ЛитМир - Электронная Библиотека

– Аллан сказал мне, что у тебя неприятности с Северном, – доверительно начала Марион. – Я не хочу, чтобы ты использовала Мальверна, пытаясь проучить лорда Хедли.

– Я и без посторонней помощи смогу это сделать. Северн просто невыносим. Притворяется, будто заботится обо мне, а на самом деле его единственная цель – превзойти Рутледжа.

Марион, в прошлом сама страдавшая от пренебрежительного отношения Северна, решила подбодрить Хелену:

– Конечно, ему нужны только твои деньги, – произнесла она как само собой разумеющееся. – Но, несмотря на это, ты все же нравишься ему. Что же здесь плохого?

– Плохо то, что он не говорит правды. Он лжет относительно этой брайтонской поездки. А сам отправил на чистку обручальное кольцо для меня, – кипя от возмущения говорила Хелена.

Марион нахмурилась.

– Довольно мило. Ты должна иметь в виду, что англичане отличаются от тех мужчин, с которыми тебе раньше приходилось общаться. Они не произносят пышных фраз, не носятся со своей восторженной страстью, но, уверяю тебя, их чувства не менее глубоки, чем у испанцев.

Может быть, это замечание было верным в отношении Мальверна, но Хелена сомневалась, что у Северна может загореться в душе хоть искорка страсти.

– Посмотрим, посмотрим, – задумчиво произнесла она.

– Ты, что, хочешь заставить его ревновать? Но зачем, если он тебе безразличен?

– Абсолютно безразличен, – решительно сказала Хелена. – Santa Dios, неужели ты думаешь, что я могу полюбить этот кусок льда? В нем нет никаких чувств, никакой жизни. Он выверяет и планирует все, даже свои любовные привязанности. Любовь должна переполнять мужчину. Он не должен холодно рассчитывать и чистить обручальное кольцо. Он не должен бороться с переполняющим… – она остановилась, заметив, что Марион в изумлении уставилась на нее.

– Да, я вижу, что у тебя нет никаких чувств к Северну, – с иронической улыбкой произнесла Марион.

– Caramba, я просто вне себя от досады, вот и все. – Хелена схватила свою накидку и выбежала из комнаты.

Пока карета двигалась по направлению к Белгрейв-сквер, они почти не разговаривали.

– У меня ужасная головная боль, – объявила Хелена, как только они вошли в дом.

– Твоя головная боль начинает мучить тебя почти беспрерывно, – подозрительно сказал Северн. – Может, следует обратиться к врачу, кузина.

Она свирепо взглянула на него.

– Завтра мне понадобятся деньги, – холодно произнесла Хелена. – Я выписала чек на сто фунтов стерлингов, которые ты положил на мой счет в прошлый четверг.

– Уже? Что ты купила? – спросил Северн.

Хелена опустила глаза.

– Я не обязана давать отчет о моих расходах. Прошу подготовить деньги. Мне они нужны немедленно.

– Ты израсходовала свое содержание. Мне надо продавать консоли.

– Продай.

– Ты тратишь очень значительные суммы, – возразил Северн. – Конечно, я понимаю, тебе нужны платья и карета. Надо подсчитать твой капитал.

– Деньги существуют для того, чтобы их тратить, разве не так?

– Конечно, это их главное предназначение, но… ты можешь продать свой тильбюри и пользоваться маминой каретой, – предложил он.

Хелена насмешливо улыбнулась.

– Как великодушно! Я не собираюсь ни от кого зависеть, если мне надо куда-то выехать.

– А куда ты так часто ездишь? – спросил он. Тревога придала резкости его тону. – Я знаю, что Марион не сопровождает тебя в последнее время.

– Навещаю друзей, – небрежно ответила Хелена.

– Ты одолжила деньги Мальверну?

– Конечно, нет.

– Меня не удивит, если он попросит у тебя взаймы.

– Вы неправильно представляете себе положение вещей, сэр. Насколько мне известно, только ваша светлость проявляет живой интерес к моим деньгам.

– Кто-то должен заботиться о твоем финансовом положении, ведь ты совершенно не имеешь представления о том, как распоряжаться ими. – Северн почувствовал в своей речи интонации отца и пожалел, что заговорил об этом. Он знал, как неприятны подобные наставления.

– Это не ваша забота, милорд, – с этими гневными словами она повернулась и направилась к лестнице.

В своем несчастье и смятении Хелена начала даже подумывать, не вернуться ли ей в Испанию. Климат Англии ей не подходил. Люди здесь слишком бессердечны и корыстны. Рутледж, утверждавший, что любит ее, не мог сделать той малости, о которой она просила. Мальверн собирался жениться на Марион из-за ее приданого и старательно убеждал себя, что делает это только ради любви. Что касается Северна, то это не человек, а ходячая таблица умножения. Как только он посмел предложить ей продать карету!

Он хотел бы держать ее взаперти весь день, пока сам находится в Уайтхолле. Единственная поездка, которая могла бы доставить ей удовольствие, и та оказалась небескорыстной. По существу дела, это будет не увеселительная прогулка, а деловая поездка, цель которой – смягчить ее сердце, чтобы она растаяла и приняла его ненавистное предложение. Точно так же ее отец усиленно угощал заказчиков лучшими сортами своих вин. Конечно, это был великолепный херес. Но когда клиенты хмелели, появлялась почти стопроцентная возможность подписать любой контракт. «Подмазать колеса», – так ее папа объяснял свои действия.

И Северн «подмазывал колеса», рассчитывая легко завладеть ее деньгами. Хелена мысленно представила себе, как он попытался бы это сделать: они возвращаются домой из Брайтона в открытом экипаже, усталые и довольные после отдыха на побережье.

Лунный свет окутывает их призрачным сиянием. Северн берет ее руку и говорит: «Тебе понравилась поездка, кузина? " Она улыбается: «Все было очаровательно, Эдуарде». «Мое единственное желание – доставить тебе радость», – говорит он, останавливаясь в каком-нибудь романтическом месте на берегу моря. (У нее было смутное представление о географии.) Затем он обнимает ее и целует так, как поцеловал в тот вечер, когда она танцевала jota. Печальная улыбка тронула ее губы при воспоминании о том вечере. Должно быть, он и подтолкнул Северна к мысли о женитьбе. Хорошо, что она знала истинную причину его «любви», а то заковала бы себя на всю жизнь в кандалы, выйдя замуж за бухгалтера, который не позволил бы ей даже иметь собственную карету.

Но она не позволит ему добиться своего. Просто не поедет в Брайтон, и все. В день отъезда можно в последнюю минуту заболеть, и Северн не успеет отменить поездку. Конечно, болезнь не должна казаться серьезной, так как надо будет вскоре «поправиться», чтобы присутствовать на свадьбе Мойры в среду и, естественно, на своем балу в пятницу.

Северн в одиночестве мерил шагами свой кабинет, предаваясь мечтам. Он надеялся, что Хелена прислушалась к его предупреждению и держалась в стороне от Мальверна. А сейчас, вдруг, оказалось, что она тайно встречалась с ним. Как жестоко и бессердечно с ее стороны использовать Марион, как подставное лицо. Впрочем, она никогда не любила мисс Комсток. Недавний разговор об успехах Мальверна и о том, что он станет влиятельным человеком в обществе, обеспокоил Северна. Вот что получается, когда дамам дают слишком много свободы. Надо избавиться от ее кареты. Продажа без согласия Хелены приведет к слишком большим неприятностям. Не стоит и говорить о том, на что способны горячие испанские головы.

Ему следует поступить умнее. Можно каким-то образом вывести карету из строя на короткое время. Северн, несмотря ни на что, все еще надеялся, что из Брайтона они вернутся формально помолвленной парой, и, естественно, она сделает то, что он скажет. Подобно Хелене, он позволил себе помечтать об их возвращении из Брайтона. Но, в отличие от нее, Северн знал, что по берегу моря проезжать они не будут, их путь проходил на север. Он уже определил для себя то место, где сделает предложение.

Как раз на выезде из Потвика на полпути от дома находилась гостиница, где обычно останавливались перекусить. Он подготовит лошадей и приедет туда на четверть часа раньше остальных. Именно за это время он и собирался жестом фокусника достать кольцо с бриллиантом и одеть ей на палец. Во время этих мечтаний он и думать забыл и о ее деньгах, и о карете. Северн даже пожалел, что Хелена так хорошо обеспечена. Ему хотелось закружить ее в водовороте удовольствий и осыпать драгоценностями ради одной ее улыбки и только одного слова «О, Эдуарде!»

35
{"b":"25221","o":1}