ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 13

Веселые звуки романтического вальса заполнили бальный зал, когда Клэй и Рейна направились танцевать. Он был доволен, что все идет так легко, и мысленно даже поздравил себя со способностями драматического актера. Она точно поверила, что осталась неузнанной. Клэй подумал, что если ему удастся правильно сыграть роль до конца вечера, то скоро он будет на пути в Калифорнию с ней на веревке.

Клэй повернулся к Рейне, мягко улыбаясь. Он обнял ее, готовый сопровождать в толпе танцующих, но лишь притронулся к ее руке и талии, как их обоих пронзила искра неожиданной чувственности. Оба были в нерешительности. Мгновение они стояли совершенно неподвижно, с любопытством вглядываясь друг в друга.

Рейна вызвала у Клэя сильное желание, но ему не хотелось вступать с ней в связь. Роль воздыхателя, которую он себе выбрал, была лишь... ролью, которую он играл, ничем более.

– Вы очень красивы, Изабелла, – тихо проговорил он, когда они начали танец.

– Благодарю вас, Клэй, – ответила Рейна, смотря на него сквозь приятный туман, вызванный шампанским, которое заставило ее трепетать и сделало добродушной.

Она мечтательно вспоминала ночь на почтовой станции и то, как великолепно выглядел обнаженный до пояса и освещенный лунным светом Клэй. Пульс ее забился сильнее. Жаль, что между ними стоит столько препятствий.

Все могло быть иначе, если бы он не работал на ее отца. Клэй – привлекательный мужчина. Она знала, что он мог быть и необыкновенно смелым, и добрым, и мягким. В зависимости от ситуации. В нем было все, что она хотела видеть в мужчине. С некоторым изумлением Рейна поняла, что, если бы они встретились при других обстоятельствах, она могла бы влюбиться в него.

– Может быть, нас свела судьба, – проговорил Клэй, притягивая ее чуть поближе.

Но когда от близости их вдруг охватила волна страсти, он решительно выругал себя. Клэй боролся с собой, он не хотел получать удовольствие от того, что держит ее в руках, и он снова напомнил себе, что такова его работа.

– Хотелось бы так думать, – ответила Рейна, увлеченная вальсом с ним.

Они двигались в унисон, грациозно кружась по комнате под приятную мелодию, сливаясь в единое целое, будто созданы друг для друга. Рейна почувствовала сильные руки Клэя. Ей хотелось верить, что именно судьба, а не хитрый план отца, привела ее к этому моменту.

Оба они глубоко задумались, продолжая танцевать, обнимая друг друга.

Клэй пытался сосредоточиться, вспомнить о лживости Рейны и страданиях Дейва. Но обычно стальная воля ослабела под действием большого количества виски, выпитого им в течение вечера. Вдруг нежный запах, принадлежавший только Рейне, само ощущение ее и воспоминание о том, как она расчесывала волосы у камина, подорвали нерушимый самоконтроль. В это опьяняющее мгновение его поймала в ловушку сладостная магия любви.

Клэй взглянул на Рейну и увидел, что она трепетно смотрит на него темным влажным взглядом. Его охватило волнение. Вдруг он понял, что хочет этого. Он больше не играл роль. Он понял, что желал Рейну. Он желал ее даже тогда, когда считал монахиней. Желал еще больше сейчас, не испытывая никакой вины.

Когда музыка закончилась, Клэй сделал так, чтобы они оказались рядом с двустворчатыми стеклянными дверями, выходившими на балкон. Потом, прежде чем Рейна успела произнести хоть слово, он повел ее в прохладную темноту ночи.

Рейну поразили его уверенность и смелость. Она не стала даже протестовать, когда он мягко, но настойчиво отвел ее от дверей в заросли тенистых деревьев.

Он улыбнулся озорной улыбкой и сделал признание:

– Я не хочу подвергаться риску встречи с другими мужчинами. Теперь, наконец-то найдя вас, я не хочу потерять ни из-за Дэвида, ни из-за Люсьена, ни из-за кого-либо другого.

От этих слов Рейну охватил трепет восторга. Она больше не искала двойного смысла во всем, что он говорил. В глубине сердца ей очень хотелось ему поверить.

Клэй крепко обнял Рейну. Она с удовольствием подчинилась.

Где-то в глубине души Клэй сознавал, что так она вела себя с каждым. Но страсть, обуявшая его, была столь сильна, что он отбросил эти несвоевременные мысли. Хотелось лишь обнимать и целовать ее. Не хотел ось думать... не сейчас.

Клэй запечатлел на ее губах собственнический поцелуй, Рейна же была счастлива. Она инстинктивно поняла, что именно этого и хотела со времени их встречи.

Страсть разгорелась между ними, когда их губы встретились впервые. Клэй прижал ее к груди, целуя, раздвинул ее губы языком, ища между ними медовую сладость.

Поцелуй Клэя был особенный. Это был поцелуй мужчины, совершенно непохожий на то, что Рейна испытала раньше. Объятия Натана не произвели на Рейну никакого впечатления, а немногим кавалерам, целовавшим ее, никогда не удавалось взволновать красавицу. Лишь Клэй своими уверенными убедительными объятиями смог зажечь в ней глубокое жгучее желание... лишь Клэй. Обняв его за шею, она прижалась к нему еще сильнее, пламенно целуя его в ответ. Омываемая волнами удовольствия, Рейна задумалась, не любовь ли это...

Когда в конце концов их губы разомкнулись, они остались в объятиях друг друга с закрытыми глазами, стараясь понять те необузданные эмоции, которые только что обрушились на них. Они молчали, в словах не было необходимости.

Клэя ошеломили собственная реакция и страстный ответ Рейны. Он не мог поверить в то, что произошло, поцеловал снова, проверяя и сомневаясь. В этот раз поцелуй был нежнее и мягче, его губы едва дотрагивались до ее губ, но они сладко манили, и его снова охватило горячее желание.

Рейна тоже была в смятении от водоворота чувственного возбуждения.

Только шампанское слегка расслабило и позволило ей свободно ответить Клэю. Она явно манила и побуждала Клэя к еще большей откровенности. От ее губ он перешел к шее, положив обе руки ей на грудь.

У Рейны подкосились колени. Когда его губы вернулись к ее губам, она радостно приветствовала их, забормотав от нахлынувшей любви что-то несвязное хриплым взволнованным голосом:

– Клэй, ах, Клэй... пожалуйста...

Она не знала, о чем умоляла, а лишь хотела быть поближе к нему.

От ее желания Клэй стал совсем несдержанным. Он вдруг понял, чего она хочет, начав исследовать полные пышные изгибы ее груди, дерзко скользнув одной рукой в лиф, чтобы приласкать шелковистую плоть.

Рейна еще никогда и никому не позволяла касаться ее таким образом.

Для нее это было новым переживанием. Она слишком громко выдохнула от захвативших дух ощущений. Прикосновения его руки к обнаженной коже были так приятны.

Клэй почувствовал в своей руке затвердевший от страсти сосок. Рейна застонала, когда он стал ласкать ее. Она была в возбуждении, затерявшись в той чувственной паутине, которую он так опытно ткал, затягивая ее в свои сети.

До них лишь смутно доносились звуки голосов.

– Клэй увел ее куда-то сюда... – нетерпеливо говорил Люсьен, пересекая с Дэвидом бальный зал и направляясь к дверям.

– Не волнуйся, мы их найдем, – ответил Дэвид. По тону его голоса было ясно, что он находит эту ситуацию довольно-таки забавной. – Они не могли зайти слишком далеко...

– Нет, если мы скоро там будем, – огрызнулся в ответ Люсьен.

Сарказм Люсьена отрезвил Клэя и вернул его обратно к болезненной реальности, к пониманию того, кто он и где находится. Издав от расстройства гортанный стон, он прекратил поцелуй. Его дыхание было неровным. Он старался взять себя в руки, но в голове его царил хаос.

Что такое с ним творится, черт побери? Что это он пытался сделать?

Рейна – его добыча. Ему надо поймать ее и отвезти домой к отцу и жениху, а не укладывать в постель.

– Клэй...

Рейну поразило, что он вдруг резко отстранился. Его поцелуи и ласки заставили ее трепетать. Она не понимала, почему он остановился.

– Что такое?

Клэй взглянул на нее и опять смутился, увидев широко открытые темные глаза, вопросительно смотревшие на него. Его продолжало удивлять, как это Рейна могла так убедительно изображать невинный взгляд, когда он знал, что она далеко не невинна. В этом у него сомнений больше не было. Разве она не просила только что заняться с ней любовью?

32
{"b":"25213","o":1}