ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы заметили, в каком направлении он пошел?

— По-моему, в сад.

— Спасибо, Джордж. Пойду поищу его.

Рени вышла навстречу утренней жаре. Солнце палило нещадно, и приятно было укрыться в тенистых аллеях среди декоративных деревьев и кустарников. Она безуспешно обследовала беседку, несколько скамеек вокруг сада и устремилась к причалу.

Маршалл сидел на зеленом склоне над обрывом. Он выглядел усталым, и Рени понимала, что все это последствия злоключений, которые ему пришлось пережить; об этом, кстати, говорил Джордж.

— Марш! — позвала она издалека, чтобы не потревожить его. — Если хочешь побыть один, я уйду, но, мне кажется, ты устал от одиночества.

— Если это ты, я вряд ли откажусь от такой компании.

Радостная, она подошла к нему.

Маршалл поднялся и обнял ее.

— Здесь замечательно! — Он показал на чудесную панораму, открывшуюся перед ними.

— Тебе лучше пройтись, — сказала Рени, пытаясь увести его отсюда.

— Прекрасно. Пойдем.

Они взялись за руки и направились к небольшому утесу. Добравшись до вершины, расположились под ивой. Широкая река степенно несла свои воды. «Элизабет Энн» все еще стояла у причала. Джим разговаривал с лоцманом и Олли в штурманской рубке.

— Это то самое место, о котором ты рассказывала Дорри в Сидархилле?

— Да, я часто приходила сюда.

— Такой же залив, как тот… — молвил он, но тут же переменил тему. — Подойди ко мне.

Маршалл облокотился о ствол, прижал Рени к груди, поглаживая руками округлившийся животик. Она ласково улыбнулась ему и молча положила свои руки сверху, на его крепкие ладони. Закрыла глаза и вздохнула с облегчением.

Глава 33

— Что он рассказал тебе? — спросила Марта, когда они с Джорджем тоже вышли на прогулку.

— Много чего.

— Что именно?

— Магвир скрывался в пещере недалеко от Мерамека. Там он и держал Маршалла.

— А он не мог как-нибудь убежать?

— Однажды он попытался совершить побег, но его заковали в кандалы и посадили в крошечную комнату в конце пещеры.

— В кандалах?

— Магвир, по всей видимости, хотел, чтобы он вкусил прелестей тюремной жизни.

Марта ничего не ответила, ее захлестнуло чувство ненависти.

— Это счастье, что он мертв, Джордж. Он заслуживает смерти.

— Ты права. Но это еще не все.

Марта вопросительно взглянула на мужа, ожидая самого ужасного.

— Он бил его плетью, а затем оставил взаперти в той комнате. Негодяи держали его все это время в темноте.

Она почти физически ощутила то отчаяние, которое должен был испытывать ее сын, запертый в темноте и закованный в кандалы. Время ему, вероятно, казалось вечностью.

— Магвир сказал ему, что Рени погибла.

— Этого одного было достаточно, чтобы сломить его.

— Ему больно. Как ему больно! Нужно время, чтобы научить его снова радоваться жизни.

Марта подошла к мужу и обняла его.

Маршалл и Рени вернулись домой только в полдень. Они улыбались.

Вся семья была в сборе, и легкий обед прошел спокойно. Марта не могла оторвать глаз от сына, пока он жадно ел. Дорри развлекала его монологом о поездке в Леман и чудесном пребывании здесь. Маршалл одобрительно кивнул, взглянув на жену. После обеда Рени решила немного отдохнуть, и они с Маршаллом уединились в спальне наверху.

Комната раскалилась от июльского солнца, поэтому пришлось задернуть занавески. Маршалл повернулся к туалетному столику.

— Хочешь отдохнуть со мной? — спросила Рени.

— Полежу рядом немного, хотя вряд ли удастся заснуть. Мне все еще не по себе после сегодняшнего.

— Понимаю, дорогой. — Рени встала перед ним, чтобы он помог ей снять платье.

Она легла на прохладные, манящие простыни, а он, сняв рубашку и ботинки, растянулся подле нее. Рени положила голову ему на плечо, а он обнял ее, словно хотел защитить. Она знала, что у него нет желания говорить, поэтому лежала молча, просто наслаждалась его присутствием. Через несколько минут Маршалл услышал ее ровное дыхание. За обедом он узнал, что Рени плохо ела и почти не спала последние дни. Может быть, она предчувствовала перемены. Напряжение тем не менее не спадало. Потрясающая новость о том, что его жена жива, поездка в Леман… Если б хоть на время избавиться от навязчивых мыслей, возможно, ему тоже удалось бы расслабиться. Он уткнулся лицом в ее пышные волосы, вдохнул аромат шелковых прядей и закрыл глаза.

— Одну минутку, — ответила она тихо и встала с постели.

Набросив пеньюар, Рени быстро подошла к двери и открыла ее. На пороге стояла Элиз.

— Извини, что помешала. Уже семь часов, и приехал Элан. Тебе удалось немного отдохнуть?

— Да, Элиз. А Маршалл все еще спит. Ужин готов?

— У вас в распоряжении около получаса.

— Хорошо. Пришлите кого-нибудь с водой, чтобы мы могли помыться.

— Конечно. У тебя есть время. Думаю, Элан подождет, и ты покажешь ему своего мужа во всей красе.

Рени вернулась в комнату тихо-тихо. Маршалл все еще крепко спал. Сбросив пеньюар, она забралась снова в кровать и прижалась к нему, осыпая поцелуями скуластое лицо. Он вздрогнул, протянул вперед руку и прижал ее к себе.

— Ужин почти готов. Элан ждет внизу, хочет посмотреть на тебя.

— Да, — пробурчал он сонным голосом. Губы потянулись к ее шее.

— Я попросила принести воды, чтобы принять ванну. Думаю, это не помешает. Как ты считаешь?

— Зачем? Мне тоже нужно? — усмехнулся Маршалл.

— Пока нет, — озорно сказала она. — Но как только принесут воду, ты уже созреешь.

— Не понимаю зачем. — Он искал губами ее губы.

В этот раз никакого безрассудства не было. Он был нежен. Не спешил, ждал, пока Рени получит удовольствие. Руки и губы ласкали ее тело. Когда они добрались до ее груди, облизывая напряженные соски и нежную, мягкую кожу вокруг них, Рени задвигалась быстрее, плотнее прижимаясь к нему бедрами. Она со всей страстью отдавалась ему, но он отстранился. Он получал удовольствие от ее нарастающего возбуждения.

— Я так скучала по тебе, пожалуйста, люби меня, — прошептала она на одном дыхании.

— Я люблю тебя, люблю, — ответил он, нежно целуя ее.

Они превратились в единое целое, познав неописуемый восторг и блаженство, и безустанно твердили слова любви.

Прошло гораздо больше получаса, прежде чем Маршалл и Рени вошли в гостиную с сияющими глазами.

— Марш! — воскликнул Элан, радостно пожимая руку и обнимая Маршалла. — Как хорошо, что ты вернулся!

— Спасибо, Элан.

— Пора садиться за стол, — объявила Элиз. — Все уже наверняка проголодались.

— Ты нагулял аппетит? — спросила Рени шепотом, когда они входили в столовую.

Маршалл ласково улыбнулся.

— Голодный как волк. Все соки из меня выпила.

Рени покраснела и шагнула вперед, но его сильная рука потянула ее назад.

— Я люблю, когда ты рядом, мне нравится, как ты пахнешь, — прошептал он и поцеловал ее в щеку.

Она вмиг повернулась к нему и хотела обнять, но вовремя вспомнила, где находится.

— Прекрати, — попросила она.

— Прекратить что? — не унимался он, нащупав рукой ее бедро.

— Пойдем есть, все ждут.

Маршалл пропустил Рени вперед и последовал за ней. К сожалению, теперь он глава семейства и должен сидеть в торце длинного стола, напротив жены. Рени печально улыбнулась, когда Маршалл нехотя занял свое место.

— Какие планы, Маршалл? — спросил Элан после молитвы. — Чем думаешь заниматься, когда родится ребенок?

— Пока еще не решил. Как только узнал от Олли, что Рени жива, время пролетело как одна минута.

— Ты не знал?

— Нет. Они сказали, что убили ее… Невозможно передать словами, что я почувствовал, узнав, что она цела и невредима и живет здесь.

— Могу себе представить, — сказал Элан. — Если ты вдруг надумаешь заняться фермерством, дай мне знать. Я смогу найти тебе применение здесь, в Аемане.

— Спасибо. Я буду иметь в виду.

Подали ужин. Это были в основном сочные креольские блюда. Всем Уэстлейкам они очень понравились. Говорили понемногу обо всем, но, когда речь зашла о свадьбе, решили определить точную дату. Маршалл вернулся, и тянуть не было никакой необходимости. Теперь Элан и Элиз поженятся и будут всегда рядом. Договорились сыграть свадьбу через месяц и выпили за здоровье молодых.

62
{"b":"25214","o":1}