ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Конечно, Вы и не могли иметь ничего общего с распутной компанией, но когда леди имеет столько знакомых в обществе, как Вы, – мимо такой леди не пройдут мимо никакие слухи. Мой интерес к этой даме не любовного характера, поверьте.

Умные зеленые глаза с удивлением распахнулись на него:

– Какой же тогда интерес? Не имеет ли он отношения к ожерелью, о котором все судачат в городе?

– Именно.

– Если я расскажу что-нибудь, меня отправят в Ковентри.

– Но я уже знаю, что ожерелье у нее, имя же мог бы узнать из любого другого источника. Кому какое дело, кто меня осведомил? Ваше имя не появится в этой истории.

– Ну…

– Сто гиней, – подстегнул решимость миссис Ритчи лорд Дивэйн.

У нее гордость боролась с алчностью и гордость проиграла. Миссис Ритчи перестала играть утонченную леди: "Полторы!" "Скрепим ладони, что сделка состоялась". "Но запомните, Вы от меня ничего не слышали. Имя этой женщины… Маргарита Салливан. Ей покровительствует сейчас сэр Перси Кругер."

– У Вас есть предположения, где она хранит ожерелье?

– Нет, мы не настолько близки. Но я бы на ее месте – запрятала куда подальше, ведь она понимает, что ее ждет, если бриллианты найдут.

– Драгоценность ей отдали. Она же не крала. Ей придется только признаться, что ничего не знала о занесении ожерелья в завещание о наследстве.

Миссис Ритчи была даже слегка разочарована, услышав такое заключение. И с жаром выдохнула: "Она наверняка знала! Да и какая польза держать у себя драгоценность, если ее не нацепить? Я даже слышала, что уже после смерти Дэвида она хвасталась, что ожерелье у нее. такие, как Рита, и подрывают авторитет веселенькой компании.

– Ну ладно… Знаете ли, где она живет?

– Дом 2/4 на Сохо Сквер, насколько мне известно.

– Премного благодарен! Где Вас высадить?

– Возле любого дома после того, как Вы заедете в Ваш банк.

Дивэйн с улыбкой похлопал по бумажнику: "Я пришел на встречу подготовленным". Миссис Ритчи бросила на него застенчивый, но вместе с тем лукавый взгляд: "Я тоже, но, как вы понимаете, не для этого". Она запихнула в карман свой так легко полученный заработок и отправилась за покупками, чтобы ими облегчить чувство вины, что провела женщину, подобную себе. Длинное, изумрудного цвета шелковое платье и соломенная шляпка оказались эффектны для избавления от вины.

А лорд Дивэйн поехал по Сохо Сквер. И узнал, где живет мисс Салливан. Но в тот вечер не навестит ее. Вначале надо было приготовиться к визиту. Кое-что подразузнать о блондинке Рите, пополнить бумажник, если эта дамочка окажется невосприимчивой к его угрозам.

ГЛАВА 11

Лорд Мондли считал ниже своего достоинства встречаться со своей жертвой и послал адвоката, чтоб тот обговорил с Франческой предпринимаемые им меры. Мистер Рафферти выглядел довольно сомнительным типом, больше похожим на капитана Шарпа, чем на адвоката. Черноволосый, с темными глазами и желтоватого оттенка лицом. Он попросил встречи в леди Кэмден, которую с ее стороны поддерживали миссис Денвер и всегда преданный им мистер Кейн. Листая дело клиента мистер Рафферти пользовался какими-то латинскими выражениями и цитатами из свода законов, при этом не забыв напомнить Франческе – как бы мимоходом! – что стоимость пропавшего ожерелья будет вычтена из причитающегося ей, как вдове, суммы. Присутствующие остались ошеломленные таким известием, а адвокат быстрехонько сунул на подпись документы: освобождаю вас от необходимости присутствовать на суде, только подпишите вот здесь".

Мистер Кейн бурно выразил протест против уменьшения наследства, ведь леди Кэмден потеряет пять тысяч фунтов. А ничего еще не доказано! Пусть выдвигают официальные обвинения!

Леди Кэмден, бледная и пораженная происходящим, дотронулась до руки мистера Кейна: "Мне не хочется доводить дело до того, чтобы являться в суд".

На что последовали новые негодования:

– Но это же нарушение всяких законов! Он не вправе просто затак отхватить у тебя пять тысяч фунтов! Из-за того, что ты уклонишься от судебных процедур. Ведь доказательств-то нет! Мондли пользуется лишь тем, что он опекун твоих денег. Все не законно, не законно!

– Если леди подпишет сейчас бумагу, – подталкивая Франческе документ, торопился Рафферти, – она избежит личных проблем.

– Не подписывай этого, Френ! – настаивал мистер Кейн. Ты даже не прочла документ. Подпись – равносильна признанию вины. Оставьте документ, сэр, а мы отдадим его на рассмотрение адвокату, которого выберет леди Кэмден.

Мистер Рафферти покорно вздохнул. У него сложилось очень плохое мнение о них, если бы они не настояли на предосторожности. Жаль, что здесь присутствует этот джентльмен. Если бы дама осталась одна – подписала бы, несомненно. И вслух сказал:

– Этот документ составлен для того, чтобы избежать публичной огласки дела – обвинения в воровстве. Но, если желаете, чтобы Ваш адвокат внимательно ознакомился… Оставляю бумагу. А что касается Вашего жительства здесь – это полностью за лордом Мондли. Вы занимали этот дом без уплаты ренты благодаря его воле. Когда Вам будет удобно переехать, леди Кэмден? Это помещение желает занять – и как можно скорее! – сестра лорда.

Это была самая откровенная и очевидная уловка со стороны Мондли. Его сестра живет с ним уже двадцать лет.

Старая дева, которой за шестьдесят, вряд ли неотложно возжелает собственного жилья.

– Надеюсь, Вы понимаете, что она не в самом подходящем возрасте для переезда? – воскликнула миссис Денвер.

Франческа выглядела так, будто ее больную подняли с постели, что, впрочем, было недалеко от истины.

– Я действительно заболею, если эту грязь придется выносить еще куда-нибудь. Мы освободим помещение на этой неделе, мистер Рафферти.

Он осклабился:

– Вам не стоит беспокоиться о перевозке мебели, все принадлежит лорду Мондли. Может завтра начнете переезд?

– В один из дней на этой неделе, – твердо повторил мистер Кейн. – А если лорд Мондли захочет прислать сюда судебного пристава, он сам будет обвинен…" – от волнения мистеру Кейну не приходило в голову никакое обвинение, которое можно предъявить Мондли.

– Давайте договоримся на послезавтра, – предложил мистер Рафферти, при сем на его желтоватом лице стала появляться зловещая ухмылка.

– Подходит, – заключила леди Кэмден.

После того, как мрачный посетитель удалился, Франческа совершенно убитым голосом попросила: "Не будешь ли так добр, Селби, снять для нас дом в Кроли?… Сколько это стоит?"

Кейн назвал довольно скромную плату. Франческа кивнула: "Подходит. К тому же, как заявил адвокат, перевозить нечего. Я сейчас же иду укладывать вещи".

– Ложитесь спать, Френ. Прислуга займется, – сказала миссис Денвер. Она волновалась и за физическое, и за душевное состояние Франчески.

– Правда, – согласилась Франческа, – отдохну, прежде чем собираться.

Подписала чек, отдала Селби.

Упадок сил был полнейшим. Ей даже наверх представлялось подняться невозможно, словно дикий груз привязан к ногам. Что скажут отец и мать, узнав о таком позоре. Можно ли скрыть от них случившееся? Пять тысяч фунтов, с таким неимоверным трудом ими заработанных, будут пущены на ветер лишь потому, что она вышла замуж за никудышного расточительного человека.

Уехать из Лондона казалось самым разумным решением. Она – в подобных мыслях – еще долга лежала, уставив в потолок невидящие глаза. Лондон – ужасное место, а самым ужасным в нем представлялся лорд Дивэйн. Если бы она осталась здесь дольше, самое лучшее, на что можно было бы решиться – на предложение Дивэйна. Впрочем, станут ли они щедрее теперь? Конечно, среди знакомых ей мужчин были и порядочные. Мистер Ирвин, например. Но он не принадлежит к тому типу мужчин, за которых хочется выйти замуж. Во-первых, он и не делал предложения. Во-вторых, и мысли не допускал, чтобы его имя хоть малейше запятналось. Ее веки сами собой сомкнулись, и Франческа впала в какой-то неестественный, лихорадочный сон.

25
{"b":"25220","o":1}