ЛитМир - Электронная Библиотека

Пруденс тоже решила, что должна вести себя несколько иначе в угоду своему другу. Так оба они начали выполнять каждый свою программу и делать вид, что они не те, кем являются на самом деле, хотя в действительности каждый вполне устраивал другого в первоначальном виде.

Графиня внимательно осмотрела молодого маркиза, когда он явился засвидетельствовать свое почтение, и прочла ему длинную нотацию по поводу слухов о его поведении. Из лекции Дэмлер заключил, что ей известно очень мало.

Почтенная графиня поражала внушительными размерами, носом, как у попугая, и зычным голосом. Ее дряблые щеки, приобретавшие оранжевый цвет после утреннего макияжа, тряслись от негодования, когда она отчитывала непутевого родственника. Маркиз понял, что выносить эту леди будет нелегко, но решил терпеть, пока не удастся убедить Пруденс, что он не потерян для радостей упорядоченной жизни.

Посердение концерта итальянского певца было первым развлечением курортной жизни. Хорошо, что в зале оказалась Пруденс, можно было смотреть на нее, хотя она делала вид, что его не замечает, поворачивая голову в его сторону каждые две минуты. Так прошла суббота.

На следующее утро Дэмлер был неприятно удивлен, когда его разбудила дебелая хозяйка собственной персоной, одетая в безобразный пеньюар павлиньей расцветки с черной отделкой. Кто бы мог подумать, что «Оплот» скрывает варварский вкус под благопристойной оболочкой? На публике она появлялась не иначе, как в черном.

– Уже десять часов, Аллан, – сказала она.

– Десять часов, – повторил он тупо. – Десять?

Дэмлер подумал, что означает эта цифра, уж не заключен ли в ней магический смысл.

– Служба в церкви начинается в одиннадцать, – проинформировала графиня.

– Служба?! – спросил он в тревоге.

– Служба, – повторила она, нацелив на него свой клюв. – Надеюсь, ты ходишь в церковь по воскресеньям?

– О, да, разумеется, – ответил Дэмлер тихо. Когда графиня вышла, он засунул голову под подушку и захохотал, пока его лакей не вошел узнать, не заболел ли хозяин.

– Подай лучший утренний костюм, Скримптон. Сегодня я иду в церковь.

– Да, Ваша Светлость, – невозмутимо ответил Скримптон.

Без пяти одиннадцать маркиз Дэмлер и графиня Клефф чинно прошествовали через центральный неф церкви в Бате, что вызвало немалое волнение среди прихожан, включая мисс Мэллоу, чье сердце учащенно забилось, а взгляд проводил достопочтенную пару, словно это были тигры или слоны, внезапно появившиеся среди невооруженной толпы. Кларенс тихонько толкнул племянницу в бок и кивком головы дал понять, что события развиваются, как положено, и вот он здесь, ее поклонник, как Кларенс предсказывал. Мать тоже бросила взгляд на Пруденс, но что он выражал, понять было невозможно. Видно было только, что она старается спрятать улыбку.

Снова Пруденс почувствовала, что маркиз подойдет после службы, но теперь его нельзя было обвинить в пустом времяпрепровождении или в ином подобном грехе. Несколько раз он поворачивался в сторону Пруденс и улыбался одной из своих улыбочек, за которой обычно следовало пожатие плечами, но на этот раз в присутствии «Оплота» плечи оставались неподвижными. Подойти к мисс Мэллоу было невозможно из-за толпы желающих приветствовать графиню и познакомиться с ее родственником.

– Подождем, когда рассосется кольцо людей вокруг лорда Дэмлера, и подойдем поздороваться, – предложил Кларенс. Племянница не послушалась. После службы она поспешила с дядей к экипажу, пока никто не обратил внимания на его новый сюртук.

– Ничего. Ему известно, где ты остановилась, я дал адрес еще в Лондоне. Уверен, что непременно явится сегодня же.

Когда лорд Дэмлер не пришел к исходу дня, Кларенс заявил, что маркиз, видимо, ехал всю ночь и теперь отсыпается, не желая показаться на глаза Пруденс с усталым лицом.

– Красивые мужчины не меньше женщин заботятся о своей внешности, – сказал Кларенс. – Завтра придет.

Дэмлер хотел навестить Пруденс в тот самый день, но «Оплот» имела другие планы. Она пригласила главного священника местного аббатства и несколько известных персон на ланч, чтобы представить им лорда Дэмлера, дабы направить его на стезю добродетели. К вечеру ей понадобился маркиз как компаньон для прогулки на природу и посещения вдовствующей семидесятилетней приятельницы. В шесть их ждал обед из жирной баранины. Затем он должен был доставить графиню в церковь на дискуссию о сектантах. К одиннадцати его единственным желанием было добраться до постели, словно он переплыл Атлантический океан туда и обратно.

В понедельник графиня отправилась пить целебную воду, чтобы зарядиться энергией на неделю. Кларенс Элмтри тоже решил посетить бювет. В воскресенье Пруденс лишила его возможности искупаться в лучах ее славы. Теперь он не мог решить, как лучше поступить: приехать раньше и остаться в курзале подольше или прибыть позже и произвести большее впечатление. Наконец, первый вариант был принят, Кларенс выпил два стакана противной сероводородной воды, чтобы поддержать грудную клетку до консультации с Найтоном, которого уже считал своим домашним врачом. Его рецепт был передан кое-кому из знакомых в Бате. Он как раз просвещал некую миссис Планнетт о чудном действии одного средства, когда появились леди Клефф милорд Дэмлер.

Дэмлер сразу заметил Кларенса и его спутников. Он вежливо поклонился, улыбнулся и сел за стол пить воду. Вскоре к графине присоединились несколько приятельниц ее возраста, и Дэмлер вынужден был поддерживать разговор.

Пруденс не заметила приветливой улыбки Дэмлера. Она посочувствовала маркизу, видя его вынужденное занятие, но удивилась, что он не подходит. Спустя полчаса ей удалось убедить Кларенса уйти с галереи и снова посмотреть на ее изображение в витрине. Чтобы выйти, им необходимо было пройти мимо графини и ее компании. Когда они приблизились, Дэмлер поднялся, приветствуя дам. С мистером Элмтри он обменялся рукопожатием. Затем вежливо попросил разрешения представить их кузине. Эта честь была оказана всем троим.

Графиня подняла лорнет и остановила на каждом свой испытующий взгляд, словно имела дело с инопланетянами, и произнесла: «Очаровательны», – обращаясь к миссис Мэллоу и Пруденс. Кларенсу протянула три пальца, которые он поспешил пожать. В этот день она была в хорошем расположении духа.

Так как приглашения присоединиться от леди Клефф не последовало, Кларенс и его спутницы повернулись, чтобы уйти. В это время еще один джентльмен поспешно устремился им навстречу. Приблизительно одних лет с Дэмлером, того же роста, но более худощавый и не такой смуглый. Леди Клефф приветствовала это пополнение ее группы широкой улыбкой.

– А, мистер Спрингер! – сказала она, протягивая все пять пальцев. – Дэмлер, это твой знакомый. Полагаю, отличный компаньон для тебя. Тебе, наверное, очень тоскливо среди нас, стариков.

Два бывших однокашника натянуто обменялись приветствиями, стараясь выразить восторг по поводу неожиданной встречи. Миссис и мисс Мэллоу и мистер Элмтри попрощались и вышли.

– Вижу, что вы спешите выйти отсюда, мистер Спрингер, – сказала графиня лукаво. Не смею задерживать, но вы должны обязательно зайти. Надеюсь, что увижу вас на Пултни-стрит в скором времени.

Спрингер проворно выбежал за удаляющейся компанией, а у Дэмлера появилось еще одно препятствие на пути к завоеванию мисс Мэллоу – соперник, имевший преимущество быть давно знакомым с девушкой и обладавший незапятнанной репутацией.

– Спрингер ухаживает за мисс Мэллоу? – спросил маркиз кузину.

– Да, их часто видят вместе. Обычно провожает ее домой из бювета. Сказать по правде я желаю ему успеха, она производит хорошее впечатление. Совсем не гордячка. Слыхала, что она иногда несколько вольно ведет себя, нет, не развязно, ни в коем случае. С солидным мужем вроде Спрингера она будет желанным украшением нашего общества в Бате.

Последняя фраза повергла Дэмлера в ужас.

– Разве речь уже идет о помолвке? Пруденс – то есть мисс Мэллоу – здесь совсем недавно, еще нет двух недель.

46
{"b":"25223","o":1}