ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы следили за мной?

— Нет, но я узнал о письме, а вы вышли сразу после его получения. Так как вы вернулись очень быстро, я сделал вывод, что вы носили его к ближайшему переводчику, мистеру Родни Рейнольдсу. Зачем вам было делать это, если Косгрейв читает по-немецки.

— Пропьянствовав весь день…

— Не такое уж это необычное событие, — сказал Бьюрек со вздохом. — Между прочим, я упомянул об этом письме Харольду Леонарду. Он вошел в кабинет сразу после вашего ухода. Когда Леонард вышел в сильном волнении, я подумал, что он идет докладывать Косгрейву. Я удивлюсь, если на самом деле он не выскользнул из здания и не проследил за вами.

— Похоже, именно так и было. Если бы он доложил Косгрейву, я бы слышал об этом. Только вот что. Косгрейв сказал, что мне не следовало бы носить письмо Кестлри. Он не знал, что я перевел его.

— Нам надо было все это время действовать сообща, — сказал Бьюрек. — Когда вы получили то загадочное послание из Испании, я подумал, что напал на след.

— Записка от старого армейского друга.

Бьюрек кивнул:

— Насчет мисс Лайман — должна ли она сопровождать нас?

— Мой конюх был со мной в Испании. Она будет в совершенной безопасности в экипаже. А вот и мисс Лайман.

Миссис Леонард наблюдала за их приходами и уходами из угла буфетной, откуда открывался прекрасный вид на зал. Она следила за ними уже четверть часа, с момента получения этой выбившей ее из колеи записки от Харольда. Похоже, он, как всегда, все перепутал. Харольд уверял, что никто не знает о визите молодого Лаймана, но, очевидно, Костейн это как-то обнаружил.

Она не хмурилась, так как это оставляло морщины на ее стареющей коже. Когда она разговаривала со своей компаньонкой, то потирала виски двумя пальцами, как будто бережно массировала их.

— Я надеюсь, вы извините меня. Легкая мигрень.

Она юркнула наверх за своим плащом и сбежала, не сказав ни слова хозяйке.

На улице Костейн усаживал Кетти в экипаж. Он сел рядом с ней и достал из бокового кармана пистолет. Кетти смотрела на него с ужасом.

— Вы должны быть осторожны, лорд Костейн, — сказала она успокаивающим голосом.

— Неужели вы даете мне понять, что заботитесь обо мне? Я польщен, мадемуазель.

Он приподнял рукой ее подбородок. Его лицо в темноте казалось бледным пятном, оттеняемым блеском его глаз. Костейн склонился к ней и коснулся легким поцелуем ее губ. Это прикосновение было иллюзорным и коротким, как прикосновение крыла мотылька, но оно пронзило ее насквозь.

— Я хочу делать это очень долго, — прошептал он ей на ухо. Потом поднял голову и сказал:

— Мы обсудим это интересное открытие значительно подробнее после спасения Гордона. Будьте осторожны!

Его рука медленно скользнула по ее шее, оставляя ощущение тепла. Потом Костейн ушел, исчезнув в дверях, и экипаж вдруг стал пустым и холодным.

Костейн отдал распоряжения конюху, и экипаж медленно двинулся вперед. Из окна Кетти смотрела, как Костейн и Бьюрек спешат по улице, что-то обсуждая, шагая широко и целеустремленно. Видимо, конюху было приказано остановиться на небольшом расстоянии от дома Леонарда. Он въехал в тень большого дуба, и Кетти опустила окно, чтобы видеть, как Костейн и Бьюрек одновременно поднялись по ступеням и взялись за дверной молоток.

Такое обычное зрелище. Его можно увидеть в любой день недели, два джентльмена, навещающие товарища, но сегодня оно внушило ей ужас. Когда дверь открылась и оба исчезли внутри, она почувствовала себя так, как будто никогда их больше не увидит.

Войдя в дом, Костейн снял шляпу и протянул ее дряхлому лакею. Он не стал снимать накидку, так как она прикрывала пистолет. В обращении с лакеем не было проблем, тот едва ходил.

— Лорд Костейн, повидать мистера Леонарда, — сказал Костейн надменным тоном.

— Я боюсь, мистер Леонард нездоров сегодня, милорд. Если бы вы изволили оставить сообщение…

Костейн посмотрел вниз, мимо своего аристократического носа и, использовав манеру Бьюрека, не стал выслушивать до конца.

— Сообщение, мой милый, в том, что я должен его увидеть, здорового или нет. — Он повернулся к Бьюреку и сказал раздраженным тоном:

— Я полагаю, это означает, что мы должны проводить собрание у его кровати.

Лакей прикусил губы и сказал неопределенно:

— Так это — официальный деловой визит, ваша светлость?

— Не предполагаешь ли ты, что я ушел с лучшего за всю зиму бала ради удовольствия навестить твоего хозяина?

Лакей был усмирен и сказал:

— Если изволите подождать в гостиной, джентльмены, я доложу о вас мистеру Леонарду.

— Поторопись, — сказал Костейн и посмотрел в сторону гостиной. Высокая, облицованная дверь была закрыта. Скребущий звук вдруг послышался с той стороны.

— Это, должно быть, собака хозяйки, — сказал лакей. Он прошел через прихожую и открыл дверь. Оттуда пулей вылетел рыжевато-коричневый мопс и начал скакать у ног посетителей.

Бьюрек мрачно поглядел на собаку. Лакей взял ее на руки и провел джентльменов в гостиную. Острые глаза Костейна на ходу изучали прихожую. Мокрые следы на полу указывали на предыдущего посетителя, но не было видно ни накидки, ни шляпы, ни перчаток Гордона.

Бьюрек посмотрел, куда пошел лакей. Тот сначала открыл дверь в ближнем конце холла, но, впустив туда собаку, закрыл ее снова, не проходя внутрь. Затем он открыл дверь с левой стороны и вышел.

Костейн первым вошел в гостиную. Это была небольшая комната, очаровательно расписанная в персиковый и зеленый цвета. Со своими рельефными гипсовыми панелями и прелестным белым мраморным камином она казалась подходящей оправой для Елены Леонард. Несколько модных кресел выделялись своей новизной на фоне старинного восточного ковра и кричащих, безвкусных штор на окне. Гостиная выглядела, как комната, в которой меняют обстановку, а это предполагало наличие большего числа фунтов, чем мистер Леонард мог обеспечить честными способами.

Через тридцать секунд вернулся лакей.

— Мистера Леонарда нет в кабинете. Я не могу представить…

— Если он болен, его надо искать в кровати, — сказал Костейн, скучающе растягивая слова.

— Да, ваша светлость.

Когда лакей вышел, собака устроила возню за закрытой дверью. Бьюрек сказал:

— Я собираюсь осмотреть кабинет.

— Тогда делайте это быстрее.

Бьюрек прошел через холл в кабинет. В камине горел огонь и, что самое интересное, на углу стола стоял бокал, наполовину наполненный шерри. Он осмотрел комнату и заметил на ковре второй бокал, с темным пятном под ним. Значит, здесь были два человека. Гордон наверняка выпил поддельного шерри или его захватили врасплох и ударили по голове.

Бьюрек стремительно вернулся в гостиную и доложил о своих находках, завершив их вопросом:

— Что он сделал с телом?

— Давайте надеяться, что это живое, дышащее тело, а не труп. Гордон вел наблюдение за этим домом. Леонард его разоблачил. Это было весьма необдуманно — похитить мальчишку. Я боюсь, что Леонард выбрал путь, который ему не по зубам. Не говоря уже о том, что он может сделать, если мы спугнем его. Мне хотелось бы осмотреться здесь, не вызывая подозрений.

— Такое ощущение, что в доме никого нет, кроме старого лакея.

— И несомненно, слуги или двух в комнатушках под лестницей. Он не мог увезти Гордона далеко. Он где-то здесь, в доме, возможно, на этом этаже. Вряд ли Леонарду хотелось, чтобы служанки видели его. Я полагаю, не все в доме посвящены в его дела. Зачем ему тащить тело наверх, если потом все равно придется спускать его вниз, чтобы избавиться от него.

Смерть не была в новинку для ветерана Пиренейской войны, но сейчас был другой случай.

Солдаты гибнут, исполняя свой служебный долг. Гордон был невинным юным штатским. Костейн понимал, что частично ответствен за отчаянное положение Гордона. Он втянул в свои дела мальчишку, даже не подозревающего, какая опасность нависла над ним. Больше всего его беспокоило сознание того, что Гордон — брат Кетти. Она возненавидит его, если с Гордоном что-нибудь случится.

34
{"b":"25218","o":1}