ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прайс не на шутку встревожился. Он потрогал ее лоб, но никаких признаков болезни не обнаружил. Забыв об осторожности, он зажег лампу на столике возле кровати. Ему в глаза бросилась ее бледность, и у него мелькнула мысль о том, что она приняла лекарство для снятия боли. Конечно, она спала слишком крепко, чтобы слышать его. Но почему она приняла лекарство, от которого уснула? Эллин хотела, так же как и он, провести эту ночь вместе. Она не могла принять дозу, вызвавшую такой сон… Вино! Констанс! Вот в чем дело. Теперь все понятно. Констанс как-то узнала об их отношениях.

Его охватила злость. Он вспомнил ее усмешку, когда она предлагала выпить, и сморщился от отвращения. Констанс оказалась чрезвычайно коварной женщиной, и впредь надо держать с ней ухо востро.

Поняв, что ночь потеряна, Прайс, прежде чем уйти, уложил Эллин поудобнее, несмотря на ее сонные протесты. Поцеловав ее, он вышел из комнаты и закрыл дверь. Прайс уже собирался спускаться вниз, когда дверь комнаты Констанс распахнулась и миссис Дуглас вышла в холл.

— Я ждала вас. Я знала, что вы придете.

Прайс застыл, услышав ее голос.

— Она не очень-то активная сегодня, не так ли? — спросила Констанс язвительным тоном. — Не то что в прошлую ночь.

Прайс повернулся к ней лицом, сжав зубы.

— Да, я решил проведать, как она себя чувствует.

— Я не сомневалась, что вы придете к ней, когда увидела, как мало вы пили за обедом мое выдержанное вино, — проговорила она.

В тусклом свете коридора Констанс выглядела намного моложе своих лет, стоя перед Прайсом с распущенными длинными темными волосами, и он помимо воли был очарован ее красотой. Она обладала пышной соблазнительной фигурой и обычно носила платья из тонкой ткани, подчеркивающей ее прелести. Сейчас на ней был широкий незастегнутый халат, позволявший Прайсу хорошо видеть ее тело. Констанс знала, что мужчины легко теряют голову, когда их мысли заняты тем, чтобы соблазнить женщину, и потому подошла к нему поближе.

— Теперь я рад, что не пил вино.

— Разумеется. — Она сунула руку в карман халата.

— Прошу прощения, — начал Прайс, желая поскорее избавиться от нее, — но мне надо идти.

Она уже преподнесла ему сюрприз, и он не хотел продолжения.

— Вы не уйдете так просто, — решительно сказала Констанс, наставляя на него пистолет.

Глаза Прайса расширились от изумления. Эта женщина сошла с ума!

— Я вполне могу застрелить вас за то, что вы сделали, — спокойно сказала она.

— Что я сделал?

— Мистер Ричардсон, или я могу называть вас просто Прайс? Нет, пожалуй, лучше обращаться официально при таких обстоятельствах. Так вот, мистер Ричардсон, я видела, как вы покидали наш дом позапрошлой ночью. Поэтому решила разузнать, что происходит.

— И что же происходит? — спросил он, стараясь выиграть время, чтобы решить, что делать.

— Я проследила за Эллин прошлой ночью. — Она сделала паузу, подчеркивая значение своих слов. — Как один из главных участников события, вы должны помнить, что было дальше, или вы хотите, чтобы я освежила вашу память?

— Не стоит, — ответил он.

— Я тоже так думаю. — Она напряженно улыбнулась. — Может быть, спустимся вниз и продолжим разговор?

— Мадам, против такого аргумента трудно возражать. — Он указал на пистолет в ее руке. — Я в вашем распоряжении.

— Тогда следуйте впереди меня, сэр, и не сомневайтесь, что я без колебаний применю оружие.

— Я снова недооценил вас, — сказал Прайс, спускаясь по лестнице.

— Наконец-то я встретила умного мужчину. Я искала такого всю жизнь и вот нашла… Жаль только, что вы янки.

Прайс ничего не ответил, лихорадочно ища выход из создавшегося положения. Он знал, что Констанс ненавидела его, но не до такой же степени, чтобы убить. Она могла бы выстрелить сразу, поскольку он беззащитен. Прайс инстинктивно чувствовал, что Констанс не способна на решительные действия, и ее колебания относительно применения оружия давали ему надежду.

— Идите в гостиную, — холодно приказала она, целясь ему в спину.

Покорно войдя в темную комнату, он зажег лампу по ее указанию и сел на диван. Она тоже села на диван, но на другой его конец, на безопасном расстоянии от Прайса. Он окинул взглядом ее соблазнительную позу. Вспыхнувшее вожделение быстро сменилось чувством опасности. Констанс была очень красивой, но ужасно коварной женщиной, и он не намерен был попадаться в ее сети.

Играя пистолетом, она улыбнулась.

— Я хочу, чтобы вы оставили в покое мою дочь.

Решив прикинуться циником, Прайс ответил небрежно:

— В ваших устах это звучит по меньшей мере странно, так как именно вы способствовали нашему сближению.

— С моей стороны это был явный просчет, поскольку я думала, что вы не выживете.

— Сожалею, что разочаровал вас.

— Я переживу это разочарование, однако хочу, чтобы утром вы убрались отсюда. — Она смотрела на него ледяным взглядом.

— Я так и намеревался сделать, — заявил он, равнодушно пожав плечами.

Констанс была удивлена его реакцией. Значит, он в самом деле не любил Эллин и только пользовался ею. Она улыбнулась.

— Прекрасно. Стало быть, мы договорились. Я хочу, чтобы вы…

— Услышав какой-то звук в холле, Констанс быстро сунула пистолет в карман, приспустила с плеч халат и уселась на колени к Прайсу.

Эллин проснулась, разбуженная каким-то шумом в холле. Вскоре опять стало тихо, и она опустила голову на подушку. Спустя несколько минут она испуганно открыла глаза, вспомнив, что должна пойти к Прайсу. С трудом поднявшись, Эллин вышла в холл. Едва передвигая ноги, она начала спускаться вниз, привлеченная голосами и светом в гостиной. Кто мог разговаривать там в такой час? Голоса были приглушенными и неразборчивыми, и Эллин шла на их звук, словно во сне. Шатаясь, она натолкнулась на маленький столик в холле и продолжала двигаться к гостиной, где горел свет.

Она широко раскрыла глаза, потрясенная увиденной сценой. Ее мать и Прайс на диване! Они что-то говорили друг другу, не замечая ее. Эллин пришла в ужас при виде полуголой Констанс, прижимавшейся к Прайсу. Ее халат и сорочка соскользнули с плеча, и рука Прайса лежала на ее полной груди. Их движения казались замедленными и неестественными, когда они одновременно повернулись к ней.

45
{"b":"25216","o":1}