ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Шаман. Ключи от дома
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Последняя капля желаний
Таинственный портал
Жена поневоле
Танки
Каждому своё 2
Удочеряя Америку

– Меня и правда удивляет, что ты так считаешь, Рейна, – почти философским тоном продолжал Клэй. Он нашел повод, чтобы уйти, и хотел им воспользоваться. – Может быть, дорогая, нам нужно обсудить это поподробнее наедине? Мы ведь собираемся сохранить счастливый брак.

Рейна подавила негодование, когда Клэй встал и потянул ее за собой.

– Капитан, мистер Уэбстер, вы нас извините? – спокойно проговорил Клэй.

. – Разумеется, мистер Корделл, – ответил Гибсон, в глазах которого светилось восхищение.

Он раздумывал, сколько же еще Корделл будет терпеть необычную дружбу жены с Уэбстером. Гибсон был доволен, что Клэй Корделл такой же, как и он, – старой закалки, совершенно убежденный в том, что женщины нуждаются в сильной руке и руководстве. Капитан был уверен, что брак Корделлов будет хорошим долгим и счастливым.

– Спокойной ночи, миссис Корделл, – тихонько проговорил Майкл, сожалея, что вечер завершается так быстро.

– Спокойной ночи, Майкл. Может быть, увидимся завтра на палубе.

– Это будет замечательно! – Майкл широко улыбнулся.

– Капитан Гибсон, спасибо за ужин. Еда была восхитительная, – любезно сказала Рейна.

– Благодарю вас, мадам.

Клэй коротко кивнул напоследок и повел Рейну прочь из столовой.

Глава 18

Рейна держалась с королевским достоинством. Когда Клэй вывел ее из столовой, она высоко вскинула голову. Он практически тащил ее к каюте, сильно сжимая руку, но Рейна не собиралась показывать, что ей больно. Она была слишком горда. Когда они добрались до каюты, Клэй открыл дверь и отступил назад, чтобы пропустить ее.

Рейна противилась, отказавшись послушно идти. Она подвергала его еще большему испытанию.

– Входите! – произнес он низким, опасным голосом.

Рейна была в ярости. Она услышала в его голосе угрозу, но отказалась обращать на это внимание. Она больше не выкажет перед ним страх. Рейна вошла внутрь с высоко поднятой головой. Она зажгла лампу. Войдя, Клэй не успел проронить ни слова, как Рейна набросилась на него.

– Как вы смеете, Клэй Корделл?! – заорала она, метая молнии.

– Замолчите, Рейна, пока не завели меня слишком далеко, – зловеще ответил Клэй.

– Завела слишком далеко? Это вы завели меня слишком далеко! Как вы могли меня так смущать?! Как вы могли говорить такое Майклу?!

Упоминание о Майкле подорвало самообладание Клэя. Он не собирался дотрагиваться до нее, но здравый смысл покинул его. Схватив Рейну за руки, он прижал ее к себе.

– Майкл... какое мне дело до того, что думает о чем-либо Майкл Уэбстер? – в бешенстве воскликнул он. – Для меня есть только одна важная вещь. Я уделяю внимание только этому.

– О да. Я знаю обо всем, что для вас важно. Деньги – вот что вас интересует... только деньги! – Ее слова прозвучали как пощечина. – Вас не интересуют честь и приличия! Вы моральный урод.

Клэй ехидно усмехнулся:

– А вы что – образец добродетели? Мне жаль вашего отца и человека, который хочет на вас жениться. Вы лживая, обманчивая, эгоистичная трусиха. По меньшей мере я держу свое слово.

– Слово? – вскипела она, ударяя его в грудь кулаками. – Да ваше слово не стоит и выдоха, с которым оно произносится! Наверное, вы родную мать надули бы, если б рассчитывали получить с этого выгоду!

Ее слова лишь подлили масла в огонь. Он быстро сжал ей запястья, легким движением заломил руки за спину, эффективно подчиняя своей воле, и дернул ее к себе.

– Можете сдаваться, Рейна. Вы проиграли.

– Я ни в чем вам не уступлю, – высокомерно объявила она.

Она взглянула на него, раскрасневшись от борьбы. Клэй пожал плечами:

– Мне совершенно не важно, уступите вы или нет. Меня интересует лишь работа, ради которой меня наняли. Я везу вас к отцу.

– Можете попытаться, – ответила она, все еще изо всех сил стараясь вырваться.

Разглядывая ее, Клэй не мог отделаться от восхищения, которое испытывал. Даже при таком перевесе сил она отказывалась подчиниться неизбежному. Она отчаянно боролась за свои права.

– Я не пытаюсь, я это сделаю, – вывел он окончательный вердикт.

– Ах вы!..

Она с необыкновенной силой резко дернулась, пытаясь вырваться раз и навсегда.

Это усилие нив коей мере не удивило Клэя. Он отреагировал соответственно, притянув ее еще ближе. Свою ошибку он осознал слишком поздно. Рейна тут же прижалась к нему изящными формами. Крепко держа ее, он чувствовал каждый дюйм ее тела. Клэй замер, вдруг осознав, что она женщина.

– Отпустите!

Рейна изгибалась, пытаясь освободиться, но это еще больше подогрело его пыл.

Дотрагиваясь до нее, Клэй почувствовал, что ярость его ослабела. Эмоции были в беспорядке, серебристые глаза потемнели, его охватил жар. Он хотел Рейну! Хотел ее с того самого момента, как впервые увидел. Со временем это желание только росло. Он подсматривал, как она переодевается, и это раздразнило его чувства. Последние прикосновения он просто не мог вынести.

Рейна заметила в нем внезапную перемену и попросила:

– Отпустите меня, Клэй!

– Не могу, – простонал он, не думая о побеге. – Не сейчас, когда я наконец-то вас нашел...

Рейна насторожилась, почувствовав его неприкрытое желание, отразившееся в серых глубинах.

– Нет, Клэй... -. запротестовала она, но не успела больше ничего сказать, потому что ее губы были накрыты требовательными губами Клэя.

Рейна снова принялась бороться. Она этого не хочет. Она не хочет его!

Но по мере того как его губы двигались по ее губам, она боролась все слабее.

Это больше был не Клэй, ее захватчик, а Клэй, тот самый мужчина... мужчина, которого, как ей казалось, она любила.

– Нет... – хрипло запротестовала она, когда его губы оторвались от ее губ, но он не обратил на это внимания.

Когда он наклонился, чтобы насладиться ее шеей, она тихонько всхлипнула. Она трепетала от прикосновений Клэя. Когда он отпустил ее запястья, Рейна какое-то мгновение пыталась его отпихнуть, упираясь руками в плечи. Сопротивление окончательно закончилось, когда он принялся ласкать ее полную грудь. Внутри Рейны взорвалась страсть, которая долго не могла вырваться наружу. Со стоном подчинения она прекратила борьбу и с удовольствием прильнула к его твердой груди.

Злость и ненависть превратились вдруг в бурю возбуждения. Их захватил поток желания.

Клэй поцеловал ее еще раз, значительно продлив поцелуй. Они упивались друг другом, ощущая вкус желания. Слишком долго они отказывались признавать его, слишком долго боролись с ним. Снедающую страсть больше нельзя было утаивать, нельзя было отрицать.

Они припали друг к другу, задыхаясь, отказываясь думать о том, что происходит между ними. Времени для логических размышлений не осталось. Время было лишь для того, чтобы чувствовать, реагировать, покоряться безудержному желанию, пылавшему у обоих внутри.

Рейна мягко застонала от предвкушения, когда его губы оторвались от ее губ и снова принялись исследовать впадинку под горлом, выискивая чувствительное пульсирующее местечко. Клэй легко поднял ее на руки и положил на кровать, осыпая страстными поцелуями. Он лег рядом с ней. И в это мгновение их взгляды встретились.

Это был подходящий момент, чтобы остановить овладевшее ими сумасшествие. Это был подходящий момент, чтобы бросить друг другу обвинения и вернуться к ненависти, но этого не произошло. Вместо этого Клэй склонился над Рейной. Его губы осыпали ее губы короткими мягкими и нежными поцелуями. Потом Рейна притянула его к себе для глубоких страстных поцелуев, бормоча его имя почти в агонии.

– Клэй...

– Ах... Рейна, – простонал в ответ ее имя Клэй, испытывая неприкрытое желание.

Он прижал ее своим весом, а она прильнула к нему, раскрыв свои объятия.

Рейна знала, что всегда хотела именно этого, с того дня на станции... с той самой ночи.

Клэй расстегнул лиф, осыпая пылкими ласками ее грудь и приводя ее в восторг. Он передвинулся ниже, чтобы запечатлеть горячие влажные поцелуи на шелковистой плоти, а она притягивала его ближе, смакуя опытные прикосновения.

44
{"b":"25213","o":1}