ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хм…Если леди Кэмден уедет из города с этой грозовой тучей, висящей над ее головой – она никогда не сможет вернуться вновь.

– А она действительно уедет. Старый Мондли вышвыривает ее из своего дома и урезает из ее приданого стоимость ожерелья. Это оставляет ей слишком мало средств, чтобы жить в Лондоне, даже если бы она этого захотела.

– А Вы что, давний друг леди Кэмден? – спросил Дивэйн, чтобы удостовериться в том, что этот человек знает, о чем говорит.

– Нет, я недавно познакомился с ней, но я знаком с Селби Кейном черт знает сколько лет. Мы вместе учились в Гарроу и Оксфорде. Соль земли. Ему и в голову не могло придти говорить мне неправду, даже при всем желании. Кроме того, Вам стоит лишь пять минут поговорить с Френ – леди Кэмден – чтобы понять, что у нее еще молоко на губах не обсохло.

Дивэйн вдруг отчетливо вспомнил цыпленка, подошедшего к их столу в пивном баре и как Франческа заулыбалась, глядя на него. Она говорила о воспитании и продолжала рассказывать о своем доме. В тот день он был уверен, что все, о чем она говорила – правда. "Но что же можно сделать?" – пробормотал он больше себе под нос, чем своему собеседнику.

– Мондли уже что-то предпринимает, не так ли? Он нанял адвоката и обвинил ее в краже.

– Я имею в виду – что можно сделать, чтобы вернуть ожерелье?

– Я сделал все возможное, но столкнулся с каменной стеной, Дивэйн. Ожерелье где-то надежно спрятано или разбито на отдельные бриллианты и каждый камень продан отдельно.

Дивэйн вдруг принял какое-то решение и неожиданно поднялся.

– Спасибо за угощение.

– Вы сами за все заплатили.

– Ну, в таком случае, спасибо за приятную компанию и за информацию.

– И куда Вы направляетесь, Дивэйн?

– Я должен встретиться с одной женщиной и поговорить с ней о бриллиантах.

Вина и стыд боролись в сердце Дивэйна, когда он подходил к экипажу. Он оскорбил респектабельную леди, и к тому же леди, попавшую в беду. Попытка воспользоваться ее шатким положением уже была оскорблением. Чтобы не потерять честь, Дивэйн должен был заплатить за оскорбление, нанесенное женскому достоинству. Он мог только удивляться, что Кейн и Ирвин не смогли справиться с таким пустячным делом, тем не менее Дивэйн был рад, что им это не удалось. Возвращение бриллиантового ожерелья станет своего рода извинением перед леди Кэмден. И возможно, однажды она даже простит его.

ГЛАВА 10

"Глупости!" – заявила леди Кэмден, когда миссис Денвер и мистер Кейн вернулись и рассказали ей о перспективе аренды домика в Кроли, местечке, расположенном недалеко, но и не слишком близко к ее родному дому. "Если я сейчас уеду, все будут думать, что я действительно виновата. Я должна остаться и защитить свое доброе имя!"

– И что ты предлагаешь для этого сделать? – потребовала объяснений миссис Денвер.

– У меня есть друзья. Я подниму их всех на ноги, чтобы узнать все возможное об этой проклятой подружке Дэвида. Кто-то же должен знать, кто она такая!? Я была до сих пор слишком наивной, пытаясь сберечь нервы леди Мондли. Сами Мондли ни в чем не жалеют меня, а поэтому я начну принимать против них активные меры.

– Даже если тебе и удастся узнать, кто эта женщина, Френ, – она наверняка где-нибудь надежно припрячет ожерелье. Ты никогда не сможешь доказать, что Дэвид отдавал ей драгоценность, – заметил мистер Кейн.

– Об этом я стану беспокоиться после того, как узнаю, кто она такая, – непреклонно ответила Франческа. – Я не позволю, чтобы эти ужасные люди называли меня воровкой или говорили что-нибудь похуже. Я приму помощь от любого из моих друзей, кто захочет поддержать меня.

В это утро никто больше не пришел. Миссис Денвер и мистер Кейн тщетно пытались расхваливать преимущества жизни в тихом и спокойном местечке Кроли.

– Думаю, что мы в достаточной степени пользуемся этими преимуществами и здесь, – сказала Франческа, нахмурившись. В какой-то степени ей самой хотелось сбежать от неприятностей, свалившихся ей на голову, но, с другой стороны, она ни за что не позволит таким, как лорд Дивэйн порочить ее имя. По крайней мере, она попытается доказать, что является порядочной женщиной. А как только ей удастся это сделать – она, тем не менее, надолго уедет из Лондона.

– Как ты отнесешься к тому, чтобы навестить Мэри? – предложил мистер Кейн, надеясь, что такая формулировка будет звучать мягче, нежели предложение уехать совсем.

– Я с удовольствием это сделаю – после того, как найду ожерелье.

Мистер Кейн остался на ленч, поскольку не хотел оставлять миссис Денвер одну со своей неуправляемой воспитанницей. Похоже, бедная миссис Денвер итак уже была на грани полного упадка сил. В два тридцать послышался долгожданный звонок в дверь и Франческа с триумфом улыбнулась. "Я же говорила Вам, что мои друзья не оставят меня в беде." Она даже на мгновение не позволяла себе подумать, что это пришел с извинениями лорд Дивэйн.

Это был мистер Ирвин. По тому, как в ожидании замерло ее сердце. Франческа поняла, что, несмотря ни на что, в ней живет надежда.

– Я пришел узнать – не могу ли еще чем-нибудь быть Вам полезен в трудное время, как-то утешить Вас? – сказал мистер Ирвин таким тоном, будто в их доме был покойник.

Мистер Кейн, с готовностью принимая на себя привычную для него роль главного плакальщика, ответил: "Очень любезно с твоей стороны, Джон. Пожалуйста, присаживайся."

– Вы можете предложить мне больше, чем соболезнование, сэр. Вы действительно можете помочь мне, – сказала леди Кэмден, предлагая ему место возле себя.

– Для меня ничего не может быть приятнее, мадам. Скажите только слово, и я все сделаю.

– Я предлагаю совершить прогулку, – ответила она. – Возьмите меня на небольшую прогулку в парк. Мне бы хотелось встретиться со своими друзьями и попытаться сбить вокруг себя круг людей, готовый помочь в этой сложной ситуации.

– Нет, она просто сошла с ума! – сказал мистер Кейн в сторону, обращаясь к миссис Денвер. Мистер Ирвин тоже выглядел ошеломленным. "Вы хотите показаться в обществе!? Не думаю, что это хорошая идея, леди Кэмден. Куда ни глянь – всюду целый водоворот сплетен вокруг Вашего имени. Думаю, что почувствуете себя очень неловко, когда увидите, как на Вас глазеют и шепчутся.

– Я не сделала ничего плохого. И я не собираюсь прятаться от этих злобных сплетников! Ну что, Вы поедете со мной или мне ехать одной? – Ее смелый, надменный взгляд говорил, что она способна и на это. Мистер Ирвин посмотрел на остальных, ища у них поддержки, но все они, видимо, были слишком утомлены, чтобы продолжать спор.

– Поезжайте, – сказала миссис Денвер. – Пусть она сама убедится в том, на что идет.

– Но я еду в открытом экипаже…

– Хорошо, – сказала Франческа.

Придя в свою комнату, чтобы немного поправить прическу, Франческа едва могла узнать в зеркале свое бледное, опустошенное лицо. Румяна несколько вернули ему здоровый цвет, а ее замечательная шляпка, соломенные поля которой создавали над глазами тень, хоть отчасти скрывала остановившийся взгляд. Но уголки губ устало опустились вниз. Больше она не может вынести все это… Может быть, ей действительно стоит уехать? И только воспоминание о презрительно усмехающемся, ненавистном ей лице Дивэйна давало Франческе силу продолжать задуманное. Она добьется извинения от этого ничтожества, если даже ей самой придется прочесать каждый публичный дом в Лондоне, чтобы найти ожерелье…

С высоко поднятой головой Франческа спустилась вниз. На ее лице играла какая-то нездорово радостная почти лихорадочная улыбка. "Все готово!"

Проехав лишь один квартал города, Франческа поняла, что прогулка станет для нее тяжелым испытанием. Ее непосредственные соседи отводили взгляд, чтобы избежать необходимости приветствовать ее. А ведь среди всех них она была одной из самых благородных дам! А раньше соседи приоткрывали окна и вытягивали шеи в надежде, что она остановится хоть на минутку поговорить с ними.

23
{"b":"25220","o":1}