ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, это моя ошибка, — протянул он. — Чем занимаешься? Готовишься к следующему маршу трезвости с револьверами вместо топоров?

— Мне необходимо попрактиковаться в меткости, — заявила она. — Я давно не брала в руки оружие.

— Надеюсь, тебе не скоро придется им воспользоваться. — Он кивнул в сторону бутылок. — Если хочешь потренироваться, давай, целься. Я понаблюдаю.

Может, смогу помочь.

Она подняла револьвер, прицелилась и выстрелила.

И снова промахнулась.

Джек подошел к ней. Одним плавным движением он выхватил свой револьвер, выстрелил и сбил одну бутылку. Затем убрал револьвер в кобуру таким же ловким движением и улыбнулся ей.

— Хвастун, — пробормотала она возмущенно, отправившись ставить другую бутылку.

— Хочешь совет? — предложил он, когда она вернулась туда, где он стоял.

Она уже собралась сказать, что он может сделать со своим советом, но подумала, что он хороший стрелок, а ей надо подучиться.

— Ладно, говори. Где ошибка?

Джек пытался сообразить, как объяснить ей технику стрельбы, но решил, что лучше продемонстрировать.

— Давай покажу.

Джек встал позади Аманды и почувствовал, как она напряглась, когда его рука коснулась ее пальцев.

— Целься медленно, плавным движением, не резко, но уверенно. А потом стреляй.

Он вел ее руку и помог прицелиться и выстрелить.

Бутылка слетела.

— Так? — Она повторила движение с его помощью и сбила вторую.

— Видишь, как легко? Почувствуй револьвер. Считай его частью своего тела и поймешь, как нужно двигаться. Давай еще раз.

Его слова, произнесенные так близко от ее уха, заставляли ее дрожать. Трудно сосредоточиться, когда он стоит так близко за ее спиной. Его тело было таким теплым и полным силы, что она-с трудом сдержала дрожь от его близости, когда он помогал ей прицелиться.

Черт возьми!

Аманда хотела прижаться к нему, положить голову ему на плечо, насладиться мощью объятия его рук.

Что-то в Джеке задевало, ее за живое, и ей это не нравилось. Она :

— женщина, которая предпочитает контролировать свои чувства. Она логична, умна и независима. Ей не нужно это увлечение. Ей не нужен Джек Логан!

— Теперь я попытаюсь сама, — заявила она решительно, стараясь подавить свои чувства.

— Уверена, что справишься? — спросил Джек, отходя.

— Попробую.

Аманда глубоко вдохнула, прицелилась и выстрелила. Пуля легла ближе, чем раньше, но все же не попала в цель.

— Похоже, тебе нужен еще один урок. — Он снова подошел и обнял ее.

— Почти стемнело.

— Тогда поспешим.

Он почувствовал ее дрожь.

— Ты же сказал, что надо целиться не спеша.

— Показать еще раз?

— Да. — В ее словах звучали нежность и приглашение.

Джек понимал, что продолжение урока не имеет никакого отношения к оружию. Он забыл о револьвере, забыл о бутылках. Джек знал только, что Аманда в его объятиях, ее спина прижата к его груди, а запах ее духов действует опьяняюще.

— Аманда… — тихо позвал он, и она обернулась.

Джек нежно дотронулся рукой до щеки девушки и повернул ее лицо, чтобы рассмотреть его. Он заметил смятение в ее взгляде и улыбнулся.

Аманда видела, как огонь желания вспыхнул в глазах Джека, и ее сердце учащенно забилось. Она знала, что он поцелует ее, и ждала его поцелуя. Когда Тед обнимал ее прошлым вечером, было приятно. Но сейчас в объятиях Джека она понимала, что такое настоящее возбуждение, Джек медленно наклонился к ее рту, и Аманда растворилась в поцелуе, когда его губы коснулись ее в страстном, требовательном движении. Любая логика и возможность мыслить мгновенно исчезли в его сильных объятиях. Ее мир сузился, оставив лишь глубокие тени ночи, прохладу вечера и Джека. Она тихо застонала, обхватив его руками за шею и прильнув к нему.

— Аманда… — произнес он ее имя голосом, полным страсти.

Она отклонилась назад, чтобы взглянуть на него, но ничего не сказала в ответ. Он понимал: она чувствует то же, что и он.

— Я учил тебя, как…

Она прервала его нежным поцелуем.

— Я хочу, чтобы ты научил меня лишь одной вещи, и она не имеет никакого отношения к револьверам.

Под его взглядом она отошла от него, медленно, даже чувственно, отстегнула кобуру и отложила в сторону. Не произнеся ни слова, она вернулась в его объятия и подставила свои губы его поцелуям.

Ее молчаливая капитуляция прогнала остатки самообладания Джека. Он жадно поцеловал ее, скользнул губами по ее шее, поднял ее на руки и уложил на мягкую траву.

С каждым прикосновением, с каждым поцелуем их страсть возрастала. Джек помог ей выскользнуть из блузки, и она принялась за пуговицы на его рубашке. Она, как и он, жаждала его близости. Когда наконец между ними не осталось никаких барьеров, она насладилась жаром прижатого к ней тела.

Искра, что разожгла в них жар, превратилась в адский огонь. Джек ласкал ее, желая доставить удовольствие, желая показать красоту любви. Ее кожа шелком скользила под его пальцами. Он стремился слиться с ней в единое целое, сделать ее своей и заставить навсегда запомнить его любовь.

Аманда никогда не чувствовала такого наслаждения.

Исчезли мысли о правильном и не правильном, как только она отдалась его страсти. Она хотела, нет, она должна быть с ним. Она мечтала потерять себя в его объятиях, целовать его, любить его. Перед ней был горячий, сильный, опасный мужчина, и она стремилась отдать ему свою невинность и завоевать его своей нежностью.

Когда Джек отстранился, она замерла, не сводя с него глаз. Ее лицо горело желанием, но на нем был написан и страх, ведь перед ней впервые открывалось неизведанное.

Джек приподнялся на локтях, будто примериваясь к ней.

— Если хочешь остановить меня, Аманда, скажи сейчас.

Она подняла к нему руки, и он вошел в шелковую глубину ее тела. Доказательство ее девственности остановило его. Он чуть не отпрянул назад, боясь причинить ей боль, но она обняла его еще крепче и приподняла бедра, чтобы принять его еще глубже. Почувствовав ее движение, Джек больше не мог сдерживать желание, что горело в нем. Он устремился вперед, разрушая ее невинность, объявляя ее своей.

Боль от его вторжения была резкой. Аманда замерла, привыкая к незнакомым ощущениям. Ее охватили неуверенность и робость.

Джек понял ее. Не двигаясь, он целовал Аманду.

Сначала поцелуй был нежным, но постепенно страсть, затаившаяся в них, прорвалась с новой силой. Вскоре Аманда забыла обо всем, кроме радости быть с Джеком единым целым. Его прикосновения пробудили в ней возрастающее желание, заставляли требовать большего. Она начала медленно двигаться, подстраиваясь под его ритм, учась доставлять ему удовольствие.

Восторженный отклик Аманды поразил Джека. Он стремился к высшей точке блаженства, забирая ее с собой, желая показать ей горизонты наслаждения, что принадлежат им одним. И красота этого мгновения окружила их, окутала сладким восторгом обладания друг другом.

Утолив свою отчаянную жажду, они лежали на мягкой траве. Их дикая страсть ушла, и они медленно начали осознавать важность происшедшего между ними.

Джек первым пришел в себя — он не мог поверить в то, что он наделал. Он занимался любовью с Амандой.

Джек молча проклинал себя, презирая за то, что натворил. Он поймет Дэна, если тот придет за ним с револьвером или кнутом. Аманда была девственницей.

— Аманда, — тихо произнес он, отодвигаясь от нее.

— М-м-м? — протянула она вопросительно, все еще поглощенная приятными воспоминаниями о любви, и потянулась к нему, желая вернуть его в свои объятия.

— Аманда, прости. Это не повторится.

— Что? — Она открыла глаза, недоуменно взглянув на него.

— Я не хотел, чтобы это произошло. Я воспользовался твоей невинностью.

Его слова рывком вернули ее из блаженного тумана, окружавшего ее, к грубой реальности: она занималась любовью с Джеком Логаном.

— Я принадлежу только себе. Ты не воспользовался мной, — заявила она. — Так что не стоит себя ни в чем обвинять.

38
{"b":"25212","o":1}