ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 21

Из романа Шеридан Сент-Джон «Бренд. Разведчик-метис, или Путь изменника»

Понемногу Рейчел начала поправляться. Внимание Бренда растрогало ее. Она вдруг с удивлением поняла, что с нетерпением ждет его прихода.

— К вам гости, — объявил доктор.

Рейчел радостно вспыхнула, думая, что это Бренд. Она уже предвкушала, как станет расспрашивать его, как прошел день, наслаждаясь уже тем, что он рядом. Каково же было ее удивление, когда на пороге вдруг появился Карл… ее жених!

— Карл! — пролепетала она.

Он решил, что Рейчел от неожиданной радости потеряла дар речи. Присев на кровать, он осторожно заключил ее в объятия.

— Слава Богу, с тобой все в порядке! Я бросился сюда, как только получил весточку от миссис Стюарт!

Бренд бесшумно подошел в двери как раз в тот момент, когда Карл осыпал ее поцелуями, бессвязно повторяя, как он любит ее.

— Кто это у нее? — удивленно спросил он доктора.

— Жених, — объяснил тот.

Лицо Бренда окаменело. И он исчез так же бесшумно, как и появился, так что Рейчел даже и не узнала о его приходе.

А Рейчел ничуть не сомневалась, что они с Карлом по-прежнему любят друг друга. Но когда она с волнением принялась рассказывать о том, как Бренд спас ее и Мерси, что-то вдруг заставило ее поднять на Карла глаза. И тут Рейчел опешила и в удивлении даже приоткрыла рот. Брезгливая гримаса вдруг исказила его лицо. Он даже отодвинулся, будто боясь испачкаться. Вдруг ее осенило. Она никогда не любила этого человека! Это при виде Бренда сердце ее пело! Это он рисковал своей жизнью ради нее! Бренд и был тем самым человеком, о котором она мечтала день и ночь.

Хэнкок дождался ночи. На этот раз он не позволит, чтобы ему помешали. Пугающее спокойствие овладело им. На этот раз мерзавец от него не уйдет! Полковник неторопливо сделал большой глоток виски и убрал бутылку в шкаф. Остаток он допьет, когда вернется, подумал он. Надо же будет отметить такой день!

Ни на площади, ни возле гауптвахты ни единого человека. Хэнкок удивился, но, подойдя к двери, он удовлетворенно хмыкнул — часовой был на посту. «Слава Богу, хоть кто-то еще выполняет приказ», — подумал он.

— Добрый вечер, — добродушно кивнул Хэнкок.

— Полковник! — Увидев офицера, тот вытянулся в струнку.

— Я хочу поговорить с арестованным. Почему бы вам не воспользоваться этим?

— Спасибо, сэр. — Солдат был счастлив хоть немного поразмять ноги. Тяжко было стоять тут всю ночь напролет. Да и зачем, недоумевал он. Кому какое дело до Бренда? Кому нужен этот метис? С облегченным вздохом он протянул полковнику ключи, рассчитывая, что успеет перекусить.

Хэнкок не смог сдержать улыбку. Пока что все шло, как надо. А теперь ему оставалось только выманить Бренда из камеры…

— Привет, Бренд, — тихо сказал он, останавливаясь на пороге.

При виде полковника Бренд вскочил на ноги. Не говоря ни слова, он пристально вглядывался в зловещую фигуру Хэнкока.

— Рад меня видеть? Вижу, вижу, — с холодной улыбкой протянул полковник, делая шаг вперед, — так я и думал. Я пришел освободить тебя.

— Освободить? Почему? — Бренд не верил своим ушам.

С тех пор как его бросили сюда, он не видел ни лейтенанта, ни шерифа. Что-то не похоже, что за это время им удалось убедить полковника в его невиновности, подумал он, и неясное подозрение закралось в его душу.

— Мы только что говорили с шерифом и лейтенантом и решили, что, арестовав тебя, допустили чудовищную ошибку. В конце концов… каждый может ошибаться, верно? А теперь… — с этими словами Хэнкок распахнул дверь, — ты свободен.

Бренд ничего на свете так не желал, как выйти на свободу. И если еще при этом с его имени будет смыто позорное пятно! Но отчего-то он колебался. Слишком хорошо он знал полковника и догадывался, что тот задумал грязное дело.

— А где Уоррен? Разве он не должен быть здесь? Да и потом: что-то поздненько вы задумали меня освобождать!

Хэнкок скрипнул зубами:

— Разговор был долгий, вот и задержались. Шериф предлагал оставить тебя здесь до утра, но я подумал, что ты предпочтешь отправиться спать свободным человеком!

По губам Бренда скользнула легкая улыбка.

— А почему он не пришел с вами? Я же арестован, ведь так?

— Просто устал. — Хэнкок исподволь наблюдал за каждым движением Бренда. — Ты успеешь поблагодарить его утром.

Если бы это сказал кто-то другой, а не Хэнкок, Бренд поверил бы. Но он не мог забыть о том, что именно этот человек стал инициатором его ареста. И с чего бы полковнику быть таким заботливым?

— Если вы не против, полковник, я бы предпочел подождать до утра, чтобы услышать об этом от самого шерифа, — спокойно сказал Бренд, усаживаясь на топчан.

Хэнкок едва сдерживался, чтобы не взорваться. Черт, все было так здорово задумано! Оставалось только выманить этого сукина сына из камеры, а тогда он выстрелит ему в затылок и объявит, что застукал мерзавца при попытке к бегству. И все было бы чудесно! Так нет — этот чертов полукровка отказывается!

— Ты, похоже, не понимаешь, Бренд. Ты свободен! Обвинение в убийстве с тебя сняли. Всем известно, что ты не убивал Хэйла!

— Но если я этого не делал, полковник, то кто тогда убийца? — вкрадчиво спросил Бренд.

Теперь Хэнкоку стало ясно, — Бренд с самого начала подозревал, что он явился неспроста.

— Ты, грязный индейский щенок… а ну, вон отсюда! — Рука его стиснула рукоятку револьвера.

— Задумали прикончить меня, полковник? Ну тогда попробуйте сделать это здесь. А сам я не выйду! И не рассчитывайте, что я вам поверю!

Шери приняла ванну и улеглась в постель, но сон бежал от нее. Мысли ее то и дело возвращались к Бренду, который сейчас томился на гауптвахте. За эти ночи она так привыкла засыпать в его объятиях, что сейчас беспокойно ворочалась с боку на бок. Постель без Бренда казалась пустой.

Девушка поняла, что не заснет. А почему бы не пойти прогуляться? Она могла бы дойти до гауптвахты, посмотреть, как там Бренд. Выскользнув из ночной сорочки, одолженной у Сесилии, она поспешно набросила на себя платье и тихонько выбралась из дома.

До гауптвахты она добралась без всяких помех. Не было никакого караула! К тому же дверь была распахнута настежь. Шери была озадачена. Может, солдат зачем-то вошел к Бренду? И вдруг все поплыло у нее перед глазами…

Хэнкок услышал чьи-то шаги и приготовился к худшему. Он уже открыл было рот, чтобы крикнуть, что узник собирается сбежать, как вдруг лицом к лицу столкнулся с Шери. Лицо ее было белым как мел.

— Вы! — в ярости выдохнул он, стиснув ее так, что девушка закричала.

Шери еще ничего не успела понять, а руки полковника стиснули ей горло с такой силой, что девушка бессильно обмякла.

Бренд вскочил на ноги. Он тоже слышал, как кто-то подошел, но у него и в мыслях не было, что это может оказаться Шери.

— Отпустите ее, Хэнкок! — оглушительно взревел он.

Тот визгливо рассмеялся:

— О нет, ни за что! Этой минуты я ждал долгие годы! Ну теперь ты получишь, что заслужил, грязный ублюдок!

— Какую бы ненависть вы ни питали ко мне, Шери тут ни при чем! — спокойно сказал Бренд. — Отпустите ее, и я согласен. Я сделаю все, что вы хотите!

— Поздно! — крикнул полковник, глаза его горели волчьим зеленым огнем. Одна мысль о том, что в его силах заставить Бренда валяться у него в ногах, наполнила его торжеством. — Ты разбил мое сердце, когда похитил мою дочь, и разбил мою жизнь, когда убил ее!

— Но я не убивал Бекки! — процедил Бренд.

— Ты убил ее! Это так же верно, как если бы ты своими руками всадил в нее нож! А теперь ты сам погибнешь от моей руки! Но сначала… сначала пусть мисс Сент-Джон отведает того, что выпало на долю моей Бекки!

— Оставьте ее, полковник. Вы же сами понимаете — Шери абсолютно невиновна!

— Невиновна? А в чем была вина моей Бекки, когда ты украл ее у меня? Ты заставил ее выйти за тебя замуж! Заставил покинуть меня! А потом бросил ее в этом доме, чтобы твои сородичи превратили ее в кусок окровавленного мяса! — визжал полковник, брызгая слюной. Вся ненависть, которую он долгие годы питал к этому человеку, вдруг выплеснулась наружу. — Выходи из камеры, Бренд, если не хочешь, чтобы я прикончил ее у тебя на глазах!

59
{"b":"25210","o":1}