ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Падение
Право на «лево». Почему люди изменяют и можно ли избежать измен
Йога между делом
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Соблазн
Сюрприз под медным тазом
Во имя любви
A
A

— Как ты осмелился вернуть ее в мой дом?

Лоренс пронзил ее холодным взглядом.

— Это также мой дом и дом Эллин.

— Я запретила ей возвращаться. Она провела ночь наедине с янки! Как ты можешь смотреть на это сквозь пальцы?

— Если бы ты разрешила ей ухаживать за раненым здесь, такая ситуация никогда бы не возникла, — сказал он осуждающе.

Констанс обругала Лоренса сквозь зубы за его вмешательство.

— Я никогда не потерплю янки в доме Томаса! Они убили его!

Лоренс понял, что она играет на его отцовских чувствах, и легко парировал ее доводы:

— Констанс, южане тоже убили очень много северян.

— Ну и прекрасно, — сказала она голосом, полным ненависти.

Лоренс потерял терпение, хотя знал, что снохе было очень тяжело в этот последний год, однако пора уже прийти в себя и налаживать нормальную жизнь.

— Поскольку я единственный мужчина в этом доме и являюсь главой семьи, все должны слушаться меня. Эллин останется здесь. Однако теперь она не будет проводить время наедине с янки. Кстати, он уверил меня, что она по-прежнему нетронута.

— И ты поверил ему?

— Тебе доподлинно известно иное или ты судишь по себе? — спросил он сердито.

Констанс побледнела.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Ничего, — ответил Лоренс. Много лет назад сын поведал ему, что его невеста не была девственницей, когда выходила замуж, однако Лоренс скрывал, что знает об этом.

— Это не тема для разговора, — сказала Констанс.

— Ты права, — согласился он. — Спокойной ночи и запомни, я хочу, чтобы к Эллин относились так, как она того заслуживает.

Констанс вышла из комнаты обиженная и вознамерилась во что бы то ни стало доказать свою правоту. Она не допустит, чтобы ее тщательно продуманный план рухнул из-за Лоренса. Разве он не хотел объединить плантации? Она собралась было рассказать ему о новой идее, как добиться слияния Кларк-Лендинга и Ривервуда, но решила пока воздержаться. Лоренс слишком заботится о ее глупой дочери. По его мнению, Эллин поступала всегда правильно. Исполненная решимости направить дела в нужное русло, Констанс отправилась в постель. Она не сомневалась, что придумает что-нибудь к утру.

— Твоя мать и я долго беседовали вчера вечером, после того как ты ушла спать, — сообщил Лоренс Эллин, когда они шли по тропинке на следующее утро.

Эллин несла Прайсу завтрак и при этих словах вопросительно взглянула на деда.

— Ну и что?

— Она все еще очень раздражена происходящим.

— Я знаю и иногда думаю, придет ли она когда-нибудь в себя, — с грустью заметила Эллин.

— Констанс хочет, чтобы жизнь ее была такой же, как до войны, а поскольку прошлого не вернешь, она делает вид, что ничего не изменилось.

Эллин кивнула.

— А как, по-твоему, быть мне? Держаться подальше от нее? Я знаю, что она думает обо мне и как относится. Она всегда любила Шарлотту больше, чем меня, потому что Шарлотта такая безупречная.

— Это не так, — возразил Лоренс. — Констанс отдает предпочтение Шарлотте, потому что ею легко управлять. Шарлотта всегда поклонялась матери и делала все, чтобы угодить ей. Тогда как ты постоянно следовала за Томми и отцом. Констанс не знала, как подчинить тебя.

— Она и сейчас не знает, и я стараюсь избегать ее.

— Не надо так вести себя. Она — твоя мать. Помни это.

Эллин казалась немного расстроенной. Она думала, что миновало то время, когда она должна была угождать кому-то.

— Что же мне делать? Она совсем оторвана от жизни.

— Ей очень тяжело, Эллин. Она потеряла все, чем дорожила. Сейчас она пытается хоть как-то сохранить сходство с прежней жизнью, — сказал Лоренс.

— Ты, похоже, сочувствуешь ей.

— Раны бывают не только на теле, — философски заметил он. — Ты осталась невредима, Эллин. А твоя мать…

Эллин задумалась. Конечно, мать была шокирована, увидев янки на пороге Ривервуд-Хауса, и, не подчинившись ей, Эллин только ухудшила положение.

— Ты прав, как всегда. — Она улыбнулась своему наставнику, в то время как они подошли к домику надсмотрщика.

Если бы они знали, как ошибались в отношении Констанс, то не стали бы так сочувствовать ей. Констанс тоже осталась практически невредимой после всех жизненных невзгод. Ее детство нельзя было назвать счастливым. Отец Констанс владел плантацией в Луизиане и, хотя считался богатым землевладельцем, постоянно пребывал в долгах. Он был очень жестоким человеком, ненавидящим свою жену, которая родила ему трех «бесполезных» дочерей. Любовница в Новом Орлеане подарила ему двух прекрасных сыновей, но он не мог претендовать ни на одного из них. Когда Констанс исполнилось десять лет, ее мать умерла от сердечного приступа. С этого момента она и ее сестры, Анабелла и Мишель, оказались без родительского внимания, так как отец проводил все время в Новом Орлеане. Когда он выгодно выдал замуж старших сестер, Констанс осталась одна со слугами на огромной плантации. Невинная и жаждущая любви, она легко поддалась соблазну и стала любовницей молодого красивого надсмотрщика. Тем временем отец в качестве платы за долги устроил ее брак с незнакомым человеком с верховьев реки. Узнав о предстоящей разлуке с любовником, она была крайне опечалена и подавлена. А когда ее избранник отказался бежать с ней, ее постигло двойное разочарование. Вскоре Констанс оказалась в брачной постели и была довольна тем, что ее муж мало заботился о потери ею невинности. Будучи весьма страстной и сообразительной женщиной, она быстро поняла, что этим мужчиной можно легко управлять. И Томас не переставал восхищаться ею. Констанс не любила его, но знала, что делать, чтобы он был доволен и счастлив. А если муж удовлетворен, у него нет причины заводить любовницу, и она будет безраздельно владеть им. Таким образом, в течение восемнадцати лет их супружества она умело добивалась своего в принятии решений, касающихся их совместной жизни. Когда Констанс родила сына, Томас был вне себя от радости и не знал, как угодить жене. Даже последующее рождение двух дочерей не уменьшило его преклонения перед ней.

Констанс догадывалась, о чем думает свекор, видя, как она манипулирует его сыном, но не обращала на старика внимания. Томас страстно желал ее, лелеял и давал ей все, что она хотела. Лоренс мало влиял на ее мужа, и Констанс не беспокоилась по этому поводу.

31
{"b":"25216","o":1}