ЛитМир - Электронная Библиотека

Сама церемония оказалась непродолжительной. Хелена со страхом вслушивалась в священные слова брачной клятвы. «Пока нас не разлучит смерть». Какой решительный и ответственный шаг в жизни! Новобрачные сияли от счастья, и на их лицах было такое же любящее и преданное выражение, что и у Марион и Мальверна.

Как могло произойти, что две эти пары, не такие удачливые, как она с Северном, в светских и материальных делах, обрели настоящую любовь?

Мойра и Гейджхот уже не молоды и перешагнули черту физического расцвета, а у Мальверна нет ни гроша за душой и он вынужден пробивать себе дорогу собственным трудом. Без ложного тщеславия Хелена считала гораздо привлекательнее Марион и, конечно, богаче. Но ни молодость, ни красота, ни богатство не помогли встретить человека, полюбившего бы ее так, как любили двух этих дам.

Хелена ощутила жгучую тоску. Не дождавшись начала свадебного пира, она извинилась и уехала домой, пожелав Мойре и Гейджхоту счастья и всех благ. Она задержалась лишь для того, чтобы договориться о кэбе, который отвез бы ее после бала на корабль. Дома она просмотрела светскую хронику. Каждое второе сообщение рассказывало об очередной помолвке. Казалось, все девушки нашли себе partis в этом Сезоне.

В четыре часа Хелена начала прислушиваться, не раздадутся ли шаги Северна. Он нередко приезжал домой рано и обычно был не прочь поболтать. Сегодня она порадует его, рассказав о свадьбе Мойры и открыв кое-какие свои чувства. Хелена ждала больше часа, потом вернулась в свою комнату.

Северн прибыл домой, едва успевая переодеться к обеду. Он и не подумал спросить, чем она занималась днем, а сама она рассказывать не стала. Вечером они побывали на трех различных приемах. Хелена танцевала с Северном на первом, потом избегала его. Рутледж вернулся из Нью-Маркета, и Хелена решила доставить ему удовольствие, станцевав с ним на остальных двух балах.

За день до своего личного бала молодой леди разрешалось вести себя нервно и беспокойно. На следующий день Хелена наблюдала, как расставляют цветы и стулья, и постаралась быть полезной. Приехали Комстоки узнать, не надо ли чем помочь и остались на чай. Их разговор касался, в основном, свадебных приготовлений Марион. Каждое слово впивалось в Хелену как острый шип. Вечером она была приглашена на бал, но решила остаться дома.

Северн сразу же согласился. Его обрадовала возможность побыть с ней наедине. Раньше его ухаживания никогда не были тщетными. Отсутствие интереса со стороны Хелены расстраивало все его планы, наносило удар не только его сердцу, но и гордости.

– Великолепная идея, – сказал он. – У нас будет тихий спокойный вечер. Ты можешь пораньше лечь спать, чтобы выглядеть завтра свежей и особенно привлекательной.

– Мне надо написать несколько писем, – сказала Хелена и поднялась наверх.

Зная, что завтра ее ожидает напряженный день, Хедена написала прощальную записку леди Хедли, которую собиралась оставить возле подушки перед тем, как ускользнуть из дома. Она выразила горячую и пространную благодарность своей крестной за гостеприимство, извиняясь за внезапный отъезд. Когда она попыталась объяснить причину столь стремительного отъезда, изобретательность ее иссякла, и она просто написала, что так будет лучше. Хелена ни словом не обмолвилась об Испании. Может быть, леди Хедли решит, что она поехала в имение отца в Ланкшире. В конце ее письма следовал постскриптум для Северна, где она просила продать свой выезд и лошадей, взяв из этой суммы те сто фунтов стерлингов, которые она была должна. Потом пересчитала оставшиеся деньги. Вполне хватит на чаевые слугам.

Когда стемнело, Хелена села у окна, наблюдая, как загораются звезды. Крупная белая луна проплывала над колпаками труб. Завтра ночью лунный свет будет плыть над океаном, оставшись единственной связующей ниточкой между ней и Эдуардо.

Утром Северн объявил, что не едет в палату.

– Но ты должен там быть, – возразила Хелена. Она не смогла бы выдержать его присутствия целый день. Нервы ее были на пределе.

– Для тебя так важен этот бал, кузина. Я хочу, чтобы ничто не омрачало твоего счастья. Я хочу помочь.

Хелену тронула его предусмотрительность. Хоть один раз он поставил ее выше своей политики.

– У тебя есть работа. Madrina и я будем поблизости, если возникнут какие-то проблемы.

– Ты уверена, что тебе не потребуется моя помощь?

– Совершенно, Эдуардо. Улыбка осветила его лицо.

– Ты давно уже не называла меня так, Хелена.

– Мысленно я всегда зову тебя Эдуардо, – ответила она.

Северн уехал повеселевший. Вечер обещал быть приятным, и, прежде чем закончится бал, он надеялся сделать предложение.

В пять часов приехал парикмахер. Через час он ушел, и Салли помогла Хелене одеться.

– Вы похожи на невесту, – произнесла служанка, любуясь прекрасным видением, представшим перед зеркалом.

Хелена с сияющими глазами, нежным румянцем юности на щеках, в изысканном белоснежном платье действительно была необыкновенно хороша.

Перед тем, как Хелена пошла к лестнице, Салли набросила на плечи хозяйке яркую испанскую шаль. Кое-кто из гостей, приглашенных на обед перед балом, уже прибыл, и Северн развлекал их в салоне. Он увидел Хелену лишь тогда, когда она появилась в дверях. Гребень, усыпанный драгоценными камнями, венчал пышную массу волос, уложенных на испанский манер. На какое-то мгновение Северну показалось, что время отодвинулось на месяц назад. К тому дню, когда он впервые увидел ее. Воспоминания болью отозвались в его сердце.

Легкий вздох остальных гостей подсказал ему, что туалет Хелены не произвел приятного впечатления. Слепые глупцы! Улыбаясь, Северн поспешил навстречу Хелене и склонился в поклоне.

– Senorita, вы – очаровательны!

Все разговоры в салоне прекратились, множество глаз рассматривало Хелену.

– Я боялась, что тебе может не понравиться.

– Надо быть слишком суровым критиком, чтобы обнаружить хоть один изъян в этом… совершенстве. Ты всегда вынуждаешь меня судить о вещах, о которых я так мало знаю.

– Полагаю, ты хорошо разбираешься в дамских туалетах.

– Я могу только сказать, нравится мне или нет, – возразил он и повел ее в комнату.

Мнение Северна – признанного авторитета в области светских манер – стало решающим, и испанское изящество Хелены приняли без дальнейших пересудов. В конце концов, в ней течет испанская кровь, и, по крайней мере, платье на ней белое.

Марион и Мальверн тоже не нашли ничего предосудительного в наряде Хелены. Миссис Комсток посматривала косо, но, заметив улыбку Мальверна, сдалась. Они выпили немного хереса, и леди Хедли пригласила всех в гостиную. Стол представлял собой чудо их хрусталя, серебра и роз. Леди Хедли приложила все усилия, чтобы устроить пир, достойный ее крестницы. Одно блюдо сменяло другое, стол ломился от изобилия кушаний и шампанского.

Этот вечер, воспоминания о котором стали бы драгоценными для любой другой леди, был для Хелены солью на рану. Северн вел себя предупредительно и заботливо, а она предпочла бы вспышку раздражения, чтобы облегчить расставание. Они открыли бал менуэтом, вызвав поток догадок и предположений. И было бы удивительно не видеть на лице Северна улыбку жениха. Сейчас он мог радоваться, отбив у герцога состояние испанской леди.

Толки такого рода захватили даже девиц. Поднявшись на минутку наверх, чтобы привести в порядок прическу, растрепавшуюся во время контрданса, Хелена случайно услышала, как одна злобная дама объясняла положение вещей своей менее информированной подруге. Дамы не заметили, что леди Хелена находится рядом.

– Похоже, Северн нашел себе партию, – заметила одна из дам.

– В этом не было никаких сомнений, Кэти. Неужели Северн позволил бы такому богатству ускользнуть из рук?

– Но леди Хелена очень хорошенькая.

– Не спорю, она красива, но не имеет никакого представления о правилах хорошего тона. Эта кричащая шаль, и прическа! Северн, конечно же, займется ее поведением сразу, как они поженятся. Я не завидую Хелене. Ей было бы гораздо лучше с герцогом. Интересно, как это Северн обскакал его?

40
{"b":"25221","o":1}