ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Миссис Дэнвер покачала головой, осуждая эту затею. Безусловно, это выглядело странно, но могло ввести новую моду. Франческа была способна на фантазии и всякие причуды. Она, например, собственноручно возродила модную прическу времен Французской революции. Эта же самая брошка, висящая сейчас на ожерелье, две недели назад появлялась на перчатках, и эта затея была подхвачена целой дюжиной глупых барышень. Или, например, она начинала вдруг носить кольца поверх перчаток. Миссис Дэнвер искоса посмотрела на коробочку с мушками, стоявшую на туалетном столике, в глубине души надеясь, что ее воспитанница все же не станет носить мушки.

– Драгоценности записаны на наследника, – напомнила миссис Дэнвер. – Они будут принадлежать брату Дэвида, когда он женится.

– Но Хортону всего семнадцать лет, поэтому не думаю, чтобы они понадобились ему раньше, чем лет через десять. Я бы попросила его отца дать мне их поносить, если бы он не был таким тупицей. – В течение этих слов Франческа извлекла из коробочки маленькую черную мушку и примерила ее на внешней стороне левого глаза.

– Френ, пожалуйста, не надо! Ты только делаешь из себя посмешище, – взмолилась миссис Дэнвер. – Это просто дурной тон – привлекать к себе внимание такими трюками.

– Тетушка, ты не видела мой веер?

Миссис Дэнвер пошла за веером, и не успела она отвернуться, как Франческа прикрепила мушку на внутренний изгиб груди, намереваясь пересадить ее на лицо позже. Она торопливо набросила длинную мантилью, чтобы спрятать от тети пресловутую штучку.

Миссис Дэнвер насладилась спокойным вечером, зная, что рядом с воспитанницей был мистер Кейн, который мог причинить единственное страдание – скуку. Ничто не могло ей повредить и в театре – а они пробудут там большую часть вечера. Майор Стэнби уехал. Франческе понадобится несколько дней, чтобы найти новое любовное приключение, после чего опять начнется беспокойство. Если бы она только могла полюбить мистера Кейна! Но он, бедняжка, такой зануда и так любит эти утомительные нравоучения. Ему следовало бы стать епископом…

Франческа едва ли помнила о существовании Селби, приложив к глазам театральный бинокль и пристально разглядывая все ложи. Она совсем забыла пересадить куда-нибудь мушку с груди. Она заметила, что некоторые дамы пристально рассматривают ее новую подвеску к ожерелью и невольно улыбнулась, увидев, как мисс Дробишер сняла брошь с перчатки и прицепила ее к своим бриллиантам, где она смотрелась довольно ужасно. Мисс Дробишер была самая обычная овца. Она все еще носила брошь поверх перчатки, когда это уже две недели как вышло из моды. А некоторые из последовательниц леди Кэмден все еще носили кольца поверх перчаток.

Она не заметила лорда Дивэйна, сидящего в глубине ложи на противоположной стороне зала и наводившего на нее свой бинокль. Он же сразу узнал ее черные взъерошенные кудри и вызывающе открытые плечи. Осторожные расспросы в разных кварталах города не принесли ничего нового о миссис Вильсон. Некоторые интересовались, не имеет ли он в виду Гарриет Вильсон? Было ли совпадением, что Бидди использовала это имя, или же это значило, что она собирается стать самой известной куртизанкой этого сезона? Если это была шутка, то ему она показалась блестящей. Сейчас ему импонировала ее беззаботность и особенно мушка на груди. Именно эта мушка говорила о беспечности ее характера. Он смог довольно хорошо рассмотреть ее молодую и упругую грудь. А не означала ли мушка на левой стороне, что она была либералкой?

Интересно – если девчонка умна, смела и достаточно честолюбива, чтобы изобрести свой неповторимый стиль, то маловероятно, что она не узнала его в тот вечер. Скорее всего, она схитрила, чтобы подогреть его пыл и интерес. И черт возьми, ей это удалось! Он повернул бинокль, рассматривая ее друзей. Опять этот неопределенного вида, с печальными глазами джентльмен. Не он ли стоял среди прочих девушек в тот вечер в Пантеоне и не ему ли махала миссис Вильсон? Какие у них отношения? Впрочем это неважно, она наверняка его скоро бросит. Ведь она не откажется от нарядов, от нового дома, от экипажа… Это были естественные желания любой женщины, а богатому графу они не принесут чрезмерного беспокойства.

Он довольно усмехнулся и, приподняв бинокль, стал разглядывать лицо миссис Вильсон, с восторгом обнаружив, что она была более прекрасна, чем он себе представлял. Выражение и цвет ее глаз трудно было различить издалека, но он заметил, что они большие, широко посаженные и темные. Носик прямой, на самом кончике слегка опущен вниз. Сама она назвала себя «пожилой женщиной». Конечно, она не девочка, но едва ли ей было много лет. Двадцать четыре или двадцать пять. В своих похождениях он предпочитал иметь дело даже с более опытными женщинами.

Дивэйн пришел на спектакль вместе со своей сестрой, ее мужем и всем семейством Морганов. Если он покинет их сразу после спектакля, Мэри не обидится, а лорд Морган будет просто в восторге, если ему позволят сразу поехать домой и лечь спать. Он уже клевал носом. Дивэйн решил, что будет следовать за экипажем миссис Вильсон и проследит, где она живет. Не было смысла расспрашивать Мэри о миссис Вильсон. Леди Морган едва ли даже слышала имя Гарриет Вильсон, самой пресловутой куртизанки со времен Нел Твитес. Мэри знала все светские сплетни, но женщины легкого поведения оставались за пределами ее интересов. И самым страшным обвинением, которое могло сорваться с ее уст, было «такой-то содержит женщину».

Пьеса казалась длинной и скучной. Во время антракта у Моргана была привычка выпить вина, а поскольку в ложу зашли их друзья, Дивэйн был вынужден остаться.

Франческа вышла в фойе выпить стакан вина и немного прогуляться. Она заметила мужские взгляды, бросаемые на ее грудь и вспомнила о мушке. Лидия Форсиз сделала ей по этому поводу комплимент и с ревностью заметила:

– Ты превзошла себя сегодня, Френки! Честно говоря, я не представляю, как тебе приходят в голову такие замечательные идеи. И где, интересно, можно купить такие мушки?

Вопрос говорил о намерении последовать подобной моде, поэтому Франческа решила оставить мушку на груди. Она даже и не думала искать в зале Дивэйна, поскольку совершенно забыла о нем.

Было довольно сложно проследить за экипажем миссис Вильсон в царящей после спектакля суматохе, но опытный кучер Дивэйна был в этом отношении просто волшебником. И когда экипаж леди повернул на Гросвенор Сквер, экипаж лорда был всего на расстоянии трех карет. Дивэйн нахмурился, заметив, что экипаж остановился напротив довольно респектабельного дома сэра Тилса и леди Листер. Естественно, эта крошка не достаточно смела, чтобы придти без приглашения в приличное общество! Видимо, в светское общество вхож сопровождающий ее повсюду шатен. Листерсы не были людьми, которых включают в круг друзей, но их ни в коем случае нельзя было назвать отбросами общества.

Дивэйн видел, как этот ничтожный шатен подал руку миссис Вильсон при выходе из экипажа. Выглядели они довольно респектабельно. К тому времени, как он вошел в зал, миссис Вильсон не только была представлена присутствующим, но уже и присоединилась к танцующим контрданс.

Она услышала, как назвали новое имя: «Лорд Дивэйн!» и закрутила головой по сторонам, высматривая его. Лорд стоял, держась за железные перила, на самом верху невысокой лестницы, гордо обозревая зал, будто весь он принадлежал ему. Вид у него был гордый и высокомерный. Она быстро повернулась к нему спиной. От нервного напряжения пересохло во рту. Нет, он не может узнать ее! Ведь она не снимала маску в Пантеоне. Возможно, он найдет какое-то сходство, но когда услышит, как друзья называют ее Френки или леди Кэмден, поймет, что ошибся. А если он подойдет, она сделает вид, что не замечает его. Впрочем, о чем ей беспокоиться? Ведь это он вел себя возмутительно! И все-таки она чувствовала себя виноватой и возмущенной. И зачем он пришел сюда? Она не припомнит, чтобы он посещал вечера, на которых бывала она. Очевидно, они вращались в разных кругах. Он был один, без леди Дивэйн, если таковая существовала. Внезапно ее поразила ужасная мысль – он мог преследовать ее.

6
{"b":"25220","o":1}