ЛитМир - Электронная Библиотека

— Амьен? — спросил Костейн, и его изогнутые брови почти исчезли под челкой.

— А разве мы вам не говорили? Она и раньше была шпионкой, если вернуться назад, в прошлое, к Амьенскому миру, в 1802 год, или когда, черт возьми, он был подписан. Естественно, я возобновил слежку за ней, когда узнал об этом.

— Мистера Фотерингтона подозревали в шпионаже, но, возможно, это только слухи, — подчеркнула Кетти.

— Нет дыма без огня, — настаивал Гордон. — Почему же он тогда застрелился? Скажи мне!

— Может быть, кто-нибудь соизволит рассказать мне эту историю с самого начала, — сказал Костейн и в конце концов был введен в курс дела.

Выслушав, он повернулся к Кетти:

— Я полагаю, мисс Лайман, вы не поставили об этом в известность вашего друга Бьюрека.

— У меня не было повода. Кроме того, когда я упомянула миссис Леонард как возможную подозреваемую, он вряд ли обратил на это внимание. Он полагал, знаете ли, что ваша подруга должна быть француженкой.

Ей вдруг пришло в голову, что со стороны Бьюрека крайне подозрительно было защищать миссис Леонард, не зная, виновна ли она.

— Если Елена была во Франции во время Амьенского мира, следует предположить, что у нее есть друзья французы, — задумчиво сказал Костейн.

— У нее все друзья французы, если хотите знать мое мнение, — заявил Гордон. — Это Дютро и миссис Маршан, и я не убежден, что и Уайтфилд не разделяет их взглядов на вещи.

Костейн произнес:

— Миссис Леонард и Бьюрек, возможно…

— Кетти сказала, что в карманах Бьюрека ветер гуляет, — проинформировал его Гордон. — Он глуп и хитер и пытается спихнуть свою вину на вас.

Кетти слушала, мысленно воспроизводя свой разговор с Бьюреком. Он показался очень трезвым и искренним, и ее подкупило его требование соблюдать тайну и заверение, что благополучие Англии в ее руках. Именно это произвело на нее впечатление, а не беззаботный флирт Костейна.

— Лев, что мне делать завтра? — нетерпеливо спросил Гордон. — Бьюрек будет весь день на работе. Нет смысла слоняться весь день перед Генеральным штабом. Может, мне снова последить за миссис Леонард?

— Это было бы лучше всего.

— Я сбегаю наверх и переоденусь, пока мама меня не увидела. Завтра мне придется использовать новую маскировку. В этом одеянии я весь промерз. Не уходите, пока я не вернусь. Мы должны условиться насчет наблюдений сегодня вечером.

Он ушел, а Костейн повернулся к Кетти с саркастической улыбкой на губах и огнем в глазах.

Глава 14

Кетти играла складками своей юбки, решив не поддаваться обаянию Костейна. Она увидела, как его натянутая улыбка сменилась усмешкой.

— Обвинял ли меня Бьюрек еще в чем-нибудь? — спросил он холодно.

— Нет, вы были не единственным предметом нашего разговора, — ответила она.

— Хотел бы я знать, что он предпримет после этого визита. Я предполагаю, что он следит за мной.

— Возможно, он подумает, что вы держите меня наготове на случай, если вам понадобятся другие срочные переводы, — предположила она и внимательно посмотрела на него, ожидая ответа. Костейн поднялся с дивана и зашагал по комнате. Его брови сошлись вместе.

— Вы говорите так, как будто он не виновен. Вы что, не видите, что он влип, а теперь пытается дискредитировать меня? Его первый визит скорее всего был неопределенным и пробным — только предупреждение, разговор о «других вещах», чтобы добиться вашей дружбы. В следующий раз он попросит вашей помощи. Не удивляйтесь, если он захочет, чтобы вы сообщали ему о том, что я приношу для перевода.

— А у вас есть что-нибудь для «следующего раза»? — спросила она лукаво. Возбуждение усилило блеск ее глаз и напряжение в голосе. Она не могла решить, кто из двух мужчин невиновен. Ей стало казаться, что надо подыграть обоим, а потом уже решить окончательно.

— Почему бы нам и не проделать это, — предложил он. — Я приказываю лакею принести мне в штаб письмо, выскакиваю из кабинета и лечу к вам. Я пишу письмо по-английски, а вы переводите его на немецкий. Пусть Бьюрек получит копию, это не повредит, потому что там не будет никакой реальной информации.

— Какой в этом смысл?

— Я прослежу за ним и посмотрю, куда он с ним пойдет.

— Но ведь он будет следить за вами.

— Будет, если он невиновен. Если он понесет письмо куда-то еще, то теперь уже мы проследим, что он с ним сделает, не так ли?

— Вы думаете, что он может отнести его к миссис Леонард?

— Или даже к галантерейщице или модистке, — ответил Костейн.

Кетти пыталась взвесить, насколько опасно дурачить Бьюрека, если Костейн является преступником. Не кончится ли это Тауэром? С другой стороны, если Бьюрек ведет двойную игру, то его необходимо остановить. Ей часто хотелось каких-нибудь перемен в жизни, когда она сидела в этой комнате, переводя философские труды Шиллера. Она не думала, что может оказаться в такой трудной и запутанной ситуации. Сейчас ей хотелось одного — никогда больше не видеть не только мистера Бьюрека, но и лорда Костейна. Костейн наблюдал, как внутренняя сумятица отражается на ее лице.

— Какой от этого может быть вред? — спросил он наконец. — Если Бьюрек невиновен, я буду рад его помощи. Имея две пары глаз в штабе, мы — сможем добиться большего успеха. Однако я не брошу все на вас. Давайте подождем и посмотрим, не попросит ли мистер Бьюрек сообщать ему о следующих письмах.

— Очень хорошо, — сказала она тихо. Казалось, ее решение созрело само собой. Она не скажет Костейну, что требование уже было предъявлено, но оставит дверь открытой, чтобы проверить Бьюрека. До тех пор, пока она будет понимать, что их игра не вредит Англии. Письмо будет поддельным, поэтому, даже если Бьюрек передаст его своим французским коллегам, ничто не пострадает.

Костейн бросил на нее оценивающий взгляд:

— Я чувствую, что вам все меньше хочется заниматься этим делом, мисс Лайман.

— Напротив. Я готова в меру своих сил помогать своей стране.

— Не позволяйте своему стремлению вовлечь вас в беду. Если вы получите от Бьюрека срочное письмо с просьбой встретиться с ним в каком-нибудь определенном месте, не ходите.

— Что ему может от меня понадобиться? Я же не представляю для него опасности.

— Нет, но если он заподозрит, что я все о нем знаю, вы можете стать отличной заложницей. Он верит, что мы с вами старые друзья? Я говорю о похищении, — сказал он резко, когда Кетти нахмурилась в замешательстве.

Ее глаза расширились, когда она вспомнила, что собирается идти на бал с Бьюреком.

— Я не хотел запугать вас, но вам лучше знать о возможной опасности, — сказал Костейн более мягко.

— Но… — она остановилась, не уверенная, нужно ли сказать о своем выезде с Бьюреком. — Вы должны предупредить и Гордона, — сказала она.

— Я это сделаю, но им больше нравится похищать дам. При известии о том, что беззащитная женщина в опасности, все начинают действовать очень быстро.

— Костейн! Вы напугали меня до смерти"!

Он остановился перед диваном и, схватив ее руки, сильно сжал их.

— Хорошо. Именно этого я и добивался. Не поддавайтесь на улочки Бьюрека или кого-либо еще. Если с вами что-то случится, это будет моя вина.

Глаза их встретились, и он почувствовал, что проваливается в глубину ее взгляда, пока не понял, что тонет. Не сошел ли он с ума, втягивая невинную девушку в это опасное предприятие? Если с ней что-нибудь случится… Он проглотил комок и выговорил:

— Я вас во все это втянул, но вы знаете, что я сделал это ненамеренно.

Кетти мягко освободилась от его рук, чувствуя тепло его пальцев, заставившее ее руки дрожать. Она чувствовала, что Костейн ведет себя как хороший шпион и как влюбленный джентльмен, с его предупредительностью и заботливостью.

— Это не ваша вина, — возразила она. — Если бы мы не пошли за вами в парк Сент-Джеймс, то не влезли бы во все это так глубоко.

— И все-таки это моя вина. Мне не следовало приходить к вам. И не следовало привлекать вас потом. Зачем мне отдавать свое поддельное письмо для перевода именно вам. В Лондоне дюжины независимых переводчиков. Я найду кого-нибудь еще…

28
{"b":"25218","o":1}