ЛитМир - Электронная Библиотека

Хелена поняла намек и выписала чек на сто фунтов стерлингов от имени своего отца. Она решила, что это как раз подходящая сумма для старого служащего типа Гейджхота. Она записала время свадьбы, адрес, где будет проходить венчание, и уехала.

По пути домой, ей пришло в голову, что некоторые из ее знакомых дам уже определили свою судьбу, в то бремя как она все еще оставалась неустроенной. Хелена страстно желала найти, наконец, подходящего мужчину и стать замужней женщиной, но почему-то никто, с кем она встречалась до сих пор, не нравился ей по-настоящему. Рутледж – приятный джентльмен, герцог, но не тот, кого она могла бы назвать выдающимся, и вряд-ли он когда-нибудь им станет. Пожалуй, Северн более остальных подходил на эту роль. Он, кажется, спустился с заоблачных высот. Довольно мило с его стороны организовать поездку в Брайтон ради ее удовольствия.

Хелена вернулась на Белгрейв-сквер и рассказала леди Хедли о предстоящем замужестве миссис Петрел-Джоанз.

– Свершилось! – воскликнула она. – Бракосочетание•объявлено!

– Моя дорогая, неужели ты хочешь сказать, что Северн дошел до последней черты? Я никогда не думала, что у него есть практическая смекалка, и никоим образом не была уверена, что ты удовлетворишься им, ведь ты всегда говорила о любви к какому-то выдающемуся человеку. Хотя я, лично, считаю, что эти два понятия несовместимы. Ну сама подумай, кто смог бы полюбить лорда Ливерпуля или кого-то из королевских герцогов у нас в Англии?

Хелена в замешательстве уставилась на нее:

– Эдвард? И я? О, нет, Madrina. Ты неправильно поняла меня. Я говорю о миссис Петрел-Джоанз и Гейджхоте. Откуда у тебя возникла мысль о…

– О, дорогая, он старался изо всех сил превзойти Рутледжа. Почему, ты думаешь, он выбрал для поездки в Брайтон следующую неделю?

– Полагаю, это – единственный день, когда он свободен.

– Это – единственный день, когда он уверен, что Рутледжа здесь не будет. Скачки в Нью-Маркете. Эдвард понимает, что Рутледж – сильный конкурент.

– Неужели? – спросила Хелена, поджав губы.

– Да, он даже послал в чистку обручальное кольцо, чтобы окончательно добить Рутледжа. Piece de resistance, как видишь он и сам бы отвез кольцо, но у него заседание.

Хелену взбесило поведение Северна. И он еще смел разглагольствовать насчет оплаты гостеприимства Рутледжа! Северн подготавливал поездку вовсе не для того, чтобы доставить удовольствие ей, а чтобы привести ее в хорошее настроение и добиться от нее согласия на брак. Он чувствовал, что она и ее состояние выгодны для его политической карьеры. И он даже не удосужился лично отвезти кольцо!

– А не упоминал ли он, что безумно влюблен в меня, мэм?

– Он не сказал «безумно». Но когда я спросила его, он ответил утвердительно. Я в восторге, дорогая. Ты ничуть не испанка по манерам и так хорошо обеспечена. Северн всегда обращает внимание на платежный баланс. Это его работа. И Хедли будет в восторге.

Комментарии леди Хедли совершенно вытеснили новость об успехе Мальверна из памяти Хелены. Она поднялась к себе наверх чтобы доставить себе удовольствие подумать о собственных замыслах. Итак, Северн решил присоединить к своим доходам ее приданое? Первой мыслью Хелены было изменить дату поездки в Брайтон, чтобы Рутледж смог поехать с ними. Но, так как приглашения уже были вручены, этот вариант отпадал. Другая возможность состояла в том, чтобы уговорить Рутледжа отодвинуть свой отъезд на один день. Надо очень мило попросить его сегодня об этом на балу у миссис Форрест.

Глава 19

– Моя молодая кобылка, подающая большие надежды, участвует в забеге, так что я обязательно должен быть в Нью-Маркете в начале следующей недели, – объяснил Рутледж, когда Хелена попыталась уговорить его отложить на день запланированный отъезд. – Прекрасная трехлетка. Ей нужно поднабраться опыта перед скачками в «Дерби».

Четырехногому существу было отдано явное предпочтение перед двуногим. Но, по крайней мере, Хелена успокоилась в отношении герцога. Он явно не сгорал от любви к ней. Следующей попыткой вызвать досаду и раздражение у Северна была просьба, обращенная к Мальверну потанцевать с ней. Северн не знал, как далеко уже зашли отношения Марион и мистера Мальверна.

– Чему обязан чести быть удостоенным вашего внимания? – витиевато поинтересовался удивленный кавалер.

– Я сердита на Северна и хочу проучить его.

– Обычно это влечет за собой неприятности для меня. Чего вы добиваетесь, неугомонная красавица?

Хелена и сама толком не могла ответить на этот вопрос. Единственное, чего она добивалась – позлить Северна и вызвать у него бешеный приступ ревности. Рутледж, сам того не подозревая, отказался от этой роли, поэтому Хелена и обратилась к Мальверну.

– Я просто отплачу Северну его же оружием, изображая страсть там, где ее вовсе не существует.

– А почему вы так уверенно говорите о его притворстве?

Хелена упрямо тряхнула кудрями.

– Поверьте, я могу заметить разницу, сэр.

– Только давайте не будем запутывать Марион, разыгрывая и перед ней всякие сомнительные сценки.

– После ваших упорных трудов по розыску чайников и колес, вам не хотелось бы потерять ее? – поддразнила Хелена.

– Я просто не хочу терять ее. Так уж случилось, я влюбился. – Он улыбнулся и добавил, – или почти влюбился. С каждым днем она становится все обворожительней, и мне нравится то внимание и участие, с какими со мной обращаются на Гросвенор-сквер. Умоляю, не делайте ничего, что может разрушить эту связь.

– Наоборот, я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь вам. Я тоже считаю, что Марион стала лучше после знакомства с вами. Впрочем, как и вы, Аллан, – добавила она с улыбкой, в которой кокетство сменилось искренней нежностью. – Можно мне называть вас «Аллан»?

– В том случае, если вы позволите мне называть вас Хелена.

– Пожалуйста, до тех пор, пока вы не станете называть меня «кузина».

Северн заметил этот доверительный разговор и после танца коршуном бросился к Хелене, чтобы сразу же увезти ее.

– Я просил тебя не поощрять этого негодяя, кузина, – строго сказал он.

– Остальное общество не судит его так сурово, Северн.

Он нахмурился. Хелена называла его Северном в минуты раздражения и недовольства. А ему так нравилось слышать «Эдуардо», произносимое в ее мягкой испанской манере.

– Фактически, – продолжала Хелена, – положение Мальверна значительно улучшается. Он нашел должность у Беафорта и займет определенное положение на следующих выборах. Не удивлюсь, если со временем он окажется одним из влиятельных людей нации.

– Мальверн – довольно сомнительный претендент.

– Выйти замуж за человека с опытом для меня неважно. Однако, я чувствую, что если рядом будет достойная леди, Мальверн добьется многого в этом мире.

– Черт побери, он – тори? – воскликнул Северн.

– Да, он на правильном пути и делает успешную карьеру.

– Мне кажется, ты поощряешь его только для того, чтобы досадить мне.

– Твоя беда, Северн, что ты используешь только разум, а надо, иногда, просто довериться своим чувствам.

«Почему он не запретил ей встречаться с Мальверном? Мог бы, по крайней мере, хоть пригрозить дуэлью, чтобы у нее был шанс броситься ему на грудь, умоляя отменить ее». Хелена гневно повернулась и отошла от Северна, оставив его в тяжелых раздумьях.

В результате осторожных вопросов, Северну удалось разузнать, что Мальверн действительно работает у Беафорта и скоро займет место в палате.

Ему казалось просто непостижимым, как Мальверн, желая завоевать сердце Хелены, мог так изменить свой образ жизни. Он сомневался, что подобное поведение сохранится и после того, как Мальверн приберет к рукам деньги Хелены. А она, как дурочка, увлекалась им.

Северн танцевал со всеми хорошенькими девушками и, в конце концов, предложил Хелене вернуться домой. Он ожидал обычной перепалки, но она сразу же согласилась.

В комнате для вещей, куда Хелена пошла за своей накидкой, она встретила Марион.

34
{"b":"25221","o":1}