ЛитМир - Электронная Библиотека

Вскоре до Лондона долетели слухи об оргиях и прочих неблаговидных делах, о дуэли между Дэмлером и Малверном за честь Констанцы.

– Должно быть, Дэмлер не поддался ее чарам, – комментировала эти слухи принцесса. – Малверн страшно обижается, если его друзья не влюбляются в Констанцу.

Поэта больше обсуждали в его отсутствие, чем во время его пребывания в городе. Когда маркиз вернулся в Лондон, его колчан пополнился еще одной стрелой – второй частью «Песен издалека», уже готовой к публикации. Сюда вошли впечатления от поездки по Америке и вояжа через Атлантический океан на родину. Появились и новые герои, скрасившие его пребывание на корабле, – целая школа послушниц-монахинь и команда распущенных до непристойности матросов. Новые поэмы имели столь же шумный успех. Мисс Мэллоу, как и все другие, выкроив гинею, бросилась покупать сборник, чтобы насладиться виршами в свободные часы.

Стихи очень нравились мисс Мэллоу, она даже опасалась, что после них читатель не захочет заниматься ее скучной прозой, герои которой были столь же невыразительны, как ее дядя Кларенс, превращенный ею в даму, сочинявшую плохую музыку. Свои сочинения она постоянно сравнивала с Бахом, причем не в пользу последнего.

Пруденс и новоиспеченный поэт жили в одном городе, писали для одного и того же издателя и имели общего читателя, но их жизни протекали на никогда не скрещивающихся параллелях. Лорд Дэмлер занимал большое место в мечтах мисс Мэллоу, но о ее существовании ему было неизвестно. Однажды их общий издатель мистер Mapрей привлек внимание поэта к безвестной для него писательнице.

– Читали этот роман, Дэмлер? – спросил Маррей, кивая на последнюю книгу Пруденс, лежавшую на его столе.

– Не читаю романов вообще, кроме Вальтера Скотта, – ответил Дэмлер нараспев, даже не взглянув на три тома в красивом синем переплете с золотым тиснением.

– Ну, если вам нравится Скотт, то это вас не привлечет. Ручная проза, домашняя, но неплохая. Скотту понравилось. Раз вы зашли, хочу подложить вам небольшого поросенка. На следующей неделе будет обед в честь мистера Вордсворта в отеле Пултни. Надеюсь видеть там своих самых знаменитых писателей и думаю, что они воздадут ему должное. Не хотите ли прийти?

– Нет.

Маррей вздохнул.

– Появитесь хоть на обеде, Дэмлер. Ваше отсутствие будет замечено, пойдут слухи.

– Я уже обещал быть у тетушки, леди Мелвин, как раз в этот вечер.

– Она поймет.

– Надеюсь, мистер Вордсворт тоже сможет понять. Засвидетельствуйте ему мое почтение.

– Приходите после обеда на официальную часть, когда будут произноситься речи. Дэмлер не мог скрыть изумления.

– Что?! Добровольно обречь себя на сидение на жестком стуле, Бог знает, сколько часов, и все только для того, чтобы выслушивать незаслуженные похвалы в адрес мистера Вордсворта. Вы сошли с ума, Джон.

– Ну, ладно, тогда зайдите после речей, где-то около десяти, просто поздороваться с Вордсвортом.

– Хорошо. Зайду, если окажусь поблизости. Пултни, говорите?

– Да. – Маррей благодарно улыбнулся, приняв ответ за обещание.

Приглашение на этот же вечер было послано и мисс Мэллоу как особая честь. Маррей был прекрасно осведомлен о скромном образе жизни молодой писательницы и хотел оказать ей любезность. Она пришла в восторг и в течение пяти дней лихорадочно подбирала туалет – заказала новое платье и предалась новым мечтам о встрече со знаменитостями. Это был ее первый выход в круг собратьев по перу, и она не могла дождаться встречи с ними. Маррей сообщил, что там будет Фанни Берни, и выразил особое желание познакомить их. Мисс Берни была самой известной писательницей того времени. Пруденс поняла, что ее собственная слава прочно укрепилась, но ей не приходило в голову, что в ресторане можно будет встретить лорда Дэмлера.

Этот случай мог и не представиться – Маррей познакомил их в тот момент, когда Дэмлер готов был выскользнуть из двери пятнадцатью минутами спустя после появления. Ни Маррей, ни Вордсворт не сожалели о его поспешном уходе, ибо с его появлением все внимание переключилось на его особу, и почетному гостю вечера грозило полное забвение. Понадобились усилия шестерых сильных парней, чтобы помочь Вордсворту протиснуться сквозь толпу к молодому поэту. Они обменялись рукопожатием и несколькими комплиментами, которые трудно было разобрать из-за общего шума.

– О, Дэмлер, хочу тебя представить одной особе, с которой ты просто должен познакомиться, – остановил его Маррей, когда маркиз пробирался к двери. Пруденс удалось подойти поближе, чтобы лучше рассмотреть знаменитость, не будучи обнаруженной. – Мисс Пруденс Мэллоу, одна из моих восходящих звезд.

– Вы очаровательны, мисс Мэллоу, – протянул нараспев поэт, поклонившись с почтением, и наградил Пруденс такой улыбкой, которая не давала ей работать два дня.

Пруденс была так взволнована, что чуть не забыла сделать реверанс. Она не сводила глаз с Дэмлера, стараясь запомнить каждую черточку его лица и фигуры. Раньше девушка не представляла, что на свете существуют такие совершенные люди. Следствием знакомства явилось то, что Пруденс решила пересмотреть свои взгляды на безупречность небесной жизни в сравнении с земной.

Дэмлеру было не впервой наблюдать подобную реакцию со стороны молодых леди, когда благоговейный восторг лишал их дара речи. Приходилось брать инициативу в разговоре на себя.

– Что вы пишете, мисс Мэллоу, романы или поэмы?

– Поэмы, – ответила Пруденс не потому, что хотела ввести его в заблуждение, а потому, что плохо соображала, что говорит.

– Буду с нетерпением ждать возможности прочитать ваши стихи, – заверил он и с поклоном удалился.

Новое знакомство всколыхнуло мечты Пруденс. Образ, который был ей знаком по журналам и карикатурам в газетах, поблек перед совершенством реального человека. В три часа ночи, лежа без сна и вспоминая детали вечера, Пруденс вдруг осознала, что ни словом не похвалила работы Дэмлера и не предложила ему в подарок свои собственные, на что он намекал, говоря, что хочет прочитать их. Она выбралась из-под одеяла, зажгла лампу и надписала для него первый том своей первой книги. Верхний уголок первого тома немного помялся, так как книгу уронили на пол, но дефект не был очень заметен. Она немного подумала, какую надпись лучше сделать, и остановилась на официальной: «С наилучшими пожеланиями лорду Дэмлеру от мисс Мэллоу». Казалось невероятным, что книги, которые она держит в своих руках, скоро попадут в его руки, ее мысли передадутся ему. На такой тесный контакт она никогда не рассчитывала. Вскоре Пруденс заснула с мыслью о том, что он подумает о ее книге. Утром она сразу отослала роман мистеру Маррею для передачи лорду Дэмлеру.

На следующее утро, когда Дэмлер вошел в контору Маррея для делового разговора, издатель передал ему три тома первого романа мисс Мэллоу.

– Как любезно с ее стороны, – сказал поэт, не скрывая насмешки. – Полагаю, что от меня ожидают, что я нанесу личный визит, чтобы выразить признательность.

– Достаточно послать записку.

– Не хочу поощрять ее к дальнейшим знакам внимания, Джон. Лучше вам поблагодарить ее от моего имени.

Джон улыбнулся, он хорошо знал манеру друга. Через полчаса лорд Дэмлер уже сидел в салоне леди Мелвин и выслушивал упреки по поводу раннего ухода накануне вечером.

– Чтобы загладить вину, купил тебе подарок, тетушка, – сказал он, вручая ей три тома мисс Мэллоу. – Это новая писательница, которой Маррей покровительствует. Он очень хвалит роман.

– Мисс Мэллоу, – прочитала леди Мелвин. – Я не знакома с ее вещами. Она хорошенькая?

– Нет.

– Как она выглядит?

– Не припомню, но если бы она была симпатичная, я бы ее запомнил. Если не ошибаюсь, она была в чепце.

– А, старая дева.

Он кивнул и перевел разговор на другую тему.

4
{"b":"25223","o":1}