ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мое вечернее платье зеленого цвета. Сапфиры к нему не подойдут.

— Но они не такие ценные, как изумруды или бриллианты. Это хороший предлог, чтобы надеть их в гостинице.

— Я побоюсь держать их на постоялом дворе, кузина.

— После вечера заберу их домой. Ну как?

— Только при этом условий. Так безопаснее.

Мойра завернула сапфиры в носовой платок и спрятала на дно сумочки. Они снова вернулись в гостиную, налили еще по чашке чая и устроились у камина поболтать.

За пределами дома тоже происходили интересные события. Хартли не свернул налево, как ему было рекомендовано, а направился быстрым шагом к берегу, где стояло рыбацкое судно. Он успел обратить внимание, что местоположение Ковхауса идеально походило для занятий контрабандой. Корабль, причаливший в гавани, похож на тот, что выгружал бренди в «Приюте Совы». Бутылки тогда были ловко скрыты под уловом макрели. Нежелание леди Марчбэнк, чтобы они осмотрели конюшню, наводило на подозрение, что запретное зелье будет спрятано именно там. Единственным препятствием к тому, чтобы в этом убедиться, был Дэвид. Необходимо избавиться на время от юноши, но не вызывая его подозрений.

— Вы не спросили кузину, как попасть в пещеры? Вот где будет что посмотреть. Жаль. Неудобно прерывать разговор дам.

Джонатон остановился, уловив подсказку.

— Вы идите, мистер Хартли. Я подойду позднее. Вспомнил одну вещь, которую должен был сказать кузине Вере. Она хотела знать… в какую школу я пойду на будущий год.

С этими словами молодой человек умчался, задав Хартли еще одну загадку. Тот был уверен, что парень получает образование дома с учителями. Но тогда зачем нужно было менять установленный порядок, да еще теперь, когда его присутствие в Пентворте столь необходимо? Он входил в возраст, в котором начинают постигать основы управления поместьем. Сейчас это было особенно важно — Дэвид остался единственным хозяином Пентворта.

Беспокоили Хартли и некоторые другие мелочи. Леди Марчбэнк упомянула, что видела леди Крифф ребенком. Значит, это было родство с ее семьей, а не сэра Обри. Казалось невероятным, что у простого шотландского пастуха может быть такая высокопоставленная родня. Ему также любопытно было узнать, что еще лежало в корзинке, помимо скатерти.

Однако решение этих задач можно было отложить. Он подумал, что следует внимательно присмотреться и понаблюдать за леди Крифф. В данный момент ему важнее было убедиться, что Ковхаус используется для сокрытия контрабандного товара. Буллион намекал, что в деле замешаны высокопоставленные чиновники. А чье положение в этих местах выше, чем у лорда Марчбэнка? А вдруг лорд Марчбэнк и есть Черный Призрак? Хартли должен был успеть в Ковхаус, чтобы познакомиться с ним.

Хартли осторожно, почти крадучись, приблизился к кораблю, прячась за скалами. Какой-то пожилой джентльмен отдавал распоряжения. Он действительно отбирал рыбу, но все время с опаской озирался, затем что-то тихо сказал капитану. Тот подозвал с полдюжины рыбаков, и они, средь бела дня, выгрузили на берег двадцать четыре бочонка. Вскоре появился молодой парень, ведущий в поводу двух ослов. Контрабандисты взвалили на спины животных по паре бочек, по одной с каждой стороны, затем ослов увели, то ли к конюшне, то ли к пещере, где бочки будут ждать дальнейшей транспортировки.

Хартли решил, что видел достаточно. Он зашагал к западу, как предлагала леди Марчбэнк, Ослы двигались в восточном направлении, к конюшне. Прошло полчаса, но Дэвид все не возвращался, и поэтому Хартли пришлось вернуться в гостиную.

— А где Дэвид? — немедленно последовал вопрос Мойры.

Хартли совсем забыл о нем.

— Разве он не вернулся? Он хотел сказать Леди Марчбэнк что-то важное.

Мойра почувствовала выступивший на спине холодный пот.

Хартли похитил Джонатона! Прямо у них под носом. Она вскочила с дивана.

— Что вы сделали с ним? — задыхаясь от волнения, произнесла она.

Хартли стоял, как громом пораженный. Мойра поняла, что ошиблась. Не успел ее собеседник открыть рот, как в комнату влетел Джонатон, весь покрытый грязью и паутиной.

— Ну, скажу я вам, кузина Вера! Ваш тайный ход — это нечто!

Мойра с облегчением рухнула на диван. На этот раз побелела леди Марчбэнк.

— Как ты нашел его? — властно спросила она. Она осуждающе посмотрела на мистера Хартли, который спокойно рассматривал что-то в окно.

Джонатон сказал:

— Я просто открыл голубую дверь сбоку и очутился там. Зачем вы там держите столько бо…

— Нечего было тебе лезть не в свое дело, Дэвид, — вычитывала кузина. — Там водятся крысы. Тебя могли укусить, от этого болеют чумой. Это противное грязное место. Теперь подойди и извинись. Вот умница.

Маленький инцидент был заглажен, но настроение у всех испортилось. В коридоре послышались громкие шаги. Леди Марчбэнк объявила:

— А вот и Джон, наконец-то.

Она произнесла это с облегчением, словно объявляла о возвращении Христофора Колумба, благополучно вернувшегося из своего путешествия в Новый Свет.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Хартли понял с первого взгляда, что тучный старый джентльмен, вошедший в салон, не Черный Призрак, а тот самый человек, который распоряжался разгрузкой контрабандного бренди в бухте. Лорд Марчбэнк поглощал слишком много того зелья, которое оседало в его имении, чтобы принимать активное участие в контрабанде. Его распухший красный нос и налитые кровью глаза свидетельствовали о долгих годах пристрастия к спиртному. Однако справедливости ради следовало отметить, что бренди не разрушило его мозг. Он бросил на Хартли быстрый проницательный взгляд и повернулся к кузенам.

Хозяин дома недолго оставался в гостиной, но проявил радушие и гостеприимство. Он заверил Дэвида и леди Крифф, что окажет любую помощь, если в этом возникнет необходимость, стоит им только написать в Ковхаус.

Леди Марчбэнк показала мужу скатерть, и он похвалил ее как человек, мало смыслящий в рукоделии, но желающей сделать приятное мастерице.

— Дэвид говорит, что скучает без верховой езды, дорогой, — сказала леди Марчбэнк. — Я разрешила Бонни покататься на моей лошади, пока они здесь. Есть у тебя что-нибудь подходящее для Дэвида?

— Пойдем со мной, парень, выберешь, что тебе понравится, — без колебаний предложил Марчбэнк. Но тут же изменил предложение:

— Постой, я распоряжусь, чтобы грум дал вам лошадку, когда будете уезжать. Животные что-то неспокойны сегодня. Серая Леди жеребится, лошади всегда нервничают в такое время.

— И к тому же серого мерина кастрировали, ему тоже нездоровится.

— Да, наша конюшня превратилась в настоящий лазарет, — согласился Марчбэнк. Его сизого цвета щеки приобрели лиловый оттенок, убедив Хартли, что конюшня не столько госпиталь, сколько склад для хранения контрабанды.

Марчбэнк протянул руку за бутылкой бренди, стоявшей на столике у стены. Леди Марчбэнк сделала предостерегающий жест, поймав его взгляд. Вместо бренди он налил себе вина.

После недолгого обсуждения, какую лошадь лучше взять Дэвиду, гости поднялись, чтобы уйти.

— Я приеду вечером в гостиницу, дорогая, и буду твоей компаньонкой на рауте, — сказала леди Марчбэнк.

— Не хотите ли тоже повеселиться с нами? — пригласила Мойра сэра Джона.

— Джон не поедет, — ответила за мужа кузина Вера. — Он ненавидит вечеринки и прочие сборища. Если бы я ждала, когда он выведет меня в свет, я бы погибла в одиночестве.

Гостей проводили до двери. Марчбэнк проводил их до кареты.

Пока Джонатон и Мойра осматривали предоставленных им лошадей, Марчбэнк беседовал с Хартли.

— Вам, наверное, скучно здесь в Блекстеде? — поинтересовался сэр Джон.

— Напротив, сэр, жизнь в вашей деревне бьет ключом и полна интересных событий. К тому же подумываю о переезде в другую гостиницу — вчера у меня из комнаты пропала небольшая сумма денег. Я, правда, не подал официальной жалобы, но подозреваю одного из слуг Буллиона. Кто у вас главный судья?

16
{"b":"25222","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Стойкость. Мой год в космосе
Манюня
Мечник
Космос. Прошлое, настоящее, будущее
Мост мертвеца
Ненавижу эту сучку
Я продаюсь. Ты меня купил
Невидимая девочка и другие истории (сборник)
Настоящая любовь