ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он остановился в Своне, в Рейгейте, на несколько дней. Он мог бы зайти к нам…

– Нет! Нет, я должна только написать ему.

– Почему ты не желаешь видеть его, Френ?

– Мы с ним не ладим и наверняка поссоримся раньше, чем закончится встреча.

– Из-за чего ты все время с ним ссоришься? Мне он показался таким очаровательным и приятным собеседником. – Мэри сгорала от нетерпения. – Мне бы так хотелось услышать правду от тебя. Что же все-таки произошло? Но что бы это ни было, лорд Дивэйн признал свою неправоту и сказал мне, что очень сожалеет о своем поведении.

Френ с облегчением улыбнулась.

– Он так сказал? Ну что ж, возможно, я напишу ему очень хорошее письмо.

Мэри спрыгнула с кровати.

– У нас есть время добраться в Свои до обеда.

– О, нет. Я действительно хотела только написать ему. А если Дивэйн хочет и дальше продолжать начатое дело, он должен поджать хвост и придти ко мне.

– Мне показалось, что он не из тех мужчин, которые хорошо себя чувствуют, раболепствуя перед кем-то, Френ. Не позволяй своему упрямству заходить слишком далеко. Я думаю, что в Лондоне Дивэйн сможет найти себе очень много подходящих женщин. К тому же, девушек с хорошим приданым, – добавила она, напоминая своей подруге, что она вдова. Вдов обычно не так высоко ценят, как незамужних девушек.

– Господи! Я не жду от него предложения. Мэри поднялась с кровати.

– Правда? Теперь я понимаю, почему ты не хотела навестить кузена Рональда. Конечно, должна признать, что лорд Дивэйн совершенно затмевает Артура. Ну, а теперь мне пора идти. Няня будет кормить Гарри, и я никогда не пропускаю этого.

Мэри весело выбежала из комнаты. Ее голова была занята мыслями о предстоящем приеме, о романе Френ и, конечно, о Гарри. Она очень хотела научить его говорить "Френ" прежде чем подруга уедет.

ГЛАВА 15

Тот вечер в Элмсе выдался довольно скучным. Главным развлечением Франчески было написание письма Дивэйну, после чего она просто сидела и болтала с друзьями, помогая шить детские рубашки для благотворительного базара. Этот вечер был похож на вечера в Уайт Оуксе и после веселой, наполненной событиями жизни в Лондоне, нельзя было не согласиться, что здесь жизнь проходит довольно вяло и неинтересно.

Миссис Денвер и Селби уже знали о послании, которое привез лорд Дивэйн. Они оба не могли скрыть радости по поводу того, что все так хорошо устроилось.

– Френ может вернуться в Лондон, когда пожелает, – сказала миссис Денвер. – Мондли предложил ей вернуться в свой дом.

– Она уже присмотрела себе коттедж. Лучше ей держаться подальше от этого Вавилона на Темзе. Посмотрите, насколько спокойнее и счастливее она себя здесь чувствует.

Миссис Денвер, лучше знакомая с настроениями Франчески, подумала о том, что спокойствие Френ было на грани внутренней опустошенности, но она была слишком деликатна, чтобы сказать об этом вслух.

Она прекрасно понимала все преимущества замужества с таким джентльменом, как лорд Дивэйн. Ничего не зная о том, как нехорошо он поступал с Франческой, она чувствовала, что его репутация несерьезного мужчины должно быть ошибочно закрепилась за ним. Человек с плохой репутацией не смог бы вести себя так благоразумно и так помочь Френ в этом деле. Так мог поступить только влюбленный в женщину.

– Если бы у Френ был подходящий кавалер и если бы она перестала болтаться по городу со своей старой компанией – она смогла бы хорошо устроиться в Лондоне. Я уверена, что она получила хороший урок. Ей подрезали крылышки, в другой раз она не полетит так высоко.

– На Вашем месте я бы не стал ей давать никаких советов, – предостерег Селби.

Мэри временно установила в гостиной карточный столик, чтобы разложить на нем материалы для рукоделия.

– Ты хочешь, чтобы я с лакеем послала твое письмо в Свои, Френ? – спросила она, делая аккуратные стежки на голубой рубашке.

– Нет надобности так спешить. Это можно сделать и завтра. Ты же говорила, что Дивэйн останется здесь еще на несколько дней.

– Да, он так говорил.

– Ты ведь будешь завтра отправлять на продажу яйца, Мэри, – напомнил Рональд. – Нет смысла делать две поездки.

Мэри не терпелось ускорить события, но она редко противоречила решениям Рональда. Она сменила тему – стала обсуждать туалеты к предстоящему приему у миссис Хаддлстон. "Что ты собираешься надеть?"

Френ на минуту задумалась.

– Для такого небольшого вечера в сельской местности, я думаю нет необходимости надевать какой-то величественный наряд. Я надену свое голубое креповое платье и нитку жемчуга.

– Ах, Френ, но ведь здешние дамы будут ожидать твоего появления, чтобы посмотреть на лондонскую моду.

"И этого же будет ожидать лорд Дивэйн", – добавила Мэри про себя. – Не старайся держаться в тени из-за страха превзойти всех нас. Будь такой величественной, как тебе хочется.

Миссис Денвер, которая прислушивалась к этому разговору, сказала:

– Ты могла бы надеть свое новое зеленое шелковое платье с газовой верхней юбкой. А твои чудные зеленые туфельки добавят очарование лондонской моды к твоему наряду.

– И конечно, длинные лайковые перчатки, – предложила Мэри.

Франческа чувствовала, что ее хозяйка хочет отличиться на вечере, представив свою гостью во всей красе и с покорной улыбкой уступила подруге, хотя все это и казалось ей бессмысленным, поскольку никто, кроме фермеров ее на этом вечере не увидит.

Спать легли они в тот вечер довольно рано, встали на следующее утро тоже рано, проведя спокойный день, оживленный лишь подготовкой к вечеру. Днем они ездили к священнику передать полдюжины детских рубашек для благотворительного базара.

– У Рональда есть экипаж, а мы поедем на повозке, запряженной пони. Ты не возражаешь, Френ? – спросила Мэри.

– Почему это я должна возражать? – засмеялась Френ. – Я прошу тебя, не обращайся со мной, как с гостьей, Мэри.

Лорд Дивэйн тоже провел спокойный день. Он получил два письма, одно – приглашение на вечер к миссис Хаддлстон, на него надо было ответить. На другое письмо отвечать не надо было, оно было от Франчески, чрезвычайно вежливым, но написано в такой форме, что не позволяло Дивэйну чувствовать за собой свободу действий. Он прочитал письмо с некоторым удовлетворением, хотя и ожидал получить приглашение заехать.

Днем Дивэйн решил совершить прогулку на своих серых лошадях. И неслучайно он поехал в направлении Элмса. Заметив на расстоянии повозку с пони, он подумал, что это едут деревенские девушки, и не удостоил их вниманием, лишь подогнал свой экипаж к обочине, давая им возможность проехать.

Франческа узнала его. Не было сомнения – это был он, его гордо поднятая голова и упряжка чистокровных лошадей. Сердце у нее заколотилось, но она ничем не выдала тревоги, разве только слегка покраснела. "Мне кажется, это лорд Дивэйн", – сказала она Мэри. – "Пожалуйста, не останавливайся. Поедем дальше".

– Но у тебя есть такой шанс…

– Поедем дальше! – приказала Френ тонким тихим голосом.

Они уже почти проезжали мимо экипажа Дивэйна, когда ему удалось рассмотреть сидящих в повозке. Было уже слишком поздно останавливать лошадей, но попробовал, насколько ему это удалось, придержать их, приподнял шляпу в знак приветствия и громко дружелюбным голосом сказал: "Добрый день, милые дамы!"

Френ ни за что бы не позволила себе повернуться к нему и запретила это делать Мэри, но она была уверена так же твердо, как то, что ее зовут Франческа, – что Дивэйн обернулся посмотреть: не остановились ли они? Упряжка ее лошадей в это время настолько замедлила бег, что почти остановилась.

– Почему ты проехала? – недоумевала Мэри, когда всякая возможность завязать разговор среди дороги миновала.

– Он не остановился. Почему же мы должны первыми?

– Но он замедлил бег лошадей, и несомненно, остановился бы, если б ты выказала готовность. Он мог сразу и не узнать?

– Я ему все сказала в письме.

34
{"b":"25220","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Анна Болейн. Страсть короля
Счет
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Ирландское сердце
Виттория
Самый одинокий человек
Игра в ложь
Он мой, слышишь?