ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вам будет приятно услышать, что вы не похожи на него, мистер Эдисон?

— Смею надеяться, что я не желтый! Ха-ха-ха. Может быть, я слегка зеленоват. Но со временем это пройдет.

— Во всяком случае, вы определенно полны сока.

— Я бы тоже так сказал! Вы попали в самое яблочко, но только при условии, что не назовете меня кислым, — он снова бросил взгляд на Несравненную. Та двинулась в сторону, и мистер Эдисон вдруг потерял всю свою веселость.

— Ну что же, как вам нравится представление? — спросил он.

— Очень нравится. «Особенно после того, как мы вышли из ложи», — добавила она про себя.

Глаза Кетти рассекали толпу в поисках лорда Костейна и миссис Леонард, но их нигде не было видно. Перерыв оказался длинным, давая возможность подробно разглядеть всех прогуливающихся по холлу. Костейна и леди Леонард здесь не было. Единственный вывод, который она могла сделать, состоял в том, что они вышли, и Гордон нашел способ сопровождать их.

Когда прозвучал звонок, мистер Эдисон проводил ее обратно в ложу. Пробираясь сквозь толпу, она заметила мистера Бьюрека. Казалось, он оглядывается по сторонам в поисках своего партнера. Он увидел ее и кивнул, затем продолжил просеивание толпы.

Как только Кетти добралась до своего кресла, ее глаза метнулись через зал в ложу миссис Леонард. Там были только мистер Леонард и его пожилая собеседница. Девушка настроила свой бинокль и увидела, что шаль миссис Леонард перекинута через спинку кресла. Она рассчитывала вернуться. Неожиданно вошел Гордон. Он похлопал Кетти по плечу и поманил ее в глубину ложи.

— Свинтон ушел. Мы можем сесть там рядом и поговорить. Она бросила последний взгляд на противоположную ложу, как раз когда Костейн подвел миссис Леонард к ее креслу. Они оба невинно улыбались. Кетти присоединилась к Гордону у портьеры.

— Что случилось? Где они были? — потребовала она.

— Он отвел ее вниз во внутренний дворик подышать воздухом. Я постарался подслушать как можно больше. Она сказала, что плохо себя чувствует. Я спускался позади них по лестнице, мне невозможно было войти во дворик, чтобы не быть замеченным. Там не было никого, кроме билетера и группы рассыльных. Разумеется, мы проследим за ними до дома.

— А что может случиться? Миссис Леонард с ними.

— Тогда последим за Костейном. На эту идею у Кетти не было возражений. Казалось, что пьеса будет идти бесконечно. Голова у девушки начала раскалываться задолго до конца спектакля. Ее мысли были заняты тем, как поступить теперь, когда она убедилась, что лорд Костейн стал изменником своей страны. Очевидно, нужно рассказать кому-то из представителей власти. Логичнее всего будет рассказать об этом его непосредственному начальнику, лорду Косгрейву. Она вспомнила, что Косгрейв никогда не доверял Костейну, поэтому он прислушается к ней.

Завтра они с Гордоном должны пойти в Генеральный штаб и добиться приема у лорда Косгрейва. Беседа вырисовывалась неясно. Девушка волновалась, как перед походом к зубному врачу. Как Костейн мог совершить нечто подобное? Он был офицером и дворянином. Что он получил, предав свою страну? Это все ее вина. Прекрасная миссис Леонард сбила его с пути. Должно быть, он очень любит ее.

Кетти не чувствовала в себе сил заниматься какой-либо слежкой сегодня вечером. Она не верила, что Костейн будет предпринимать какие-то шаги в присутствии мужа.

— Проследи за ними, Гордон. У меня болит голова.

— Как, черт возьми, я прослежу за ними, если мне нужно отвезти тебя домой. Может быть, Эдисон…

— Мне бы очень не хотелось просить его. Если бы мы ушли сейчас, ты бы мог отвезти меня домой и вернуться как раз вовремя, чтобы последить за Костейном.

— Да, Боже мой. В любом случае, я уже потерял нить пьесы, поэтому могу вернуться в любое время. Ладно, забирай свою шаль и пошли.

Гордон шепнул пару слов на ухо Эдисону, и они с Кетти вышли из театра. Когда брат и сестра добрались до Кинг Чарльз-стрит, Гордон сказал:

— Если хочешь узнать, что случилось, жди меня в кабинете. Мы можем там поговорить, никого не беспокоя.

— Да, мне хотелось бы узнать, что случилось. После всего, что она узнала, уснуть было невозможно, а кабинет подходил для ожидания лучше, чем любое другое место.

Леди Лайман уже спала, когда Кетти добралась до дома. Кетти с облегчением была избавлена от необходимости улыбаться и притворяться, что у нее был замечательный вечер. Она прошла в кабинет и разожгла камин, который был приготовлен на утро, затем налила бокал шерри и потягивала его, глядя на огонь. Пляшущее пламя не согревало ее. Она чувствовала холод и пустоту внутри. Костейн оказался предателем, и ее долг — сообщить об этом. У нее не было никаких мыслей по поводу того, когда вернется Гордон, но примерно через час она свернулась в кресле и попыталась устроиться поудобней.

Она провалилась в приятную дрему, когда в дверь кабинета постучали. Гордон решил вернуться таким путем. Кетти поднялась и поспешила впустить его. Когда она открыла дверь, лорд Костейн без приглашения шагнул в дом.

— Мисс Лайман, я знаю, что уже поздно, но нельзя ли мне занять немного вашего времени.

Глава 10

Кетти вытаращила глаза, не в силах вымолвить ни слова. Она была не столько испугана, сколько ошеломлена его внезапным появлением. Костейн смотрел на ее дрожащие губы и широко раскрытые от страха, нервно блестящие глаза.

— Что я за идиот! Я испугал вас до полусмерти. Извините, мисс Лайман. Это просто ваш драчливый старый Лев, — сказал он, улыбаясь, чтобы смягчить ее страх, а затем протянул руки в перчатках и взял ее за запястья, чтобы успокоить.

— Вы себя здесь заморозите. Давайте закроем дверь, — сказал он и, обняв ее за плечи, провел в кабинет.

Кетти вырвалась из его рук.

— Что вы здесь делаете? — требовательно спросила она прерывающимся от волнения голосом.

— Не смотрите на меня так грозно. Я пришел не за тем, чтобы красть ваши книги, — ответил он оскорбленно. — Когда я увидел, что у вас горит свет, я подумал, что, возможно, вы ждете меня. Я заметил, как вы наблюдали за мной в театре, — на его благородном лице мелькнула улыбка, а сам он тем временем снимал плащ и складывал его в стороне, уверенный в том, что его прихода ждали. — Ах, как хорошо!

— Я так и знала, что в той ложе были вы, — сказала Кетти.

Она села на диван, и Костейн присоединился к ней. Она не знала, как себя вести, но вскоре решила держаться как можно естественней. Он думает, что улыбки и игривых слов достаточно, чтобы надуть ее. Пусть себе думает! Его заблуждение может сослужить ей хорошую службу.

— Я был там с мистером и миссис Леонард, — сказал он. — Вы могли узнать Елену Прекрасную. А старик — это Харольд. Она кивнула:

— Я так и подумала. А кто была та пожилая леди?

Костейн протянул свои длинные ноги к камину и удовлетворенно вздохнул:

— Соседка и родственница, миссис Ньюарт. Вам, наверное, будет интересно узнать, как я оказался с Еленой?

— Я удивилась, почему вы были с Леонардами, — сказала она, не усиливая множественное число, но произнося его умышленно.

Он приподнял бровь и тут же отпарировал:

— Намек понял. Харольд тоже там был, хотя я про него как-то совсем забыл.

— Я заметила, что в антракте вы забыли его в ложе.

— Ох, это было умышленно. Я не настолько забывчивый. Но мы начали с середины. Позвольте мне начать с начала. Я решил продолжить слежку за Гордона и присмотреть за миссис Леонард сегодня вечером, — объяснил Костейн. — Вот почему я не навестил вас. Я проследовал за Леонардами до «Роял Кобурга» и вошел туда за ними, надеясь присоединиться к их компании. Ложи были распроданы, и когда мистер Леонард увидел, что я повернул обратно, он предложил мне запасное кресло в их ложе. Естественно, я ухватился за эту возможность.

— Естественно.

— Козни дьявола, вы же видите, — сказал он скромно, но явно забавляясь ситуацией. — В антракте миссис Леонард сказала, что плохо себя чувствует:

21
{"b":"25218","o":1}