ЛитМир - Электронная Библиотека

— Итак, вас интересует искусство. А Борсини? Что его интересует?

Я догадывалась, что Борсини больше всего интересует гонорар, который он получает за уроки, но решила промолчать об этом и поспешила переменить тему разговора.

— Как вы думаете, что делала ваша тетя, чтобы изменить свою внешность? Очевидно, усы и борода ей не были нужны, если только она не выдавала себя за мужчину.

Уэйлин ухмыльнулся.

— Едва ли это было возможно. У его тетушки были очень полные грудь и бедра. Смешно было представить ее пышные формы втиснутыми в брюки.

Мама спустилась вниз со своим вышиванием как раз, когда мы закончили работу с портретами.

Уэйлин спросил:

— Вы пойдете с нами на поиски, миссис Баррон? Нам все утро придется много ходить. Может быть, вам спокойнее остаться здесь и заняться вышиванием?

Я поняла, что его заботливость была предлогом, чтобы избавиться от нее и провести утро наедине со мной. Поэтому ее ответ меня не очень обрадовал.

— Мне до смерти надоело сидеть здесь, как приклеенной. Я иду с вами. Почему бы вам, лорд, не походить с портретом вашей тети, а мы возьмем портреты Барри. Таким образом, мы сможем в два раза быстрее справиться с нашей задачей, — Но… — он хотел возразить, но не мог не согласиться с ее разумным предложением.

— Отличная идея, мама.

Уэйлин свернул набросок с портретом своей тети в трубочку и ушел, условившись встретиться с нами здесь же за ленчем.

Как только он вышел, мама сказала тоном заговорщицы:

— Нам будет неприятно узнать что-нибудь порочащее Барри в присутствии лорда. Я не случайно сказала, что брат мог как-то менять свою внешность, Зоуи. Когда мы его хоронили, я искала чистую рубашку, чтобы надеть на него, и нашла в комоде воротничок священника и накладные усы. Ты помнишь, у него был старый черный костюм, который он никогда не носил. Однажды я убирала комнату, когда он был в Лондоне, и обнаружила, что он взял его с собой. Я еще подумала:

«Надеюсь, он не наденет этот костюм на парадный прием, ведь он совсем не такого фасона, как нужно».

— Господи! Почему же вы не сказали мне об этом?

— Тогда я не придала этому значения и только сейчас поняла, что это значит.

— В таком случае мне надо переделать еще один набросок.

Я подрисовала воротничок и усы, и мы отправились обходить гостиницы и ювелирные магазины.

В больших отелях нам не везло. «Калверли», «Маунт Плезант», «Эрлз Корт», «Рояль Маунт», «Эфереем», «Карлтон», «Свон», «Кэмден» — ни в одном из них дядю не узнали. Мы взяли с собой все наброски: с усами и с бородой, в темных очках, в костюме священника — все безрезультатно. Теперь надо было обойти десятки маленьких частных гостиниц.

— Давайте попробуем зайти в ювелирные магазины, — предложила я, хотя особенно не надеялась на успех.

Первый магазинчик, который мы отыскали, был маленькой грязной лавчонкой со странным названием «Кашмир. Альберт Брэдфорд», примостившейся позади больших отелей. Мы подумали, что незаметное расположение и индийское название могли понравиться Барри. К тому времени мы уже имели некоторый опыт и выработали свою методику опроса, не называя Барри по имени. Я открыла альбом и показала портрет в костюме священника.

— Я разыскиваю одного своего старого родственника. Он интересуется ювелирными изделиями. Не заходил ли он к вам?

За прилавком сидел мужчина с маленькой лупой для одного глаза, прикрепленной ко лбу специальной резиновой лентой. Он снял лупу и посмотрел на набросок. Мужчина был старше Барри, лет около семидесяти, судя по седым волосам и морщинам. У него были блестящие карие глаза и приветливая улыбка.

— А, вы друзья его преподобия Портленда! — воскликнул он, протягивая мне руку. — Меня зовут Альберт Брэдфорд. Я давно не видел его преподобие. Надеюсь, он не болен?

Мама и я испуганно переглянулись. Мы не ожидали такого вопроса и не знали, что ответить. Я сказала:

— Мы тоже надеемся, что он здоров. Как я уже вам говорила, мы разыскиваем его преподобие.

— Я не видел его уже много месяцев. Раньше он регулярно ко мне заглядывал и приносил на продажу ювелирные изделия, которые достались ему в наследство от дяди. Вы, конечно же, слыхали об этом наследстве?

Нам хотелось узнать обо всем как можно подробнее. Теперь уже и мама отважилась присоединиться к нашему разговору.

— Вы имеете ввиду Индию? Альберт Брэдфорд утвердительно кивнул.

— Да, его старый богатый дядюшка оставил ему небольшое наследство. Индия — самая подходящая страна для человека, который хочет сколотить себе состояние. Я сам там был, как вы, наверное, догадались по названию моего магазина. Я вернулся домой с кошельком драгоценных камней. Сначала хотел продать их оптом, но вскоре понял, что гораздо выгоднее торговать самому. Я попросил ювелира сделать для моих камней оправы, а теперь и сам учусь этому ремеслу.

— А что, его преподобие Портленд продал вам много драгоценностей? — спросила я.

— Не очень много. Всего тысяч на пятнадцать. Самым лучшим было изумрудное колье.

У мама был такой вид, как будто ее смертельно ранили. Нетрудно было догадаться, о чем она думала. Барри стал настоящим вором и продавал свою мерзкую добычу ничего не подозревающему человеку.

Я спросила:

— Как долго это продолжалось? Меня интересует, продал ли он вам все драгоценности сразу, или…

— О нет, только когда ему нужны были деньги. Нашим священнослужителям не очень-то хорошо платят. В первый раз он пришел ко мне в магазин лет пять тому назад и предложил купить у него бриллиантовую булавку для галстука. Великолепная вещица, превосходный бриллиант. Я вставил его в кольцо и продал леди Монтэгю, и сказал его преподобию, что, если у него есть еще что-нибудь в этом роде, я с удовольствием все у него куплю. Он снова пришел через шесть месяцев и принес кольцо с сапфиром, потом еще раз рубиновую брошь.

— Он, случайно, не продавал вам бриллиантовое ожерелье? — спросила я.

Он на минуту задумался.

— Нет, бриллиантового ожерелья не было. А он что, ваш родственник, миледи?

— Двоюродный брат, — ответила я. — Мы, вообще-то живем не в этом городе. Нам сказали, что видели его где-то здесь. Вы не знаете его адреса?

— Я знаю только, что он живет не в самом городе, — ответил Брэдфорд поспешно. — У него был маленький домик, где-то недалеко от Эшдонского леса. Я никогда там не был. Он привозил мне все вещи сам.

— А у вас не сохранился его адрес в книгах? — спросила мама. — Мы очень хотим найти его, — добавила она с такой елейной улыбкой, от которой растаяло бы сердце самого сатаны.

— Адреса, к сожалению, нет, — ответил Брэдфорд. — Его преподобие был человеком довольно скрытным. Я не хочу сказать — хитрым. Ради Бога, не подумайте, что я стараюсь его как-то опорочить. Просто он говорил только о деле. Если бы он не был священником, я бы мог усомниться, где он берет все эти дорогие вещи, — добавил он со смехом. — Но когда я об этом заикнулся, он рассказал мне о своем богатом дяде.

— О дяде Барри, — добавила мама.

— Насколько мне помнится, он никогда не называл его имени. Я по своему опыту знаю, как много хороших вещей привозят из Индии. Если вы разыщете своего кузена, мадам, скажите ему, что я по-прежнему готов продолжать наш маленький бизнес.

— Благодарю вас, — пробормотала я, схватила альбом, и мы выбежали на улицу, дрожа, как листья осины на ветру.

— Он был вор! — прошептала мама в ужасе. — Я так рада, что с нами нет лорда Уэйлина.

— Хорошо хоть, что он не украл ожерелье леди Маргарет.

— Он не продал его этому добрейшему мистеру Брэдфорду, — возразила мама, но это еще не значит, что он его не украл. Он знал, что она бывает в Танбридже, поэтому мог сбыть ее ожерелье где-нибудь подальше отсюда, в Лондоне, например. Слава Богу, он не польстился на мои сапфировые подвески, которые твой папа подарил мне на свадьбу.

— Нам нужно уже возвращаться в отель, — напомнила я, посмотрев на часы.

— Что мы ему скажем? — испуганно спросила мама. Она, конечно, имела в виду лорда Уэйлина.

18
{"b":"25217","o":1}