ЛитМир - Электронная Библиотека

– Даже истинная леди.

Сама же Марион не была уверена, что ей хочется отыскать местечко, подобное «Эль Кафето». Это была небольшая, темноватая, шумная кофейня, битком набитая людьми (в основном, мужчинами), одетыми несколько экстравагантно.

Мальверну посчастливилось найти свободный столик.

– Будет лучше, если вы сами поговорите с официантом, леди Хелена, – сказал он, усаживаясь. – Я немного подзабыл испанский, да, по правде говоря, мне и забывать-то особенно нечего. Вы же знаете, что заказывать.

Его взгляд явно выражал желание попробовать не только кофе.

Хелена заказала кофе и пирожные, а поскольку иностранный язык обеспечивал интимные беседы, она прямо спросила подошедшего официанта о сеньоре Петрел-Джоанз.

– A, si. – Официант знал эту женщину. – Она частенько появляется здесь, но сегодня утром я ее не видел. Может, леди оставит записку?

Хелена предпочла лично передать письмо отца, но все-таки черкнула пару слов, пока Мальверн развлекал Марион.

– Что это ты написала, Хелена? – спросила Марион, как только официант удалился.

– Я заказала немного кофе домой, – солгала Хелена. – Официант был очень любезен и рассказал, как готовить этот чудный напиток.

– Понятно!

Марион не услышала имени Мойры, но решила проверить, исчезло ли из сумочки таинственное послание.

Официант, очевидно, проболтался, что среди них находится леди Хелена, так как несколько смуглолицых мужчин задержались у их столика с довольно громкими приветствиями. Было много смеха и даже слезы. Вот так мужчины! Марион взглянула на Мальверна, ожидая осуждения. Но тот лишь пожал плечами.

– Испанцы необычайно эмоциональны, – объяснил он.

Один из подошедших к их столику мужчин, высокий, красивый брюнет, одетый чрезвычайно ярко, проявил особую назойливость. И когда он, наконец, отошел, Хелена сказала:

– Жуан из Андалузы. Там я родилась. У нас люди отличаются особым умением играть на гитаре. Он сейчас споет для нас.

Жуан вспрыгнул на ближайший к ним столик и, взяв в руки гитару, тронул струны. У него оказался чудесный голос. Черные глаза блестели подобно агату, в тот момент, когда он обращал взгляд на Хелену. Марион не понимала слов исполняемой песни, но все-таки знала, что означает «amor». Она также обратила внимание на волнение, охватившее в этот миг Хелену. Девушка не плакала, но ее глаза влажно поблескивали.

Марион тоже почувствовала некое странное волнение в груди, в то время как чарующая музыка разливалась вокруг, пробуждая незнакомые ей доселе чувства. Мягкий полумрак, царящий в помещении, смуглые лица, блестящие глаза и наполненные страстью звуки гитары создавали необычайно чарующую атмосферу. Не удивительно, что Хелена так отличается от них, ведь она выросла среди бурных страстей. Какой холодной и неинтересной кажется ей, наверное, Англия!

Когда песня закончилась, кофейня взорвалась аплодисментами. Хелена подошла к Жуану и сказала ему несколько слов. Марион внимательно наблюдала, как она открыла сумочку. Однако письма оттуда не доставала. В руках Хелены Марион заметила денежную купюру. Вот как!

– Тебе, как леди, конечно же, не следовала давать ему pourboire, – сказала Марион, как только Хелена вернулась к столику.

– Это не pourboire, а подарок. Жуан надеется перевезти свою семью из Испании. У него трудности с работой.

– А чем он занимается? – без особого интереса спросила Марион.

– Он музыкант. Жуан прекрасно играет, не так ли? И сам сочиняет музыку. Я спрошу леди Хедли, можно ли ему исполнить несколько песен на моем балуг Кто знает, может быть, его выступление понравится, и у него появятся клиенты. Тогда он сможет собрать необходимую сумму.

Хелена почему-то сразу же захотела уйти. Она не забыла спросить официанта, нельзя ли ей купить пакет кофе, чтобы успокоить подозрения Марион. Официант без труда выполнил ее просьбу.

Выходя из кофейни, Хелена шепнула Мальверну: «Я должна с вами поговорить наедине».

Из «Эль Кафето» они сразу поехали домой, не имея возможности уединиться. Марион казалась вялой, но Хелена боялась, что та сразу встряхнется, если что-то заподозрит. Они прибыли на Белгрейв-сквер, так и не переговорив.

Доведенная до отчаяния, Хелена предложила:

– Не зайдете ли на минутку, господин Мальверн?

Он, после некоторых колебаний, согласился.

Когда они вошли в дом, Хелена, снимая шляпку, обратилась к Марион:

– Может, быть, ты скажешь леди Хедли, что мы вернулись, Марион? Я хочу поговорить с мистером Мальверном о судьбе Жуана. Мне очень хочется пригласить этого человека на свой бал.

Мальверн выдал одну из своих чарующих улыбок и повернулся к Марион.

– Для меня было огромным удовольствием знакомство с вами, мисс Комсток. Надеюсь, мы еще увидимся.

– С нетерпением буду ждать встречи, мистер Мальверн, – отвечала Марион. Ее лицо осветила неподдельная радость, вызванная последними словами Мальверна.

Как только Марион вышла, Мальверн повернулся к Хелене:

– В чем дело?

– Какие у вас планы на сегодняшний вечер? – спросила Хелена.

– У меня несколько приглашений.

– А вы будете на балу у леди Мобри?

– Увы, столь высоко я не летаю.

– Тогда куда же вы приглашены? – спросила Хелена, и Мальверн назвал несколько имен.

– Вы сказали, миссис Стефен? У нас тоже есть приглашение к ней. Я постараюсь устроить так, чтобы мы были у миссис Стефен около одиннадцати часов. И хочу, чтобы вы меня кое-куда отвезли. Просто недолгий визит, и мы вернемся на бал. Вы поможете мне, мистер Мальверн?

– Похоже, я погибну на дуэли с лордом Северном. Вы, вероятно, думаете, что эти затруднительные тайные положения пара пустяков для человека, вроде меня? За джентльменами в таком незначительном положении, подобном моему, наблюдают как за девицами на выданье. Вы очаровательны, миледи, но едва ли вы выйдете за меня замуж, я не могу позволить, чтобы вы очернили мое доброе имя.

– Жуан сказал мне, что миссис Петрел-Джоанз приобрела билет на бал-маскарад в помощь испанским детям. Я хочу пойти туда и отдать ей письмо моего отца.

– Давайте я передам его вместо вас, – мгновенно нашелся Мальверн.

Хелена заколебалась. Мальверн был добр и услужлив, но он не чувствовал всей важности и безотлагательности этого дела.

– Я предпочитаю отдать его лично.

– Ну тогда, без сомнений, Северн сможет отвезти вас. Нет ничего плохого в вашем желании побывать на подобном балу.

– О, нет. Я не хочу, чтобы Северн был рядом. Он начнет задавать разные вопросы, и, кроме того, это не тот бал, посещение которого он одобрит. Боюсь, там будет слишком шумно, поскольку это – открытый бал с платными билетами. Я купила два, так как боялась, что Жуан не примет милостыню. Вы знаете, каковы эти суматошные открытые балы.

– Хорошо, я отвезу вас, но, если возникнут трудности, вы должны поступить по-джентльменски и защитить меня. Нам понадобятся домино и маски. Я позабочусь об этом.

Хелена с нескрываемой радостью пожала ему руку.

– Как мне отблагодарить вас?

– Я подумаю об этом.

Он галантно поклонился и ушел.

Леди Хелена присоединилась к остальным дамам, ожидая вопросов о своей необычной прогулке. Но выяснилось, что Марион уже дала удовлетворяющий всех отчет. А Хелену спросили только о том, каким образом она собирается пригласить гитариста Жуана на бал, и о приобретенном кофе.

Миссис Комсток сказала:

– Такого рода утреннее времяпрепровождение, конечно, несколько эксцентрично, но, в конце концов, нет ничего плохого в том, чтобы расширить свой кругозор. Обязательно приглашай Марион на подобные прогулки и в дальнейшем. Она будет счастлива сопровождать тебя. Ты говоришь, Марион, что Мальверн – какой-то родственник Беафортам?

– По материнской линии, – уточнила Марион.

Казалось, Мальверн, не имея гроша в кармане и знатного происхождения, прошел, тем не менее, женский осмотр. Он сумел распознать леди редкой красоты и достоинств в Марион, и, таким образом, ему позволили войти в круг возможных претендентов на руку молодой мисс Комсток.

19
{"b":"25221","o":1}