ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Следовательно, она относится к женщинам легкого поведения и при этом чертовски хороша, судя по вишневым губкам. Ее подбородок был маленький и слегка заостренный. Ему очень хотелось заставить ее улыбнуться, чтобы посмотреть на зубы. Он обычно придавал большое значение тому, какие у девушки зубы. Гибкую фигуру и облегающее платье он заметил еще тогда, когда она танцевала.

– Ну?

– Мне не следовало приходить сюда, – нервно заговорила она. Его пронзительный взгляд загнал ее в угол.

_ Я никому не скажу об этом, если Вы сами этого не сделаете. Как Вас зовут?

После таких нескольких скандальных слов Арнольда, ей совсем не хотелось называть настоящее имя.

– Бидди, – сказала она, выхватив из далекого прошлого детское имя.

– Бидди. А фамилия?

– Вильсон. – Ее девичья фамилия все равно ни о чем ему не будет говорить. – А кому я обязана за свое спасение?

Он отметил ее правильную речь, хотя, возможно, немного напоминавшую речь людей, живущих в сельской местности. Наверное, она какая-нибудь малоизвестная актриса, мечтающая сыграть роль леди в Ковент Гарден.

– Дивэйн.

У нее перехватило дыхание. Это был знаменитый Дивэйн! Она знала это имя из журналов и слышала ранее разговоры о нем. Дивэйн не был членом правительства, она смутно представляла себе, что он был известный либерал. Она знала об этом его титуле, но не могла припомнить, был ли он герцогом, или маркизом. А возможно, даже графом?

– Мой друг несколько импульсивно вел себя… – как бы извиняясь, сказала она.

– Женщине следует быть осторожнее в выборе друзей.

– Да.

Принесли чистый стакан и портвейн, и некоторое время они пили молча.

– Майор уезжает на Пиренейский полуостров через несколько дней, – сказала она, чтобы как-то прервать затянувшееся молчание.

– И ему захотелось захватить с собой несколько приятных воспоминаний? – заметил Дивэйн не без намека.

Ей не понравился его тонн и сама тема разговора.

– Он хотел, чтобы я вышла за него замуж. Дивэйн усмехнулся.

– А кто же станет упрекать и осуждать его за это?! Драгуны всегда были известны своим отличным вкусом при выборе женщин. «После скольких бутылок вина этот идиот предложил ей пожениться, если он в самом деле сделал это?»

– Он очень молод… – сказала она и в свойственной ей манере подернула плечами. Дивэйн опустил глаза, уцепившись взглядом за место, где при этом движении чуть больше показалась ее грудь.

– Надеюсь, не моложе Вас. Вам не больше… – он заколебался. Трудно судить о возрасте, когда глаза скрыты под маской, но, безусловно, она была еще довольно молода. Ее подбородок был упругим и гладким.

– О, я очень стара, – сказала она и засмеялась. Ее голос отдавался в воздухе каким-то серебристым звоном. Она чувствовала себя так, как будто ей сто лет, но, следя за подвижными губами своего собеседника, поняла, что он был старше. Должно быть, ему лет тридцать. Женское самолюбие заставило ее подчеркнуть это.

– Возможно, я не могу сравниться с Вами, но уже многое повидала в этой жизни. Я вдова.

Он не обратил внимания на эти ее слова, поскольку она не носила кольца. Странно, что она признала то, что она старше, чем он мог подумать. Дивэйн настаивал на просьбе снять маску. Это был приказ, отданный в вежливой форме, и такова была сила его личности, что рука сама поднялась, чтобы выполнить его просьбу. Тем не менее она сдержала себя.

– Леди в моем положении не следует бывать в местах, подобных этому. Было глупо с моей стороны придти сюда.

– Все мы время от времени совершаем глупые поступки. Я сам сегодня вечером чувствую себя глупцом. Может быть, немного потанцуем?

– Мне действительно нужно идти.

– Вы не можете идти домой одна.

– У меня здесь есть друг. – Она обвела взглядом весь зал и сразу же заметила Селби, стоявшего на своем посту и наблюдавшего за ней с мрачным выражением лица, будто говорившем о его дурных предчувствиях. Она помахала ему.

Дивэйн взглянула в ту сторону и заметил возле двери, где стоял Селби, двух женщин.

Ее вкрадчивое напоминание о друге было доказательство того, что это женщина легкого поведения. Теперь Дивэйн окончательно убедился в этом. Подобные женщины расхаживают по злачным местам парами либо большими компаниями, если только их не сопровождает покровитель.

– Вы теперь понимаете, почему я отказался от Вашего предложения выпить шампанского? Я хотел, чтобы Вы оставались у меня в долгу. Женщина всегда расплачивается за свои долги. Я Вас спас, и Вы должны мне танец.

– Ну хорошо, только один, – сказала она, поднимаясь. Какой ужасный был этот вечер! Миссис Дэнвер будет рада ее раннему возвращению.

Звучал вальс. Вальсам в Пантеоне отводилось особое место, поскольку они позволяли покровителям женщин чувствовать себя более свободно. Танцующие были опьянены легкостью этого танца. Суховатые менуэт или котильон очень проигрывали вальсу.

Дивэйн вывел ее на площадку для танцующих, где шумные, постоянно сталкивающиеся пары беспощадно задевали их локтями, и то, что Дивэйн держал ее в танце довольно близко к себе, было похоже всего лишь на защиту настоящего джентльмена.

Но по мере приближения танца к концу его мысль о роли защитника совсем исчезла.

– Почему бы нам не пойти отсюда куда-нибудь, где мы бы смогли остаться одни? – сказал он прямо, почувствовав, как вся она сжалась.

– Я действительно должна идти! – вымолвила Франческа, уходя с танцевальной площадки. Она подошла к столику, чтобы взять сумочку. Дивэйн шел за ней.

– Вы плохо себя чувствуете? – Слишком быстро и жадно она пила шампанское, если только не была уже законченной алкоголичкой в самом начале своей «карьеры».

– Я должна идти! – повторила она.

– Что случилось? У Вас уже есть покровитель? – прямо спросил он.

И хотя она была знакома с этим словом, было неловко услышать его в свой адрес.

– Что Вы имеете в виду?

– Я имею в виду, что Вы уже заангажированы?

– Нет, я же Вам говорила, что я – вдова.

– Тогда в чем же дело, миссис Вильсон? Мы поедем в какую-нибудь спокойную, частную гостиницу. Я знаю одно такое местечко на Челси Роуд.

Больше не приходилось сомневаться в его намерениях. Он принял ее за проститутку! Селби уже предупреждал ее о такой возможности, но она никогда не придавала его словам значения. Она почувствовала острый стыд, но была слишком скромна, чтобы показать свое возмущение. А этот Дивэйн, однако, так настойчив. Придется хитрить, чтобы избавиться от него…

– Ну что ж, почему бы Вам тогда не подогнать свой экипаж, пока я немного припудрюсь, – сказала она, обольстительно улыбаясь. Ответом была улыбка, говорящая о полном триумфе.

– Через пять минут, у входа.

Дивэйн ушел, а Франческа кивком головы подозвала Селби, который тотчас же подошел к ней.

– Увези меня отсюда! Дивэйн пошел за экипажем. Он думает, что я поеду с ним.

– Он знает, кто ты?

– Нет.

– Хорошо. Идем со мной.

Мистер Кейн взял ее за руку и быстро повел вдоль стены зала, пока они не увидели коридор, ведущий в заднюю часть здания. Они вышли через запасную дверь и шли, пока не поймали подходящий экипаж. По дороге домой Селби не упустил возможности прочитать ей суровую лекцию. К тому же он был раздосадован вдвойне – придется возвращаться назад за фаэтоном, оставленным возле Пантеона.

– А что у тебя произошло с майором?

– Этот глупый мальчишка вбил себе в голову желание жениться на мне и ни за что не хотел слышать отказ. Дивэйн помог выпроводить его, ну а затем вышло так, что мне пришлось избавляться от самого лорда. Но он наверняка не знает, кто я.

– Он не спрашивал твоего имени?

– Спрашивал, но я представилась как некая Бидди Вильсон. Как бы мне хотелось вновь стать Бидди Вильсон! – с раздражением сказала Франческа.

– Но ты уже не та девочка, моя дорогая, что была раньше. Ты – леди, и пора уже вести себя как подобает настоящей леди, вместо того, чтобы навлекать на себя подобные несчастья и вести себя, как беспутная девчонка. Сегодня ты имела дело с лордом Дивэйном.

4
{"b":"25220","o":1}