ЛитМир - Электронная Библиотека

— Чем я могу тебе помочь? — поинтересовалась Алиса.

— Именно за помощью я к тебе и пришел. Мне хотелось бы как можно скорее провести предварительное слушание дела. Как ты смотришь на то, чтобы сделать это завтра утром?

— Давай в девять утра. Не слишком рано?

— Для меня и вчера было бы слишком поздно, — проворчал Роб, слегка улыбнувшись.

— Честно говоря, для меня тоже, — проговорила Алиса, заставив себя улыбнуться. — Только знаешь, я не имею права вести это дело.

— Даже не думай об этом! — Роб восхитился тем, что Алиса настолько серьезно относится к своей работе.

— Но ведь я заинтересованное лицо!

— Не ты одна. Каждый житель города заинтересован в том, чтобы преступников поскорее отдали под суд. Дело это чрезвычайно важное для всех нас. Мы не можем с ним тянуть.

— Хорошо, я согласна провести предварительное слушание. А ты имеешь хоть какое-то представление о том, где скрывается Кид?

— Пока нет. И именно поэтому мне хочется побыстрее отдать пойманных преступников под суд. — Выражение лица Роба стало еще решительнее. — Сейчас я вернусь к себе и допрошу по очереди всех бандитов. Быть может, мне и удастся заставить их рассказать, где скрывается сейчас главарь шайки.

— Удачи тебе, — пожелала Алиса и, взглянув на Роба, заметила в его глазах стальной блеск. Уж кто-кто, а Роб непременно вытянет из преступников необходимые сведения.

— Мне потребуется не только удача, но и нечто большее. Сомневаюсь, что эти мерзавцы добровольно расскажут мне о своем вожаке. Придется приложить немало усилий к тому, чтобы их разговорить. На ночь в тюрьме я собираюсь поставить вооруженную охрану, да и по городу будут ходить вооруженные патрули. С этими бандитами нужно держать ухо востро.

Алиса согласно кивнула.

— Что ж, увидимся завтра утром.

— С нетерпением буду ждать завтрашнего утра.

Стоя у окна, Алиса смотрела, как Роб возвращается к себе. Она испытывала чувство облегчения, смешанное со страхом. Конечно, просто здорово, что бандитов удалось схватить. Жаль только, что Дакота Кид ускользнул. Всем известно, что этот беспощадный, жестокий и хитрый преступник пойдет на все, чтобы вызволить своих людей из тюрьмы. Ни один человек в городе не будет спать спокойно до вынесения приговора и приведения его в исполнение. И она, Алиса, должна сделать все, что в ее силах, чтобы справедливость восторжествовала.

В этот день Алиса еще долго сидела у себя в конторе, снова и снова просматривая свод законов. Завтра на слушании она не должна совершить ни единой ошибки. Преступников нужно судить по всей строгости, и она, Алиса, это сделает.

Глава 3

— Ну давай, Брэкстон, поднимайся. Теперь твоя очередь. Шериф хочет тебя видеть, — проговорил Хоукинс в тот же день вечером, заталкивая Джонсона обратно в камеру.

Слейд не спеша поднялся с нар, глядя, как помощник шерифа снимает с Джонсона наручники. Беспрекословно протянув руки, он позволил Хоукинсу надеть их на себя. С того самого момента, когда Джонсона увели на допрос, Слейд пытался придумать, как ему действовать дальше. Наверное, все-таки лучше всего сказать правду. Риск, что ему не поверят, конечно, существует, но если он будет упорно молчать, то вообще может лишиться жизни. Долго размышлял Слейд и наконец пришел к выводу, что хочешь не хочешь, а придется признаваться шерифу, что он секретный агент. Нельзя сказать, чтобы решение это пришлось Слейду по душе, но выбора у него не было. Он вышел следом за помощником шерифа из камеры и подождал, пока тот закроет за ними обоими дверь.

— Шериф ждет тебя не дождется, — злорадно бросил Хоукинс, ведя заключенного к комнате, расположенной в дальнем конце коридора. — Заходи в ту дверь.

Слейд подчинился. Он был рад, что их с шерифом, пусть и ненадолго, оставят наедине. То, что он собирался ему рассказать, не предназначалось для чужих ушей. Никто не должен знать об их разговоре.

В комнате, куда Слейд зашел, окна отсутствовали и мебели было маловато: лишь стол и стул. На столе горела лампа. Посреди комнаты стоял шериф. Лицо его было непроницаемым.

— Садись, — коротко бросил он, пытаясь обуздать свою ярость. Допрос Джонсона вывел Роба из себя. Бандит вел себя вызывающе и наотрез отказался давать какие-либо показания. И вот теперь перед ним стоит Брэкстон — по мнению шерифа, самый злостный преступник из всех троих. Роб знал, на что способен этот человек, и ненавидел его всей душой. — У меня есть к тебе несколько вопросов, Брэкстон, на которые я надеюсь получить ответ.

Слейд сел за стол и стал ждать, пытаясь определить, в каком настроении пребывает Эмерсон, чтобы изложить свою версию в нужный момент.

— Где Дакота Кид? — резко спросил Роб.

— Понятия не имею. Сейчас он может быть где угодно, — совершенно серьезно ответил Слейд.

За время, пока Слейд был в банде, он успел узнать, что у бандитов есть немало укромных мест, где они могут отсидеться в случае опасности. Затерянные в глуши ранчо, заброшенные хижины высоко в горах, глубокие ущелья, за которыми легко вести наблюдение, а иногда и покинутые дикими зверьми пещеры. Именно поэтому было так тяжело установить местонахождение банды. Еще несколько недель — и Слейду удалось бы арестовать всех ее членов. А вышло иначе: он сам запутался в паутине, которую сплел для преступников. Оставалась лишь надежда на то, что правда поможет ему спастись.

— Да ты просто издеваешься надо мной! — Роб угрожающе двинулся на Слейда. Схватив его за ворот рубашки, он взглянул на него полными ярости глазами. — Мой помощник Хоукинс еще утром говорил мне, что с удовольствием всадил бы в тебя пулю. И я его прекрасно понимаю. Сам бы с радостью отправил тебя и твоих дружков на тот свет. Но сначала я вытрясу из вас все, что мне нужно! И не рассчитывай, что тебе удастся отмолчаться!

— Шериф, я должен тебе кое-что сказать, — начал Слейд.

— Что именно? — Выпустив из рук ворот рубашки Слейда, Роб отступил на шаг, холодно глядя на Брэкстона — подлого грабителя и хладнокровного убийцу, которому самое место на виселице.

Одно лишь воспоминание о том ужасном дне, когда был ограблен банк, наполнило душу Роба яростью. Он представлял в Блэк-Спрингсе закон. Этот город был его городом. И если преступники решили причинить его мирным жителям беспокойство, они скоро узнают, что за это им придется платить высокую цену.

— Я никакой не бандит, а секретный агент Пинкертона. У меня задание обезвредить банду Дакоты Кида, — проговорил Слейд. Ему ужасно не хотелось выдавать себя, но ничего другого не оставалось.

— А я президент Соединенных Штатов!

Роб разозлился. Сначала Джонсон плел ему всякие небылицы и вообще вел себя нагло и вызывающе, а теперь еще этот Брэкстон несет какую-то чушь! Сдерживаться больше у него не было сил. Подскочив к Слейду, он нанес ему такой удар в челюсть, что тот слетел со стула и растянулся на полу.

— Перестань врать! — завопил он. — Какой ты, к черту, секретный агент! Ты совершил преступление, Брэкстон! Ограбил банк! Есть свидетели! И вообще, мы все знаем, что ты подлый убийца!

— Моя репутация бандита и убийцы — это мое прикрытие, — попробовал возразить Слейд. Из его разбитой губы сочилась кровь, челюсть нестерпимо болела. — В агентстве специально придумали для меня легенду, чтобы Кид принял меня в свою банду.

Слейд начал медленно подниматься с пола, однако Роб не дал ему этого сделать. Очередная порция лжи проклятого бандита вывела его из себя. Он изо всех сил пнул Брэкстона в бок, и тот снова растянулся на полу.

— Не смей вставать! Здесь, на грязном полу, тебе самое место!

С трудом сдержав стон, Слейд взглянул на шерифа.

— Я могу доказать, что я секретный агент. Если ты дашь телеграмму в Денвер…

— Ты просто хочешь выиграть время, — перебил его Роб. — Пока я буду ждать ответа, Кид совершит налет на тюрьму! Нет уж, я не дам ему такой возможности. Я мечтаю о том, чтобы тебя повесили, Брэкстон! Таким мерзавцам, как ты, не место на белом свете!

9
{"b":"25215","o":1}