ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выйдя из кабинета, он поднялся наверх и вошел в спальню, оставив открытой дверь в холл, чтобы было светло.

— Прайс? — тихо окликнула Эллин.

— Позволь мне зажечь свет.

Он подошел к каминной полке и, чиркнув спичкой, зажег лампу, затем поднес ее к кровати и поставил на столик.

— Как ты? — осведомился он, садясь рядом с ней на кровать.

— Сил прибавилось, а плечо еще болит.

— Может, ты примешь лекарство, которое оставил доктор? — спросил он с беспокойством.

— Немного позже. Сейчас я хотела бы поговорить с тобой.

Прайс склонился над ней и поцеловал ее в губы. Они раскрылись, но он сразу оторвался от нее.

— Наш медовый месяц кончился ужасно, — посетовала Эллин.

— Наш медовый месяц еще не кончился, милая леди. Просто он отложен на время.

— Хорошо. Твои слова вселяют в меня надежду.

Ночь была темной, и свежий летний вечер колыхал шторы спальни. Казалось, в мерцающем тусклом свете лампы жесткие черты Прайса смягчились, когда им овладело глубокое чувство чистой, бескорыстной любви. Протянув дрожащую руку, он коснулся щеки Эллин.

— Я очень люблю тебя.

Глаза ее расширились от волнения, когда она увидела выражение его лица.

— Я тоже люблю тебя.

Он снова медленно склонился над ней, и их губы слились в нежной ласке, отчего они оба едва не потеряли самообладание.

— О, Прайс, — чуть слышно прошептала Эллин, — я не смогла бы жить без тебя.

Она со слезами снова поцеловала его, и ее слова удивили Прайса.

— Ты слишком соблазнительна, — сказал он, улыбнувшись ей, и она обрадовалась, что его настроение улучшилось. Он был таким мрачным, когда вошел в комнату.

— Ты будешь спать со мной сегодня?

— Я подожду день или два, чтобы ты окрепла, — сказал он.

— Думаешь, это необходимо?

— Конечно. Я хочу, чтобы ты как можно скорее выздоровела.

— Ладно, хотя мне это не нравится.

— Всего несколько ночей, Эллин. Ведь у нас впереди целая жизнь.

Она посмотрела на него сияющим, полным любви взглядом.

— Поцелуй меня.

И он поцеловал ее целомудренным поцелуем, прежде чем уйти.

— Сегодня вечером я должен встретиться с Купом в офисе, так что я покину тебя на несколько часов, — солгал он.

— Так поздно?

— Это я предложил перенести встречу на более позднее время, так как хотел поговорить с тобой до ухода. Думаю, тебе было бы неприятно, если, проснувшись, ты не застала бы меня дома.

— Поскорее возвращайся.

— Постараюсь. Это очень важное дело, иначе я не ушел бы.

— Я знаю.

Он еще раз чмокнул ее в щеку и направился к двери.

— Я пришлю к тебе миссис Эдвардс с лекарством.

— Хорошо. Я люблю тебя.

— И я люблю тебя.

С этими словами Прайс вышел из комнаты.

Рейчел откинулась на спинку кресла, глядя на Алекса и Мэри Энн, сидящих напротив на диване. Она заметила, что отношение Мэри Энн к ее сыну сегодня днем претерпело существенное изменение. Казалось, она наконец за-уважала его.

— Обед был превосходным, мама, — похвалил се Алекс.

— Спасибо, дорогой. Это был особый обед, так как сегодня необычный день.

— Замечательный день, — согласилась Мэри Энн, бросив на Алекса чувственный взгляд.

— Я рада, что вы оба довольны, — сказала Рейчел. — А теперь, прошу прощения, я ненадолго поднимусь наверх.

— Конечно. — Алекс встал, когда Рейчел вышла из комнаты, оставив его наедине с Мэри Энн.

Затем он снова сел на диван и привлек ее к себе, сунув руку за корсаж платья.

— Я хочу без конца наслаждаться тобой. — Алекс расстегнул ей платье и жадно впился в одну из грудей, лаская рукой другую.

Мэри Энн воспользовалась случаем помечтать о грядущем богатстве. Ее фантазии и плотские удовольствия смешались в голове. Когда рука Алекса скользнула ей под юбку, она выгнулась, поощряя его.

— Надолго ли ушла твоя мать? — возбужденно спросила Мэри Энн.

— Нам хватит времени, — хрипло сказал он, снимая брюки. Потом задрал ей юбку и сильным толчком ворвался в нее.

Совершаемый так открыто интимный акт чрезвычайно возбудил Мэри Энн, и она неистово задвигалась под Алексом, почти мгновенно достигнув оргазма. Алекс тоже быстро получил удовлетворение и тотчас скатился с Мэри Энн. Рейчел должна вот-вот вернуться.

Мэри Энн поправила юбки и корсаж, снова приняв невозмутимый вид. Алекс тоже привел себя в порядок и подошел к шкафчику с напитками. В это время на лестнице послышались шаги Рейчел.

— Теперь это можно назвать настоящим праздником, — сказала Мэри Энн Алексу.

Тот улыбнулся и пошел навстречу матери.

— Куп, происходит что-то неладное, — сказала Бетси, когда они вошли к себе домой. — Не мог бы ты вернуться и поговорить с Прайсом? Может быть, он все-таки расскажет, что беспокоит его?

— Нет, Бетси. Я не хочу вмешиваться в его дела.

Она разочарованно посмотрела на Купа и ушла, оставив его в холле.

Прайс затянул на поясе ремень с кобурой, вложил в нее револьвер и, выйдя из дома, направился к конюшне. Он заранее предупредил миссис Эдварде о встрече с Купом и отослал ее наверх к Эллин с лекарством, которое прописал доктор, поэтому был уверен, что никто не видит его. Прайс быстро оседлал лошадь, занятый мыслями о предстоящей встрече с Алексом. Выехав со двора как можно тише, он двинулся к дому Рейчел по темным задним улочкам. Подъехав, Прайс спешился, привязал лошадь, подошел к освещенному окну гостиной и заглянул в него. То, что он увидел, сначала ошеломило его, а затем вызвало отвращение.

Мэри Энн лежала на диване с задранными юбками, распластавшись под Алексом, а тот ритмичными толчками погружался в нее. Когда Алекс кончил, Мэри Энн сказала:

— Теперь это можно назвать настоящим праздником.

Увидев на столе свой кошелек с деньгами, Прайс страшно разозлился. Так, значит, они празднуют! Празднуют его гибель!

Он отыскал открытое окно и незаметно проник в дом.

— Бетси, не беспокойся. Прайс просто не может прийти в себя после сегодняшних событий, — пытался объяснить Куп. — Он не хотел обидеть тебя.

— Куп! — раздраженно возразила она. — Не в этом дело.

— Тогда в чем же?

107
{"b":"25216","o":1}