ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тень ночи
Обреченные на страх
Люди черного дракона
Камни для царевны
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Перстень Ивана Грозного
Она ему не пара
Превыше Империи

Гостьи вскоре уехали. Северн в этот день сразу домой не поехал. Любопытство направило его на Саут Одли-стрит, чтобы расспросить Марион о прогулке.

– Ты зря беспокоился, Эдвард, – сказала Марион. – Мальверн отвез нас в испанское кафе, так как Хелена хотела встретиться там с соотечественниками.

– Надо же когда-нибудь менять обычные маршруты прогулок, – вступила в разговор миссис Комсток, находящаяся тут же, поскольку и подумать нельзя было о том, чтобы Марион виделась с Северном наедине. – Они очарованы испанскими песнями, исполняемыми там под гитару. Марион говорит, что это так волнующе. Леди Хелена даже выразила желание нанять некоего Жуана – гитариста – играть на ее балу.

– Она выставит себя этим на всеобщее посмешище, а вы говорите, что не о чем беспокоиться! – воскликнул Северн.

– Мы познакомились с мистером Мальверном, – объявила миссис Комсток. – У него очень приятные манеры. Марион говорит, он вел себя безукоризненно.

– Конечно, он всегда ведет себя безукоризненно, когда старается внушить нашим леди мысль, будто его можно пускать в приличное общество. У него нет за душой ни гроша. Он увивается вокруг Хелены, желая получить ее состояния.

– Между прочим, он был очень внимателен к Марион, – произнесла миссис Комсток, надеясь этой фразой встревожить лорда Северна и вызвать у него чувство ревности по отношению к своей дочери.

– Вот вам и еще один повод для забот. Приданое Марион – просто дар божий для людей подобного сорта.

– Я не говорю, что Марион может появляться с ним в обществе, но этот господин бывает везде. Нет ничего дурного, если она потанцует с ним на балу или перебросится парой фраз на одном из приемов.

– Я не советовал бы вам позволять ничего подобного, – раздраженно проворчал Северн, вставая, чтобы отклоняться.

– Думаю, Северн начинает ревновать, – глубокомысленно заметила миссис Комсток. – Мальверна можно отлично использовать для этой цели. Если этот господин будет на балу у леди Мобри сегодня вечером, можешь записать его на танец.

– Я спрашивала, будет ли он там. К сожалению, нет. Но он обещал приехать к миссис Стефен. У нас тоже есть туда приглашение.

– Мы обещали поехать на бал, но можно уговорить Северна заехать на минутку к Стефенам. Не можем ведь мы обидеть миссис Стефен в ее лучших чувствах, не появившись на ее приеме. Леди Хедли не поедет с нами сегодня вечером. К ней придут несколько пожилых леди поиграть в карты, так что буду опекать вас обеих. Полагаю, Северн захочет станцевать с тобой дважды сегодня вечером, Марион. Само собой разумеется, я этого не позволю, до тех пор, пока молодой лорд не сделает тебе предложение.

Марион внимательно слушала свою мать, но ее больше интересовало, захочет ли мистер Мальверн добиться у нее согласия на второй танец.

Глава 11

Раздражение лорда Северна перешло в нервное возбуждение к тому моменту, когда перед Мальверном распахнулись двери дома на Белгрейв-сквер. Он ведь предупреждал Хелену, чтобы она держалась подальше от него, и что же? Эта своенравная девица приглашает негодяя в его дом. Она поехала с ним к каким-то нищим иностранцам, да еще хочет пригласить одного из них играть на ее балу. Разве так поступают друзья? Пора ей узнать, кто хозяин в этом доме.

– Немедленно пошлите леди Хелену в мой кабинет! – прорычал он Сагдену, подавая слуге свою шляпу и перчатки.

– Слушаюсь, ваша светлость. Поручение было передано по строго установленной цепочке слуг, и когда, наконец, оно коснулось ушей Хелены, гнев лорда Северна достиг точки кипения.

– Его светлость очень разозлен, словно у него флюс, и требует, чтобы вы сейчас же отправились в его кабинет, если не хотите серьезных неприятностей.

Кровь мгновенно забурлила в жилах испанки. Хелена схватила пилочку для ногтей и начала методично шлифовать ноготки.

– Он сказал, явиться немедленно, – испуганно напомнила ей Салли.

– Я слышала, Салли. Ты не расчешешь мне волосы?

– Но лорд Северн ждет вас, миледи!

– Пусть ждет, – сказала Хелена и подала Салли щетку.

После того, как волосы ее были тщательно причесаны, Хелена, взяв пузырек с духами, слегка коснулась им мочек ушей. Потом подошла к вешалкам и выбрала шаль с бахромой, которую с тщательной заботой набросила на плечи.

Стук в дверь прервал ее туалет. Это была Агнес, горничная с верхнего этажа.

– Его светлость ждет вас в своем кабинете, миледи, – сказала она, выпучив глаза. – Он мечется, как разъяренный лев.

– Я сейчас спущусь, Агнес, – беззаботно промолвила Хелена. Затем она села и вновь занялась ногтями, потратив на это еще минут пять. Потом лениво встала, пригладила платье и спустилась в кабинет Северна. Ее сердце не трепетало от страха, она не побледнела от испуга, но в темных глазах сверкал стальной блеск.

Северн прекратил расхаживать по комнате и сердито взглянул на нее.

– Давно бы пора явиться. Я послал за тобой двадцать минут назад.

– Полагаю, в следующий раз, вы облачите свою просьбу в более любезные слова, милорд. Я не подчиняюсь ничьим приказаниям.

Хелена опустилась на стул возле письменного стола и тщательно расправила складки на юбке, затем, приподняв подбородок, холодно спросила:

– Ну, что это за столь срочное дело, которое прервало мой туалет?

– Срочное дело – твоя утренняя прогулка с Мальверном. Я говорил тебе, что не допущу ваших встреч.

– Я помню, вы упоминали, что он не является вашим приятелем, милорд. Однако, он принят мною и, смею заметить, вашими близкими друзьями Комстоками.

– Это не смягчает твою вину за то, что ты и Марион вовлекла в свои дурацкие затеи.

– Ничуть, уверяю тебя. Она сама напросилась в карету без приглашения. От нее невозможно было отделаться.

– Насколько я понял, посетители этого испанского заведения в основном мужчины, иностранцы к тому же.

– Нет необходимости спрашивать, откуда ты получил всю информацию. Ясно, что не от презираемого тобой Мальверна.

– Нет, но, ей-богу, я еще поговорю с ним. То, что он отвез тебя в такое место, свидетельствует о его чрезмерной наглости.

Хелена величественно поднялась со стула и направила на него твердый взгляд.

– Это я попросила его отвезти меня. Ради Бога, Северн, срывай свою злобу на мне. Я не боюсь твоих воплей. Но и не позволю читать нотации моим друзьям. Не думай, что держишь меня в руках, приставив Марион следить за мной. Зачем еще ты побежал к ней прежде, чем вернуться домой?

– Я случайно проезжал по Саут Одлис-стрит.

– Ты не мог проезжать по этой улице, возвращаясь из Уэстминстера. Я уже достаточно хорошо ориентируюсь в Лондоне.

Застигнутый врасплох, Северн, однако, вспомнив, что лучшее средство защиты – нападение, ринулся в атаку.

– Я не допущу посещений Мальверна в своем доме.

– Ваш дом, милорд? Что-то я не слышала о кончине вашего отца. Леди Хедли – хозяйка этого дома и моя опекунша.

Она не стала выдавать леди Хедли. Пусть та пребывает в спокойствии. А Хелене не требовалось помощи в обращении с Северном.

– Ты обманываешь маму, но тебе не удастся одурачить меня.

– А в чем, скажи на милость, выражается мой обман? – требовательно спросила Хелена. – Я попросила мистера Мальверна отвезти меня в кафе, потому что сильно тоскую по родине. Очень хотелось услышать знакомую речь. Думаю, ты поступил бы так же, находясь в Испании и долгое время не слыша ни одного английского слова. Марион сопровождала меня. Какие могут быть претензии? Она прекрасно провела время, судя по ее многообещающим улыбкам, адресованным мистеру Мальверну. Возможно, именно это тебя и раздражает.

– На самом деле меня раздражает то, что ты развращаешь молодую леди.

– Да она на пять лет старше меня, и, если чашечка кофе считается распущенностью, то Англия безнадежна. Преступление, по-моему, в том, что нас заставляют пить чай.

– Испанский кофе, может быть, хорош только для тебя, кузина. Ты жила за границей и кое-что повидала в этом мире. А Марион ведет более замкнутый образ жизни. Я буду премного тебе обязан, если ты прекратишь вовлекать ее в подобные мероприятия. Я настоятельно советую не поддерживать никаких тесных связей с Мальверном. Говорить, что моя мама – твой опекун, значит просто играть словами. Пока ты живешь под этой крышей, ты под моей защитой. Повторяю, я не хочу, чтобы Мальверн приходил в этот дом. Это создает впечатление, будто я одобрительно отношусь к этой персоне. А это совершенно не так. Если он настолько глуп, что решится просить твоей руки, я выскажу ему четко и ясно те причины, по которым я не хочу его видеть.

20
{"b":"25221","o":1}