ЛитМир - Электронная Библиотека

Тирада Кларенса скорее поразила лорда Дэмлера, чем развеселила его. Как только они сели в карету, он приступил к допросу.

– Неужели ваш дядя в самом деле принимает нас за влюбленных? – спросил он неуверенно.

Пруденс готова была задушить своего дядюшку, но пришлось обратить все в шутку.

– Вам следует твердо усвоить, что запрещается возить меня на прогулки и оставаться равнодушным к моим чарам. Все мои посетители подозреваются в том, что носят в кармане обручальное кольцо и только и ждут удобного случая, чтобы надеть мне его на палец. Но вы же знаете, какая я хитрая, поэтому держу всегда руки в карманах. Мистер Маррей тоже был под подозрением, пока не упомянул о своих четырех детишках. Только это обстоятельство спасло его от алтаря.

Так как Дэмлер уже давно понял, что Кларенс относится к категории дураков, он поверил в правдоподобность объяснения. Стремясь перевести разговор на менее опасную тему, Пруденс сказала:

– Сегодня мне хотелось бы зайти в магазин, нужно купить новую шляпку.

– Тогда давайте поспешим, – оживленно согласился он.

– Неужели моя так уж плоха? – засмеялась она. В душе Пруденс удивилась, как легко он реагировал на ее выходки. Более покладистого человека ей не приходилось встречать.

Он бросил на нее неуверенный взгляд, но в следующий момент засмеялся:

– О нет, уверяю вас. В этой маленькой круглой шляпке вы выглядите очень таинственно. Я знаю, что вы специально надеваете ее как средство защиты от армии поклонников. Но мне хотелось предложить что-нибудь поинтереснее с первой нашей прогулки. Позвольте отвезти вас к мадемуазель Фанни на Кондуит-Стрит. Самый модный салон. Я туда вожу всех своих… подруг.

– Я не уверена, что мне нужна сверхмодная шляпа, – ответила она.

– Боитесь, что вас примут за… леди не очень серьезного поведения? Этого не случится. Но мне хотелось бы, чтобы вы не выглядели моложавой тетушкой, так как собираюсь проводить в вашем обществе много времени и предпочитаю делать это не под крышей вашего дядюшки.

С таким послесловием Дэмлер мог потребовать, чтобы она изменила весь свой гардероб, и Пруденс не возражала бы.

– Ну что ж, пусть будет мадемуазель Фанни. Посреди дороги карета развернулась и поехала в противоположном направлении, на Кондуит-Стрит.

– О, небольшое осложнение – у меня с собой не очень много денег, – заметила мисс Мэллоу.

– Запишите в счет. Все так делают. Я дам поручительство в вашей платежеспособности.

Не смею предложить заплатить за покупку, чтобы не оскорбить вас.

– Лучше не надо, а то меня могут принять за одну из ваших… гм… подруг.

– О, нет, не беспокойтесь, – он так откровенно рассмеялся, что Пруденс немного обиделась. Неужели она выглядит такой старой?

Мисс Мэллоу привыкла покупать свои шляпки и другие аксессуары на прилавках Базара Пантеон за наличные деньги. Хотя она уже несколько лет жила в Лондоне, ей не приходилось пользоваться маленькими элегантными магазинчиками, и она даже не предполагала, какое великолепие можно встретить в торговых помещениях. Ее поразила роскошь заведения – везде бархатные драпировки, мебель красного дерева, а продавщицу можно было принять за модную светскую даму.

– Добрый вечер, Фанни, – произнес Дэмлер, входя.

– Бонжур, лорд Дэмлер, – ответила Фанни.

Она улыбнулась ему улыбкой, которую Пруденс могла назвать не иначе, как сладострастной, сквозь опущенные ресницы и полураскрытые губы.

– Моей кузине нужна новая шляпка. Что-нибудь сногсшибательное.

Откровенный взгляд Фанни скользнул по Пруденс без всякого интереса.

– Сейчас подберем. Сюда, пожалуйста, мадемуазель.

– О, нет, Фанни, не запирай ее в кабине. Я должен видеть, что она покупает. Принеси шляпки сюда.

Фанни улыбнулась и удалилась в другой конец магазина, так призывно раскачивая бедрами, что Пруденс устыдилась своей принадлежности к тому же полу. Она отвернулась к окну, чтобы не смотреть на Дэмлера, который не отрывал взгляда от удаляющейся фигуры Фанни. Через минуту продавщица появилась, неся целую охапку шляпок неземной красоты. Это были даже не шляпки, а цветущие сады в миниатюре, маленькие атласные розы уютно покоились в зеленых гнездышках из шелка…

– Как насчет вот этой? – спросил Дэмлер, выбрав телесного цвета шляпку из тонкой соломки с бутонами нежных цветов вокруг головы у основания полей. – Померьте ее, мисс Мэллоу.

Пруденс надела шляпку и пришла в такой восторг, что решила купить ее, хотя она стоила не меньше двух-трех гиней. Фанни невнятно произнесла что-то вроде «пять гиней» но девушка подумала, что, вероятно, ей показалось.

– Вы уверены, что хотите только одну? – спросил Дэмлер.

Неужели возможно было, что леди может хотеть две шляпки одновременно? Тем временем маркиз уже принимал другую шляпку из рук Фанни. Это была синяя соломка с немного опущенными полями, покрытая блестящей глазурью. Одна прекрасная ярко-красная роза украшала поля. Шляпка выглядела неотразимо, словно насмехаясь над Пруденс. Она примерила ее.

– Эта больше подходит как вы думаете, Фанни? – спросил Дэмлер.

– Очень элегантно, очаровательно, – сказала Фанни, обращаясь к Пруденс. – Вам нравится, мадемуазель?

– Пруденс онемела от восторга. Она давно хотела выглядеть такой элегантной леди, которая смотрела на нее из зеркала. Изысканная, немного капризная, почти красавица.

– Возьму эту, – сказала Пруденс, даже не спросив цену.

– Не снимайте ее, – сказал Дэмлер. – Фанни, выбросьте эту старую шляпу в мусорную корзину. Или хотите забрать ее с собой, мисс Мэллоу? Пруденс не была слишком расточительна. Она решила оставить старую шляпку, но с готовностью, удивившей ее саму, купила обе шляпки и грациозно распорядилась прислать счет на Гроувенор-сквер.

– Так-то лучше, вот так нужно держаться всегда, – похвалил Дэмлер. – Куда поедем демонстрировать обновку? Не рискнуть ли прокатиться по парку?

Пруденс была не против, но Дэмлер, видно, просто пошутил. Они проехали по Бонд-Стрит, но не рискнули выйти из кареты и пройтись, Пруденс подумала, что он не предложил прогуляться пешком, потому что слишком много взглядов, в основном, мужских обращались в их сторону и пристально разглядывали не только ее спутника, но и ее саму. Взгляды женщин останавливались только на лорде Дэмлере.

– Не хочу, чтобы ваши поклонники перегрызли друг другу горло, – подшучивал маркиз. – Кларенсу придется возводить баррикады вокруг дома.

Во время следующей прогулки – а они стали повторяться регулярно – Пруденс надела светлую соломку. Счет, доставленный на следующий день, был баснословно высок, но игра стоила свеч. У нее было сэкономлено немного денег.

Дэмлер склонил голову набок и произнес:

– Шикарно. Люди скажут, что вы моя новая пассия, не старайтесь их в этом разуверять. – При этом он хихикнул, давая понять, что они оба понимают абсурдность подобного предположения. Пруденс засмеялась с некоторой горечью и, хотя ей было не очень весело, оживленно провальсировала от двери до кареты.

В отношениях мисс Мэллоу и Дэмлера, по мере того, как они развивались, стали происходить некоторые изменения. Даже в самом начале поведение Дэмлера нельзя было назвать слишком подобострастным. Он восхищался книгами мисс Мэллоу и уважал ее талант. Узнав ее лучше, оценил ее трезвый ум, ее сдержанность, ее манеру принимать без излишней аффектации его прошлое, равно как и настоящие похождения, которые он нарочно утрировал, желая вывести ее из равновесия. Когда она надевала новые шляпки, то казалась ему довольно привлекательной в несколько старомодном смысле. Они могли болтать и смеяться часами, не уставая друг от друга. Если бы кто-нибудь сказал ему, что они хорошо подходят друг другу, он был бы возмущен.

Многие приятели Дэмлера пытались выведать у него имя его новой знакомой, и он усердно объяснял каждому, что их отношения носят чисто профессиональный характер.

– Новая романистка, от которой Маррей без ума, – обычно говорил он.

Маррей и в самом деле усилил внимание мисс Мэллоу с тех пор, как Дэмлер стал ее навещать.

11
{"b":"25223","o":1}