ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Список ненависти
Девочки-мотыльки
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Личный тренер
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
Рейд
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Разоблачение игры. О футбольных стратегиях, скаутинге, трансферах и аналитике
Время не знает жалости

Мы проведем ночь здесь, утром купим все, что потребуется, а после полудня отправимся домой.

– А твоя матушка не будет волноваться?

– Нет, со мной приехал мой брат Ричард, так что у меня хорошее сопровождение. Кроме того, когда мы уезжали, я сказала, что мы, возможно, переночуем в городе.

– Эмилия... подожди...

Рейна быстро вытащила маленький саквояж и вынула все деньги, что привезла с собой.

– Вот возьми!.. – Она сунула подруге в руку значительную сумму.

– Ты уверена, что можешь так поступить?

– У меня не было времени беспокоиться о вещах, но я привезла много денег.

– Я вернусь, как только смогу, – пообещала Эмилия. – И не волнуйся. Твой отец приедет. Все будет прекрасно, вот увидишь.

Девушки тепло обнялись.

– Надеюсь, так и будет, – сказала Рейна.

Когда дверь закрылась, она повторила, ощущая странное беспокойство:

– Надеюсь, это и правда будет.

Эфемерная женщина парила перед Клэем в туманной полутьме. Хотя она была полностью одета в какое-то незнакомое свободное одеяние, ниспадавшее свободными складками, вокруг нее разливалось нечто соблазнительное. Гибкие руки, поднятые к нему, манили его еще больше.

Клэй хотел подойти к ней. Ему хотелось обнять ее. Больше всего на свете ему хотелось прижать свои губы к ее губам, найти сладкий восторг в ее объятиях, зная, что это произойдет. Но по какой-то неизвестной причине Клэй не мог ни двигаться, ни говорить. Удерживаемый незримой силой, он мог лишь смотреть, отчаянно желая и никогда не получая.

Женщина назвала его по имени. Звук ее голоса, такой мягкий и чарующий, отозвался увлекающим эхом. Ее голос был знаком ему, но все же...

Клэй старался освободиться от невидимых пут, сдерживающих его, все время лихорадочно вспоминая ключ к имени своей загадочной искусительницы. Он знал, что если бы только смог назвать ее по имени, она пришла бы к нему. Его мускулы напрягались, пот застилал брови, когда он боролся с невидимой силой, которая не давала ему пошевелиться. Его усилия были исполинскими, но напрасными, поскольку незнакомка начала удаляться от него. Она все еще протягивала к нему руки, все еще призывала его, но он был не в силах ответить. Схваченный... пойманный в ловушку... Клэй лишь молча наблюдал за исчезновением, за тем, как ее у него забирают...

Сила переживаний, измучивших его во сне, вырвала Клэя из забытья. Он проснулся весь в поту и тяжело дышал. Клэй уставился в окружающую темноту, пытаясь понять смысл хаотичных образов, навеянных сном, роившихся у него в мозгу. Испытывая напряжение и усталость, он провел рукой по глазам, стараясь заставить себя мыслить ясно. Потом свесил ноги с кровати и долго сидел так в комнате, окруженной ночью.

Эта неизвестная женщина, приходившая к нему во сне, казалась Клэю очень настоящей, но он не мог назвать ее имени. Она неуловимо существовала в его мыслях, дразня уголки его сознания возбуждающим присутствием и все же не давая возможности понять, кто она. Клэй попытался отогнать искусительницу из сна, как плод своего воображения. Он не мог вспомнить, чтобы испытывал по отношению к женщине такие сильные эмоции. Но, сидя беззащитным в темноте, он дал волю собственным мыслям, вспоминая сестру Марию Регину и ночь на станции. Эротическое видение охватило Клэя. Он снова представил, как монахиня расчесывает волосы, сидя у камина. Воспоминание о той ночи заставило его даже встать и надеть брюки.

Клэй ходил по комнате, словно пойманное животное. Походив туда-сюда, он остановился у окна, откинул тяжелую бархатную портьеру и взглянул на успокаивающую красоту сельского пейзажа при свете луны. Его сильно разволновала мысль о том, что он достаточно извращен, чтобы считать искусительницей сестру Марию Регину. Он нервно провел рукой по растрепавшимся во сне волосам, обдумывая это свойство собственного характера. Сестра была единственной по-настоящему добропорядочной женщиной из тех, что он встречал в жизни. Клэй зло ругал себя, ведь сестра Мария Регина не заметила его влечения к ней. Она была целомудренной женщиной безупречного достоинства. Клэй знал, что оказывает ей плохую услугу, даже просто думая о той ночи. О том, какой красавицей она выглядела...

Клэй был мужчиной, привыкшим владеть собой, и ему не нравилось, что он не в состоянии выкинуть из головы сестру Марию Регину.

Иногда он задумывался, случится ли это когда-нибудь. Клэй понимал, что их пути никогда больше не пересекутся. От этой мысли он необыкновенно волновался, хотя и не совсем понимал, почему именно. Он был слишком возбужден. Даже не пытаясь снова заснуть, он вышел из комнаты.

Глава 10

Молли Маги, семнадцатилетняя девушка с каштановыми волосами, нежно улыбнулась при взгляде на младшего братика.

– Ну что, Джимми, думаешь, ты сможешь позаботиться о маме, пока я буду на работе?

– Конечно, смогу, – гордо заявил восьмилетний веснушчатый мальчик. – Можешь на меня положиться.

Хотя Молли и не нравилось, что Джимми пропускает школу, у нее были причины на то, чтобы оставить его одного с больной матерью. Она знала, что другого выхода нет. Нужно идти на работу в ресторан «Золотой котел». Сейчас это был их единственный источник существования. Владелица ресторана, подлая женщина по имени Берта Харви, без колебаний уволит Молли, если та осмелится пропустить хотя бы день. Молли потянулась и с любовью обняла брата.

– Ты хороший мальчик, Джимми Маги, – проговорила она, ласково ероша ему волосы. – Послушай, я уже опаздываю, но обещаю вернуться так быстро, как только смогу.

– Надеюсь, миссис Харви не заставит тебя работать допоздна.

– Я тоже надеюсь, дорогой.

– Что мне нужно сделать для мамы, когда она проснется, Молли?

– Проследи, чтобы она много пила и у нее было все, что ей захочется, хорошо?

– Прослежу.

Молли пошла в комнату и остановилась у маленькой кровати, на которой беспокойно лежала их мать. Жизнь не была щедра с Эйлин Маги. Когда ей исполнилось шестнадцать, она была уже замужем и у нее была Молли. Через год после рождения Джимми она поехала за мужем на золотые рудники. Вскоре после приезда муж был убит во время карточной игры. С тех пор она содержала семью, с трудом зарабатывая деньги, чтобы прокормить себя и детей. Это было непросто. Она отказалась зарабатывать проституцией. Эйлин хотела вести честную жизнь, но достигла лишь того, что именно почтенная жизнь, полная тяжелого труда, привела ее к такой усталости. У нее не было сил бороться с болезнью.

Молли посмотрела на мать, горевшую от жара, и поняла, что та выглядит гораздо старше своих тридцати трех лет. Ее волосы, когда-то огненно-рыжие, были теперь тусклыми. В них было множество седых волос. Только румянец от горячки, выступивший на впалых щеках, скрывал ее ужасную бледность. Молли привыкла к тому, что мать – сильный человек. От нее всегда отскакивали любые болезни, но сейчас она лежала в жару третий день, и никаких признаков улучшения не было.

– Джимми, дорогой, мне нужно идти. Я уже опаздываю, – вздохнула Молли, с усилием отворачиваясь от кровати.

– Поторопись домой...

В его голосе была легкая дрожь, будто и его пугала непрочность ситуации.

– Потороплюсь.

Молли обняла Джимми еще раз, потом поторопилась вон из маленького домика. До «Золотого котла» было достаточно далеко. Приходилось почти бежать, чтобы не обрушить на себя гнев Берты Харви.

– Ты знаешь, я не потерплю твоих опозданий, Молли! Этими словами Берта встретила Молли, вскоре вбежавшую в кухню ресторана.

– Да, мадам, но моя мать больна и...

– У меня есть клиенты, которые ждут, чтобы их обслужили. Если ты не можешь этого сделать, я найду того, кто сможет! – холодно проговорила седая женщина.

Именно эти слова и ожидала услышать Молли, но все равно съежилась от угрозы.

– Да, мадам.

– Ты уже опоздала с едой для шерифа. Займись этим сейчас же.

24
{"b":"25213","o":1}