ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не собираюсь хвалиться своим поражением, — бросил он мрачно.

— Поражением? Но… разве вам было неприятно? Горькая усмешка скривила его губы.

— Почему же, мадам, я этого не сказал. Но когда мужчине показывают лакомый кусочек, ему хочется не просто созерцать его взором. Учтите это на будущее. Спокойной ночи.

Хартли подошел к двери, открыл ее.

— Простите, мистер Хартли, — сказала она ослабевшим голосом.

Он обернулся. Она еще прижимала пальцы к губам, но гнев уже прошел, осталась беспомощность. В глазах застыла надежда, что наказание не будет очень жестоким. Перед ним стояла не женщина, а ребенок, девочка лет пятнадцати, невинная, как дитя.

— Простите вы меня, леди Крифф, — произнес он растроганно.

— Вы еще не передумали взять нас с Дэвидом на прогулку завтра?

Он покачал головой в изумлении.

— Ну, вы не перестаете меня поражать, — сказал он и вышел.

Хартли направился прямо в свою комнату, чтобы обдумать событие. Разбитная вдовушка пригласила к себе, благосклонно приняла его объятия и всячески поощряла к дальнейшим действиям. Вдруг ни с того, ни с сего она разыгрывает оскорбленную невинность. Этого достаточно, чтобы сбить с толку самого Соломона, но она не останавливается на гневной ноте, а просит прощения и еще спрашивает, захочет ли он видеть ее завтра. Он решил, что она не в своем уме. Однако еще хуже было то, что он сам тоже, видно, немного тронулся, так как не мог не признаться себе, что хочет видеть ее и будет с нетерпением ждать встречи.

Завершив странные и тревожные размышления на эту тему, Хартли с беспокойством подумал о Понсонби, который хвастал набитыми деньгами карманами. Стенби мог за это время освободить его от лишней тяжести в тысячу фунтов.

К двери соседней комнаты подошел Мотт.

— Ну, что было? — спросил он.

Хартли с трудом понял, что Мотта интересует Стенби.

— Сегодня Стенби позволил мне выиграть несколько фунтов, — ответил он. — На завтра у нас назначена отдельная игра. Там мы сделаем наш ход. Приехал некий Понсонби, напился в стельку. Стенби, наверное, обчистил его.

— Спущусь вниз, посмотрю, как он, — сказал Мотт. — Скажу, что мой беспокойный хозяин требует поссет посреди ночи. Слуги не знают отдыха.

Он уже собирался открыть дверь, как вдруг услыхал чьи-то быстрые шаги по коридору. Подождав, когда человек пройдет, Мотт приоткрыл дверь и выглянул. Хартли тоже подошел, чтобы взглянуть. Это был Понсонби. Он не был пьян. Походка была уверенной. Хартли испугался, что он захочет вломиться в номер леди Крифф, но Понсоби благополучно миновал ее дверь — он шел к себе. Еще один загадочный гость в гостинице «Приют Совы».

ГЛАВА ШЕСТАЯ

К утру необычная история леди Крифф стала достоянием всех постояльцев гостиницы. Мойра не могла взять в толк, как это могло случиться: служанки еще не успели прочитать газетные вырезки, оставленные ею около кровати. Но когда они вошли в Большую Гостиную к завтраку, ей стало ясно, что всем уже обо всем известно, потому что присутствующие обратили на нее любопытные взгляды. Сначала все зашикали друг на друга, чтобы прекратить пересуды, видимо, оживленно проходившие перед ее приходом, потом невнятный шепот наполнил гостиную.

Майор Стенби, который уже позавтракал, как раз выходил из гостиной, когда они вошли; он поклонился и тепло приветствовал их.

— Доброе утро, леди Крифф, сэр Дэвид. Прекрасный день, не правда ли? Ходят слухи, что Буллион устраивает сегодня небольшой вечер в этой гостиной. Конечно, не такой, к каким вы привыкли в Пентворте, но не откажите в любезности почтить нас своим присутствием.

— Вечер! Не откажусь, — ответила Мойра непринужденно.

— Не оставите ли один танец для меня?

— Ну, разумеется, майор. Буду ждать с нетерпением.

— Можно мне тоже быть на вечере? — спросил Джонатон. — Папа говорил, что, когда мне исполнится шестнадцать, я смогу посещать балы. Пожалуйста, леди Крифф.

— Чепуха. Ты еще молод. Да и здесь нет достойного общества. Ах, майор, простите, пожалуйста, как я не подумала — ведь будете вы, — сказала она, пряча усмешку. — Не судите меня строго, если я потакаю юноше, но мы столько пережили со дня смерти сэра Обри, что нам обоим не мешает немного развлечься.

— Не вижу в этом никакого вреда, — добродушно улыбнулся майор. — С такими, как Понсонби, вам необходим сэр Дэвид как компаньон.

— Я не компаньон, это занятие для женщин. Для леди Крифф я защитник, — с этими словами он взял Мойру под руку и повел к столу.

Мистер Понсонби не замедлил подойти к их столу.

— Леди Крифф, я сгораю от стыда за вчерашнее. — Голова его действительно была низко опущена, но губы кривились в недоброй усмешке. — Все говорят, что я вел себя просто ужасно.

— Так оно и было, — ответила Мойра, насупившись. — Вы назвали меня девкой!

— Это от бренди. Однако половина вины ваша, леди не имеет права быть столь хорошенькой.

— Осторожнее, сэр. Лесть не приведет ни к чему.

— Я не хочу никуда идти, мое желание — оставаться здесь у ваших ног.

Она легкомысленно засмеялась.

— Полно, мистер Понсонби, всему свой черед. На этот раз я вас прощаю, но в будущем, надеюсь, вы будете вести себя прилично.

Он взял ее руку и запечатлел горячий поцелуй на кончиках пальцев.

— Ангел! Вы настоящий ангел — милосердный, и к тому же прелестный. Не сочтете ли за чрезмерную смелость, если попрошу оставить для меня один танец вечером?

— Я буду на вечере. Но танец обещаю вам только в том случае, если будете абсолютно трезвы.

— Клянусь, ни капли вина до следующей встречи. Ваш покорный слуга, миледи.

Он отвесил низкий поклон и поспешил в маленькую комнату, где заказал стакан эля, успокаивая себя, что эль не вино, и мужчине иногда необходимо промочить горло, не умирать же ему от жажды.

Когда Мойра и Джонатон остались одни, она сказала:

— Слух о состоянии леди Крифф уже начал распространяться, интересно, что еще известно. После завтрака попытайся разузнать побольше.

Мойра не спешила уходить из гостиной, так как у Джонатона было задание и он не мог сопровождать ее на прогулку. Она подошла к дивану, где на столике были разложены свежие газеты и журналы. От нее не укрылось, что, хотя мистер Хартли был в гостиной, он не поспешил, подобно остальным, засвидетельствовать свое почтение. Возможно, он еще не знал, насколько велико богатство леди Крифф. Он даже не поклонился, и Мойра решила, что их поездка не состоится. Сначала она покраснела, но затем почувствовала возмущение и желание выразить протест. В конце концов, он сам повел себя неделикатно. С чего ей укорять себя? Она не зависит от него — у нее есть свой экипаж, а осмотреть окрестности можно и без него.

Мойра начала читать статью о репрессивных мерах, которые вводит Парламент после покушения на Принца Регента в январе. За чтением она не заметила, как мистер Хартли закончил завтрак и направился к ней.

— Леди Крифф, — сказал он, вежливо поклонившись. — Видите, мои молитвы услышаны. Бог милосерден даже к грешникам — светит солнце.

— Да? Отсюда трудно понять, — ответила она, вглядываясь в затененные деревьями окна. — Вы хотите сказать, что прогулка все же состоится? После вчерашнего я, видите ли, не была в этом уверена.

Мойра почувствовала, что краснеет при воспоминании о ночной сцене. Единственным утешением было, что мистеру Хартли тоже не по себе — это чувствовалось по его поведению.

— Лучше не будем говорить о вчерашнем. Что касается меня, то могу только принести глубокие извинения. На состояние опьянения, к сожалению, не могу сослаться, как мистер Понсонби. Если хотите прекратить наше знакомство, приму как должное. Если же найдете в своем сердце достаточно доброты и простите меня, обещаю, что подобное с моей стороны больше не повторится.

Мойра подумала, что Хартли теперь ей не очень нужен, так как она сможет продолжать знакомство с Лайонелом Марчем без его помощи. Даже если они действуют сообща, Стенби заинтересовался ею, и не прервет общения. Можно проучить Хартли. Однако она не хотела совсем от него отказываться. Из трех джентльменов в гостинице он один ее привлекал.

12
{"b":"25222","o":1}