ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы уже все обсудили, — заверил его Маршалл. — Как только приведу дела в порядок, мы приедем навестить вас.

— Замечательно! У меня просто нет слов. Ведь Рени мне как родная дочь.

Рени посмотрела на Маршалла с нескрываемым обожанием.

— Спасибо.

Он усмехнулся, и поднес ее руки к губам, от чего у нее задрожала каждая клеточка. Она покраснела.

— Собери свои вещи, и мы поедем в контору.

— Я сейчас. — Рени извинилась и вышла из-за стола.

Дорри поспешила за пей. Мужчины отправились в кабинет выпить коньяку, а Элиз и Марта устроились в гостиной за чашечкой кофе.

— Какие у тебя планы, Маршалл? Не можешь же ты все время оставаться в конторе, — сказал Джордж.

Маршалл стоял у камина с бокалом в руке.

— Думаю, завтра я приведу дела в порядок, и мы с Рени проведем несколько дней в Сидархилле, а затем отправимся на юг.

— Ты считаешь, это разумно? — спросил Джим озабоченно. — Ведь ты не знаешь, где Магвир.

— Меня это не интересует. К тому же кроме вас никто не узнает, куда мы отправимся с Рени.

— Когда вы планируете ехать?

— Может быть, в пятницу. А что?

— Только я не хочу, чтобы вы с Рени провели медовый месяц на борту «Элизабет Энн», — заявил Джордж.

— Конечно, ты прав.

— Что это за «Элизабет Энн»? — удивился Элан.

— Наш лучший пароход. Он назван так в честь первой жены Марша. Завтра вы его увидите.

— Теперь понятно, — кивнул Элан.

— Какой пароход отплывает в пятницу?

— «Старбель». Если, конечно, он прибудет сюда вовремя.

— Хорошо, поплывем на нем.

Постепенно вечер подошел к концу. Джордж и Джим были рады, что Маршалл наконец-то обрел душевный покой и был счастлив, чего ему так недоставало все эти годы.

— Ты любишь его? — спросила Дорри, затаив дыхание.

— Как я могу не любить его? Он просто чудо!

— Однако ты хорошо скрываешь это.

— По правде, мы не разговаривали с ним толком до вчерашнего вечера, когда ты свела нас. — Рени на минуту перестала собирать вещи. — Я знала, что он красивый и элегантный мужчина, и ужасно ревновала его, но до вчерашнего вечера я не могла и представить, что он относится ко мне не только как к другу семьи. — Рени покраснела, вспомнив их неожиданную встречу в кабинете в Сидархил-ле. — Он так странно относился ко мне. То был очень внимательный и добрый, а то становился равнодушным…

— Знаю-знаю. Ему пришлось пробираться сквозь огромную стену, которую он соорудил вокруг себя. Элизабет так много значила для него. Когда она умерла… лучше не вспоминать… Маршалл никого не хотел видеть рядом. Я так рада, что появилась ты. Дай посмотрю твое кольцо, а потом побежишь к своему возлюбленному, — засмеялась Дорри.

Рени с гордостью показала обручальное кольцо с их инициалами.

— Чудесное!

— Спасибо. — Рени обняла подругу. — Дорри!

— Да?

— Обещай как-нибудь рассказать мне о его первой жене. Все умалчивают о ней.

— Как-нибудь, но не сейчас. Когда будет время.

— Спасибо. Мне не хочется тревожить Маршалла.

— Сомневаюсь, что он вообще сможет говорить на эту тему.

— Почему?

— Пойдем. Я уверена, он уже готов к отъезду, — поторопила ее Дорри.

Они взяли две сумки и спустились вниз.

Рени вся светилась в своем ярко-желтом платье. В волосы были вплетены ленты такого же цвета. Щеки горели румянцем. Она озиралась вокруг, ища глазами Маршалла. Наконец услышала его смех, доносившийся из кабинета. А вскоре появился и он сам.

— Вот и они! — сообщил Джордж.

Джим и Элан шли следом за ним.

Маршалл встретил Рени внизу, взял сумку и поцеловал в щеку.

— Прекрасно выглядишь! — прошептал он ей на ухо и, взяв за руку, повел в гостиную.

Элиз и Марта наблюдали за этой сценой со слезами умиления на глазах.

— Как романтично! — воскликнули они, поцеловав молодых на прощание.

— Будь счастлив, сынок! — добавила Марта, и Маршалл нежно обнял мать.

— Обязательно, мама, — ответил он, ни на минуту не упуская из виду Рени, пока она прощалась со всеми остальными.

Уже почти рассвело. Филипп стоял напротив Джулианы, а она, умиротворенно вытянувшись, лежала на кровати.

— Придешь ко мне, как только что-нибудь узнаешь. Хочу встретиться с Магвиром лично.

— Если к вечеру я узнаю, где он прячется, приду за тобой. Думаю, он не очень-то стремится быть обнаруженным.

— Уверена, он не пожалеет. — Джулиана прищурила глазки. — Я отплачу этим Молодоженам Уэстлейкам! В общем, я должна знать все.

— Хорошо, — сказал Филипп уверенно, хотя вовсе не чувствовал уверенности. — До встречи.

Он поклонился и вышел, вспоминая жаркую ночь, проведенную здесь с Джулианой.

— Ты хочешь проводить Элана завтра? — спросил Маршалл, когда они устраивались на ночь.

— Было бы здорово, но, если это помешает твоей работе, нет необходимости…

— Дорогая, ты всегда будешь на первом месте.

Рени благодарно сжала его в объятиях.

— Тогда давай вместе проводим его. Джим говорил тебе, когда он уезжает?

— Полагаю, днем. — Маршалл поцеловал ее. — Нужно разобраться с вещами, тогда мы сможем прилечь отдохнуть.

— Прекрасная идея, — согласилась она и понесла в спальню дорожную сумку.

Маршалл поспешил за ней, чтобы помочь распаковать вещи.

— Ты считаешь, я привезла с собой слишком много вещей? — озабоченно спросила Рени, глядя в изумленные глаза Маршалла.

— Конечно. Ты мне больше нравишься такая, как сегодня днем.

Рени залилась краской.

— Ну хоть иногда ты можешь говорить серьезно?

— А я вполне серьезен.

Душа ее разрывалась на части. Природная стеснительность боролась в ней с раскованностью, которую она испытывала от нежных прикосновений его рук. Конечно, она понимала, что Маршалл ее муж и что она любит ею. Вполне естественным было ее желание как можно чаще находиться рядом с ним. Видимо, осведомленность в таких щекотливых вопросах приходит с опытом замужней жизни, чего у нее пока не было.

Маршалл заметил смущение на ее лице.

— Что тебя беспокоит? У тебя какой-то потерянный вид.

— Ничего. Все в порядке. — Рени отвела глаза.

Маршалл развернул ее к себе.

— Ты обещала вчера вечером делиться со мной, если что-то будет тебя волновать. — Его тон был жестким, а лицо таким счастливым.

— Понимаешь… — Ей трудно было найти нужные слова. — У меня страшное ощущение. Я не привыкла…

— Страшное ощущение? Как это может быть? — перебил он.

— Мне так хочется быть рядом с тобой, прикасаться к тебе… Никогда прежде ничего подобного я не испытывала. Я как будто растворяюсь в тебе, — закончила она чуть ли не шепотом.

— И ты из-за этого переживаешь? — спросил Маршалл недоумевая.

Она кивнула, прижавшись к его груди.

— Рени, не волнуйся. Я чувствую то же самое. Даже когда тебя нет рядом, я слышу твой голос и с нетерпением жду твоего возвращения. Все мои мысли о тебе, я больше ни о ком и ни о чем не могу думать. Хорошо, что я закрою контору на несколько недель, все равно не смогу работать. — Он представил, как мог бы разговаривать с клиентом, если бы Рени стояла за дверью. — Совершенно не о чем беспокоиться. Это любовь, и твои чувства окупятся сполна.

— Ты считаешь, в том, что я так хочу тебя, нет ничего дурного? — спросила она лукаво.

— Придется серьезно над этим подумать. — Маршалл еще крепче прижал ее и прикоснулся к ней губами. — Ты по крайней мере можешь скрывать свои желания, мне это не удается, дорогая.

Его руки расстегнули платье сзади, и она оказалась в его объятиях в одной сорочке.

— Помнится, ты однажды сказал, что очень неудобно предаваться любви в брюках. — Рени теребила его пуговицы.

— Да, действительно, было такое.

У него перехватило дыхание, когда она просунула руку в брюки.

— Разве я виновата, что так хочу тебя? — Глаза ее светились счастьем.

— Нет. Ты моя жена, и я люблю тебя. Совершенно нечего стыдиться, если любишь. — Он наклонился и нежно поцеловал ее. — Если ты будешь продолжать дразнить меня, то вынудишь показать тебе, как это весело можно осуществить и в одежде.

35
{"b":"25214","o":1}