить наконец, что же за чертовщина творится.

— Я буду готов меньше чем за полчаса.

— Это не совсем то, о чем вы думаете. Мы должны взять с собой еще людей.

Глаза сержанта расширились от удивления.

— В чем дело?

— Похоже, прошлой ночью Бренд бежал из тюрьмы. Полковник Хэнкок хочет, чтобы мы присоединились к отряду, который шериф уже бросил на его поиски. Надо помочь им отыскать Бренда.

— Но почему он бежал? — удивился О'Тул.

— Спросите его сами, когда отыщете! Неужели он не понимает, что этим он подписал себе смертный приговор?! — бессильно чертыхнулся Филип. — Мне уже черт-те что лезет в голову! А вдруг он и в самом деле виновен?

— Не верю! Бренд не убийца!

— Как бы там ни было, у нас есть приказ. Так что готовьтесь тронуться в путь. Понятия не имею, сколько это займет времени. Но голову готов прозакладывать — это будет чертовски трудная задача!

О'Тул с несчастным видом кивнул. Бренд вырос на его руках. Он знал его лучше, чем кто-либо другой, и был уверен, что тот не убийца. Ему была противна сама мысль о том, чтобы преследовать друга… тем более Бренда.

— Пойду соберу разведчиков, — буркнул он. — Через пару минут будем готовы!

Солнце уже давно перевалило за полдень. Темные облака постепенно заволакивали горизонт. Если разразится гроза, это им на руку. Отыскать их след станет почти невозможным. Но в горах даже гроза несет с собой смертельную опасность, и он хорошо это знал. Им надо укрыться в пещере, и поскорее.

Вдали уже зловеще громыхал гром. Черные тучи заволокли небо, когда вдруг, к облегчению Шери, Бренд отыскал место, где они могли бы укрыться, — крохотная площадка высоко над землей, укрытая со всех сторон нагромождением скал. Ни одна живая душа не смогла бы подкрасться к ним незамеченной. Там было как раз достаточно места, чтобы вдвоем укрыться от грозы, которая вот-вот разразится в любую минуту.

— Остановимся тут. Я позабочусь о лошадях. — Он соскочил на землю и схватил коней под уздцы.

— Хорошо. — Шери принялась карабкаться вверх. Каждая косточка мучительно ныла после долгой скачки, но она и не думала жаловаться. Бренд жив, а это главное!

Где-то совсем рядом сверкнула молния, а от удара грома, казалось, чуть не раскололась земля. У Шери мурашки поползли по спине. Странно, раньше она не боялась грозы. Теперь же, в самом сердце прерии, разгул стихий заставлял ее леденеть от страха.

— А мне казалось, что дождя тут никогда не бывает! — бросила она Бренду.

— Бывает… очень редко, — буркнул он, расседлывая лошадей.

Следующая вспышка молнии заставила Шери броситься под защиту скал. Там уже лежали винтовки, седельные сумки и их спальные мешки, оставалось только устроиться поудобнее. Бренд еще не закончил с лошадьми, как хлынул дождь.

— Я-то надеялся управиться раньше, — пожаловался он, присоединяясь к Шери. Бренд успел вымокнуть до нитки. Мокрая рубаха прилипла к телу, и он тут же стащил ее, чтобы просушить.

Шери украдкой наблюдала за ним. Он поднял руки, и она залюбовалась игрой мускулов его могучей спины. Шери вспомнила ночь, их прикосновения, и во рту у нее пересохло. По спине ее пробежала дрожь.

— Ты замерзла? — спросил Бренд, от зоркого взгляда которого ничто не ускользало.

— Нет, — едва слышно ответила девушка.

Она подняла на него глаза, и в ту же минуту огненный сполох расколол небо надвое. От оглушительного грохота земля задрожала у них под ногами, но Шери даже не заметила этого. С самой первой минуты, как она увидела Бренда, этот мужчина завладел всеми ее помыслами, пробудив в ней такую бурю чувств, бороться с которой Шери было не под силу. До того самого дня, когда он вслед за ней примчался в Финикс, она не была уверена, что любит его. Но теперь, глядя в бронзовое от загара лицо Бренда, девушка отчетливо сознавала, что в нем для нее заключена жизнь. И пусть им придется сражаться за свою любовь, она ни о чем не жалеет. И пусть придется ответить за то, что она совершила, пусть! Она сделает это с радостью.

От внимания Бренда не ускользнуло, как потемнели ее глаза.

Он протянул к ней руки, и Шери оказалась в его объятиях. Страх, мучивший их, мгновенно рассеялся, и каждый нашел в объятиях другого покой и блаженство. Бренд накрыл ее губы своими, и весь остальной мир перестал существовать.

Нетерпеливыми руками он начал срывать с нее одежду. Его горячие ладони ласково скользнули по шелковистым округлостям ее тела.

Жгучее желание сжигало его с такой силой, что Бренд едва мог дождаться минуты, когда сольется с ней. Кровь закипела у него в жилах. Тот же огонь сжигал и Шери.

Ей казалось, руки Бренда были всюду, они посылали струйки пламени в тело, заставляя ее плоть трепетать. Шери судорожно прижалась к нему, изнывая от сладостной боли. Она обвила его шею руками, привлекая к себе, и бедра ее изогнулись. Руки с жадностью ласкали его тело. Представь она такое прежде, и от стыда ее бросило бы в дрожь. Теперь все было по-другому. Шери мечтала доставить наслаждение Бренду, заставить желать ее с такой же неудержимой жаждой, которая терзала и ее. Тела любовников сплелись воедино. Бурный водоворот страсти захлестнул обоих, и, завоевав Бренда, гордая Шери сдалась на милость победителя. Потом наступил вожделенный миг… они стали единым целым: сердца их бешено колотились. Им обоим хотелось только одного — чтобы никогда не кончалось это горячее буйное блаженство. Влюбленные молчали… в словах не было нужды. Бренд запечатлел нежный поцелуй на ее припухших губах, и, усталые, они тесно прижались друг к другу.

А снаружи бушевала гроза. Молнии уже больше не сверкали, но где-то вдалеке еще глухо грохотал гром.

Шери дремала, уютно свернувшись калачиком под боком у Бренда. Ровный глухой стук его сердца убаюкивал ее, придавая ей силу. Пока с ней рядом Бренд, думала она, ее счастью ничто не угрожает.

Она так часто писала о любви. Конечно, она сама силой своего воображения вызвала к жизни Бака и других героев, но при этом Шери и вообразить себе не могла, как это страшно и как сладко — любить настоящего, живого человека. Теперь, когда она дважды чуть было не потеряла Бренда, она не переживет, если что-нибудь случится с ним.

Шери хотела сказать ему о своей любви, но вдруг закусила губу. А вдруг он оттолкнет ее? Поколебавшись немного, она наконец решилась.

— Я люблю тебя, — прошептала она.

Ее слова упали в его измученную душу каплями живительной влаги. Руки Бренда исступленно обвились вокруг нее, но Шери так и не довелось услышать то, о чем она так мечтала.

Приподнявшись на локте, Шери взглянула на него. Как дорого ей это лицо с чеканными чертами, бронзовые от загара скулы, твердые губы? Любя его с такой беззаветной силой, она, вероятно, согласится принять все, что он может ей дать… и все же… все же она надеялась, что в один прекрасный день он тоже полюбит ее. Прижавшись к нему, она коснулась поцелуем его губ.

— Ты необыкновенная женщина! — прошептал Бренд.

Шери нежно улыбнулась:

— Нет, просто женщина, которая поняла, что любит впервые в жизни!

Жгучий поцелуй заставил ее забыть обо всем.

48
{"b":"25210","o":1}