ЛитМир - Электронная Библиотека

– В данный момент обвинение звучит так: нарушение общественного порядка. Если еще что надумаю – скажу.

– Что? Когда я это совершил? Я всю ночь играл в карты, спросите в салуне кого угодно!

Чарли едва сдерживался.

– А как насчет другой ночи, когда ты пытался напасть на здешнюю тюрьму? – огрызнулся Маколи.

– Не знаю, о чем вы говорите, – последовал упрямый ответ.

– Зато я знаю: именно ты всех взбаламутил. И позабочусь, чтобы ты как следует поплатился за это и кое-что другое.

– Кто бы вам это ни сказал, он лжет, шериф! – горячо заспорил Чарли.

– Что ж, посмотрим, не так ли?

Шериф ушел, не оглядываясь и не обращая внимания на крики негодования.

В это время Баки и Рекс переговаривались, сидя в салуне.

– Что будем делать? – взволнованно спросил Баки.

– Его арестовали!

– Мы ничего не можем предпринять.

– Мы должны что-то сделать! Чарли арестовали, и мы с тобой оба знаем, за что! Это значит, что они и за нами придут!

– Этого ты не знаешь.

Рекс пытался не трусить, но чувствовал, что Баки прав. Разве Чарли не предупреждал их несколько минут назад, что с ними случится, если его арестуют?

– Я знаю! – настаивал Рекс, наклоняясь к компаньону через стол. – Слушай, он только что сказал нам, что не даст нам уйти, если его арестуют! Ты знаешь, что мы следующие!

Рекс нервничал. Неплохо время от времени пощекотать нервы, но неприятностей с законом у него никогда не было. Ему не нравилась перспектива провести по милости Чарли годы за решеткой.

– Ну? – подгонял Баки.

– Ты прав, – наконец-то согласился напуганный и дрожащий компаньон. – Мы не стреляли в Сантану. Это Чарли стрелял. Я не возьму его вину на себя.

– Нужно поговорить с шерифом сейчас, перед допросом Чарли.

Баки был уверен, что нужно прийти самим ради собственного спасения. Он взглянул на Рекса, надеясь, что тот пойдет с ним. Даже если нет, Баки знал, что сделает это сам.

– Ну хорошо, давай к нему пойдем. Чарли не из тех, кто прощает. Даже если вернется, он не поверит, что это не мы на него указали.

– Я знаю.

Они замолчали, допивая напитки для храбрости, потом поднялись.

Покидая салун, они были напуганы и испытывали неуверенность, но знали, что выбора у них нет. Они не хотели тонуть вместе с Чарли.

Компаньоны направились прямиком в тюрьму, но замешкались снаружи, опасаясь, что Чарли может их подслушать. Постучав в окно, двое мужчин знаками попросили шерифа выйти на улицу.

– Картер, – позвал Маколи помощника, находившегося рядом с камерой арестованного.

– Да, что случилось?

– Я выйду ненадолго. Кажется, пришел кое-кто, кто желает поговорить без свидетелей.

Маколи не знал, что именно происходит, но намеревался в этом разобраться. Хорошо, что он арестовал Стивенса. Выяснилось, что калибр его пистолета полностью совпадает с калибром того оружия, из которого убит Сантана.

Выходя из тюрьмы, Маколи принял меры предосторожности, прихватив с собой пистолет.

– Джентльмены, что вам угодно?

– Нам нужно поговорить с вами, шериф. Это очень важно. Наверное, вы захотите нас выслушать.

Маколи молча рассматривал их с минуту. Увидев в глазах приятелей Стивенса ужас, он понял, что этот разговор может стать переломным моментом, которого он ждет.

– Кто вы? Представьтесь.

– Я Баки Портер, – последовал быстрый пугливый ответ.

– А я Рекс Джонс.

– Что ж, чем могу быть полезен? – поинтересовался шериф, с подозрением рассматривая их и занимая такое положение, чтобы, если возникнет необходимость, суметь беспрепятственно выстрелить.

Он не исключал, что эти двое могут попытаться освободить дружка.

– Нам нужно вам кое-что сказать, – беспокойно заговорил Баки.

– Что именно?

– А именно то, что мы не имеем никакого отношения к убийству Сантаны! Не важно, что говорит Чарли! – выпалил он.

– Это не мы, шериф! Мы этого не делали! – добавил Рекс. Маколи не верил своим ушам. Он разволновался, но не подал виду.

Рассматривая этих двоих, он сохранял каменное выражение лица. Они явно подумали, что Стивенс ему что-то рассказал, и хотели, чтобы он узнал их версию случившегося. Шериф позволил себе легкую улыбку. Он знал, что убийцы обычно не слишком сообразительны, а многие из них просто глупы.

– Почему бы вам не рассказать мне все, а там посмотрим? – продолжил он разговор.

– Хорошо...

Баки отошел подальше в тень, за ним последовал Рекс.

– Мы заехали на ранчо Сантаны. Он был один. Мы знали, что у него есть деньги.

– Слово за слово, и он погнал нас из своих владений, – продолжил Рекс.

– Чарли рассвирепел и пристрелил его, словно собаку, когда тот уходил от нас. Мы взяли деньги и поделили. Чарли получил самую большую долю, потому что он стрелял. Но он нас предупредил, что, если его когда-нибудь арестуют, он позаботится о том, чтобы и нас обвинили.

– Понятно, – кивнул шериф.

Нужна была еще информация, поэтому он задал вопрос:

– А какое отношение имеет ко всему этому О'Киф? Он был с вами?

– О'Киф? – озадачился Баки. – Нет, мы с ним не знакомы. Не знаю даже, как он с этим связан, но он Сантану не убивал. Это сделал Чарли.

– Значит, Стивенс будоражил толпу в салуне, думая добиться повешения О'Кифа, чтобы никто больше не задавал вопросов по поводу смерти Сантаны?

– Вроде того, – подтвердил Баки.

– Верно. Он начинал волноваться из-за того, что вы еще не повесили О'Кифа. Он хотел немного ускорить ход дела, – добавил Рекс.

Маколи был взволнован тем, что слышал, и гордился, что его предчувствия оказались верными. Но пока ему не было понятно, как медальоны О'Кифа попали на ранчо Сантаны или откуда взялись деньги в его седельных сумках, хотя это уже не имело особого значения. Он надежно запер в тюрьме настоящего убийцу. Это были очень благодатные сутки, стоившие того, чтобы съездить к Уилли. Нужно не забыть наградить старика, когда тот вернется в город.

– Вы двое согласны заявить это на суде? – спросил он.

– А что с нами после этого будет? – уперся Рекс.

– Ну, я об этом позабочусь. Мы будем держать Стивенса под замком до суда, так что вам не придется волноваться из-за него. А что касается повешения, можете быть уверены – оно состоится скоро, только повесят не О'Кифа.

– Значит, вы нас не арестовываете?

– Нет, просто будьте неподалеку. Оставайтесь в городе, чтобы я мог найти вас в случае необходимости.

– Мы снимаем номера в гостинице.

– Хорошо. Забудьте об отъезде, парни. Мне нужно ваше свидетельство. Я буду преследовать вас до самого ада и обратно, если попытаетесь удрать.

– Да, сэр. Не волнуйтесь, мы останемся на месте.

– Я скоро вызову вас к себе для разговора.

Баки и Рекс поторопились прочь, пропадая в тени переулка. Маколи наблюдал за их уходом, улыбаясь все шире и шире. О'Киф невиновен. Он все время был прав.

Глава 27

Почти совсем стемнело, но Дейв задержался в сарае, не желая пока возвращаться в дом. Он провел достаточно времени в четырех стенах. Ему нужны были открытые пространства и свежий воздух. При последних лучах заходящего солнца он осмотрел свою работу и с гордостью отметил, как много ему удалось сделать за такое короткое время. Старое здание никогда не станет прежним, но теперь оно достаточно крепкое, чтобы им можно было пользоваться. Дейв легко мог себе представить размещающийся здесь здоровый молодняк, взрослый скот, пасущийся на поле позади сарая, и бегающих вокруг собак – одну или двух. Почему-то ему всегда хотелось иметь собственную собаку.

Дейв удручающе вздохнул. Он не знал, почему продолжает мечтать наяву о будущем, которое было ему заказано. Хотя гораздо тяжелее воспринимать реальность. Он продолжал воображать, как живет с преданной Молли, заботится о ней и о ее семье.

Ему было не так просто отбросить мысли о семействе Маги. Он необыкновенно привязался к Джимми, когда они работали бок о бок, расчищая сарай. Это был хороший, все схватывающий налету, умный мальчик. Дейв знал, что Джимми мог далеко продвинуться в жизни, если бы получил такую возможность. Он познакомился с матерью Молли вчера, когда она наконец-то почувствовала себя настолько хорошо, чтобы отважиться подняться. Эта женщина была такой же милой, мягкой и открытой, как и ее дочь. Дейв был благодарен ей. После откровенного рассказа Молли она согласилась с его присутствием в доме без всяких вопросов. И потом, здесь была Молли... все время рядом, всегда улыбающаяся, всегда очаровательная и милая.

65
{"b":"25213","o":1}