ЛитМир - Электронная Библиотека

Северн почувствовал угрызения совести, когда положение вещей предстало перед ним в таком свете, но, если бы только Хелена знала его отца, она бы поняла, что понятие «нагоняй» и близко не подходит для описания гнева лорда Хедли. Конечно, Северн не собирался признавать ошибок в своем поведении.

– Мне очень жаль, кузина, что мои попытки развлечь тебя не увенчались успехом. Но, видя твое полное равнодушие ко мне, едва ли это имеет какое-то значение.

Хелена не затопала ногами, но, судя по ее виду, ей очень хотелось это сделать.

– То, что действительно имеет сейчас значение – это твоя трусость. Я честно сказала своему папе, что выйду замуж только за того, за кого сама захочу. А выходить за тебя я не желаю. Так что все твои ухищрения напрасны.

– Тогда у тебя нет причин жаловаться на отсутствие пыла с моей стороны. Насколько я понимаю, именно этот факт вызвал твою вспышку гнева.

– Не нуждаюсь я в твоей пылкости! – горячо воскликнула Хелена. – Что англичанин может знать о чувствах? У вас, ingleses, в жилах не кровь, а холодная вода. Твоя двуличность явилась причиной моего гнева.

– Да подумай сама, зачем мне прикидываться и изощряться, если ты все равно откажешь мне?

– Да, но ты же не знал об этом раньше, не так ли? Я ведь относилась к тебе очень благосклонно. Кровь прилила к ее лицу.

– Мы – кузены. Я надеялась, что мы станем друзьями.

– Ты надеялась, что я сделаю тебе предложение, – решительно произнес Северн.

Зрачки Хелены расширись от возмущения, ноздри затрепетали, и на Северна обрушился поток незнакомых испанских слов. Он ничего не мог разобрать, но тон, в котором они прозвучали, не оставлял сомнений в том, что испанская леди вне себя от гнева. И одновременно Северн был зачарован красотой ее сверкающих глаз. В данный момент Хелена напоминала дикую разъяренную кошку.

– Надеялась на предложение… – перешла она, наконец, на английский. – Я питала надежды только на то, чтобы немного приручить тебя, но, в конце концов, в этом нет необходимости. Не ты, а твоя мать – мой опекун.

– И ты проделала безукоризненную работу, так легко втершись к ней в доверие.

– Как ты смеешь подозревать меня в неискренности!

– Умасливать нас, чтобы обеспечить нам хорошее настроение и добиться податливости, не считается искренностью в моем представлении.

– Но я люблю Madrina! Я всегда была очень откровенна с ней!

– У нас есть поговорка, что-то о горшке, называющим чайник грязным. Никто из нас не чист в этом деле, кузина. Но теперь, когда все обстоятельства выяснены, нет необходимости обманывать друг друга, согласна? Ты не хочешь выходить за меня замуж, а я не хочу жениться на тебе. Возможно, мы можем стать настоящими друзьями.

Хелена задумалась на минуту, потом сказала «si» все еще недовольным тоном. Лорд Северн предложил ей еще вина, но она отказалась.

– Я лучше пойду спать. Спокойной ночи, Северн.

– Мое имя по-прежнему Эдуарде.

Он взял Хелену за руку и нежно пожал теплую ладонь. – Мы же друзья?

– Si, – неохотно повторила Хелена и вышла.

Ее горячая испанская натура получила бы большее удовлетворение, будь поведение Северна в этом споре более темпера-ментным. Она ненавидела его обращение к здравому смыслу в пылу перебранки. Он должен бы был или сорваться и ударить ее – она с таким наслаждением подстрекала его – или заключить ее в страстные объятия. Это также вполне удовлетворило бы ее, но, лишь в том случае, если бы между ними существовала любовь. Увы, этого чувства не было.

По крайней мере, сейчас они – друзья. Конечно, подруга ее возраста подошла бы на эту роль лучше. Но Марион никогда не сможет стать поверенной Хелены. Эта девица нависала мрачной тенью над жизнью молодой испанки. У Хелены постоянно присутствовало странное чувство, будто за ней наблюдают, словно подозревая в страшном преступлении.

Ну, ладно! Завтра утром она сбежит от бдительной Марион и встретится с людьми из Испании. Это будет приятная встреча, а если повезет, она, наконец, увидит и Мойру.

Глава 10

На следующее утро Хелена дождалась ухода Северна и лишь тогда посвятила леди Хедли в свои планы.

– Ты не будешь возражать, если я поеду с мистером Мальверном в «Эль Кафето», Madrina?

– Как экзотично звучит! Эль Кафето! Что такое «Эль Кафето», дорогая? Надеюсь, ничего неприличного или темного под этим не скрывается?

– Темного… Может и так, – с лукавой улыбкой ответила Хелена. – Эти слова означают «кофейное дерево», но в данном случае они обозначают название маганина, где продается кофе.

– А-а, «дерево-тень» – я поняла твой каламбур. Слава Богу, в этом нет ничего плохого. Раньше только джентльмены посещали кофейни, но в последнее время там появляются и наши леди.

– Я ненадолго. Не больше часа.

– А я пока напишу письмо лорду Хедли. Он начинает подозревать меня в пустой трате времени, думая, будто я мечтаю лишь о развлечениях.

Леди Хедли твердо решила исполнить до конца обязанности компаньонки. Поэтому она сама приняла в гостиной Маль-верна прежде, чем направить к нему Хелену. Она не обнаружила никаких изъянов ни в его внешности, ни в манерах.

– Я позабочусь о вашей подопечной, леди Хедли, – уверил ее Мальверн перед уходом.

– Хорошенько развлекитесь в «Эль Кафето», – напутствовала старшая дама. – Я устрою себе небольшую сиесту после того, как напишу письмо.

Когда молодые люди уже подходили к дверям, раздался стук.

– Кто бы это мог быть? – удивилась Хелена.

Сагден открыл двери. На пороге стояли миссис Комсток и Марион. При виде Маль-верна обе не могли скрыть удовлетворения.

– Так рано выходите из дома, леди Хелена? – поинтересовалась миссис Ком-сток, изучая беднягу Мальверна с головы до ног, словно некое экзотическое растение.

– Как видите, леди, я как раз ухожу. Надеюсь, вы побудете здесь до моего возвращения? Я ненадолго.

Хелене хотелось улизнуть, не представляя гостьям господина Мальверна.

– Вы даже не познакомите нас с вашим beau? – кокетливо произнесла Марион.

– Господин Мальверн вовсе не мой beau, – холодно заметила Хелена. – Позвольте представить вас.

Скрепя сердце, она познакомила их. Мальверн проявил себя настоящим джентльменом, сказав, что несказанно рад быть представленным леди. Постоянно находясь в погоне за наследницами, он одарил Марион особой улыбкой и выразил уверенность в том, что неоднократно видел ее раньше. Такую красоту невозможно забыть.

Марион, не привычная к подобной лести, выдавила жеманную улыбку, а ее мать, подтолкнув девушку локтем, произнесла:

– Марион поедет с вами, Хелена. Именно поэтому мы и зашли. Должен же кто-то сопровождать тебя.

– У меня уже есть сопровождающий, и, тем не менее, спасибо за заботу. Леди Хедли очень обрадуется, узнав, что вы здесь.

– Поезжай с ними, Марион, – почти приказным тоном заявила миссис Комсток, и всем пришлось смириться.

Мальверн, не раз попадавший в щекотливое положение, болтал о всякой ерунде, в то время как Хелена все внимание сосре-дочила на управлении тильбюри, поскольку утреннее движение на Пиккадилли было довольно оживленным. Мальверн указывал путь. Сначала они проехали Хеймаркет, а затем свернули к Орандж-стрит, где и процветало или, точнее сказать, выживало в холодном английском климате, «кофейное дерево».

Мальверн был великолепным помощником. Когда Марион поинтересовалась, куда это они направляются, он спокойно ответил:

– Ваша кузина заскучала по родной испанской речи, поэтому я рассказал ей об одном местечке, где можно насладиться звуками родного языка. Леди Хелена побоялась, что не найдет его, и согласилась взять меня в провожатые. Надеюсь, вам тоже понравится там, мисс Комсток. Это что-то немного выходящее за рамки обычного, но ведь именно такие места и придают очарование Лондону, не так ли? Каждый может найти местечко по своему вкусу, если хорошенько поискать.

Он игриво обежал плутоватыми глазками непримечательное лицо Марион и добавил:

18
{"b":"25221","o":1}