ЛитМир - Электронная Библиотека

Мисс Теккерей заметила, что графин опустел и попросила миссис Скадпол принести неначатую бутылку вина. Она повиновалась, но сказала ворчливо:

— Это последняя. Больше в доме вина нет.

— Но я уверена, что у тетушки был целый погребок. Вы смотрели в подвале?

— Эту я принесла из погреба. Последнюю, — она злобно посмотрела на нас и удалилась.

Я не рассказала мисс Теккерей о часах, боясь, что она будет настаивать, чтобы я выгнала Шарки из дома. Мысль об этом бедолаге, однако, не покидала меня. Подумать только, содержать себя и еще пять человек. Мне было его искренне жаль.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Мы решили, что я займу спальню тети, а мисс Теккерей останется во второй спальне, где мы провели первую ночь. Мы легли рано, и это было правильно, потому что после часа ночи почти не сомкнули глаз. В час пришла мисс Уэйтли в сопровождении полковника, оба совершенно пьяные. В доме было заведено, что у каждого жильца был свой ключ от парадной двери, но вставить его в замочную скважину веселенькой парочке не удавалось. Тогда они начали так громко барабанить в дверь, что до смерти перепугали мисс Теккерей и меня. Когда мы выскочили в прихожую, вооружившись кочергой и кувшином воды, хихиканье и пение, раздававшиеся с улицы, прояснили ситуацию.

Мы открыли дверь. Нашим взорам предстала комичная пара, едва державшаяся на ногах. Им приходилось подпирать друг друга, чтобы не упасть. Шляпка мисс Уэйтли сбилась набок, платье было измято, словно она спала в нем целую ночь. На шее у нее болтался галстук полковника. Он же без галстука выглядел малопристойно.

— О, мисс Каммингс, я забыла взять ключ, — проговорила она заплетающимся языком и зычно расхохоталась. Пальцы ее сжимали ключ из связки полковника, он никак не подходил к этой двери.

Полковник смущенно улыбался, когда распахнулась дверь.

— Извините мой домашний вид, — бормотал он невнятно. — Эта молодая дама забрала мой шейный платок. Она умеет уговаривать. Если захочет, может заставить корову отдать рога. — Он бросил взгляд на дверь, затем на замок и позвякивающие в руке мисс Уэйтли ключи. — Я же говорил, что мои не подойдут, — убеждал он мисс Уэйтли. — Они действуют только на мою дверь.

— Рада, что у вас хоть что-то действует, Джек, — ответила мисс Уэйтли, многозначительно подмигнув.

Она переступила порог, полковник сделал попытку проследовать за ней, но я преградила дорогу вытянутой рукой.

— Спокойной ночи, полковник, — сказала я твердо.

— Что? Но еще только вечер. Рини пригласила меня на стаканчик вина.

— Вы уже выпили достаточно на сегодня.

— Ни капли! Ничего кроме бренди.

Он попробовал пройти, но воспитание не позволило ему отстранить мою руку силой. Тут же его внимание переключилось на вырез моего халата, который раскрылся больше обычного, пока я усмиряла пьяную парочку.

— Однако! Выглядит недурно, — произнес он, заглянув между оборками.

— Полковник Стоун, постыдились бы! — воскликнула я, запахивая халат.

— Не обращайте внимания, дорогуша, — сально ухмыльнулась мисс Уэйтли и набросила его шейный платок на меня. — Он любит болтать лишнее, но дальше этого дело не идет, так что бояться нечего, не так ли, дорогой?

— Конечно нет, я чист как младенец, — он засмеялся и протянул руку, чтобы распахнуть мой халат.

Я стукнула его по руке.

— Идите домой, полковник, — сказала я строго и закрыла дверь, повернув в замке ключ.

— Джек любит такие штучки — ущипнуть, пощекотать, шлепнуть по мягкому месту — на это он способен, — сказала мисс Уэйтли.

— Вы можете подняться к себе без посторонней помощи? — спросила я.

— Давайте лучше проводим ее, а то она разбудит весь дом, — предложила мисс Теккерей. Так как комнаты находились на третьем этаже, и можно было биться об заклад, что она сама не вставит ключ в замок, мы помогли мисс Уэйтли подняться наверх. Она ни на секунду не умолкала и кричала так, словно боялась, что ее не услышат зрители на галерке.

— Приятный мужчина, полковник, мисс Каммингс. Каким шикарным обедом он меня угощал. — Она споткнулась и чуть не столкнула мисс Теккерй с лестницы. — Ах, так вы не мисс Каммингс. Вы мисс Что. Это самое — мисс Ч.

Наконец мы втащили ее на площадку второго этажа и тут она разразилась громким пением.

— Мой Джек — солдат, — пела она сладострастно, что было мочи.

Дверь миссис Кларк приоткрылась.

— Это всего-навсего Рини, а я думала… — произнесла она, подавляя зевок, и закрыла дверь.

Почти одновременно открылась дверь мистера Алджера. К моему удивлению, он был еще в вечернем костюме. Я думала, что к часу ночи он уже должен спать.

— Нужна моя помощь, мисс Ирвинг? — он подошел, чтобы помочь. — Как не стыдно, Рини, — сдержанно поругал он ее. — Что о вас подумает мисс Ирвинг?

— Хо-хо! Мисс Ирвинг вовсе не такая недотрога, какой представляется, Алджи. Она пялила зенки на моего Джека. Я видела, как вы выставляли перед ним сиси, мисс Ирвинг, — она предостерегающе помахала пальцем у меня перед носом. Я не знала, куда деться от ужаса.

— Интересно бы посмотреть, как это выглядело, — сказал Алджер, растянув губы в иронической усмешке, затем обнял мисс Уэйтли за плечи и, подталкивая, повел в комнату. В его объятиях она продолжала умиротворенно напевать:

— Мой Джек солдат, он пошел на войну, он мировой парень, мой Джек. — Последние слова песни она добавила от себя. — И вы тоже недурны, мистер Алджер. Выпьете со мной немножечко вина, когда избавитесь от нее, — она тряхнула кудряшками в мою сторону. — Но не смейте соблазнять меня, шалунишка. — С этими словами она обхватила его за шею пухлыми руками и увлекла за собой.

Мистер Алджер бросил на меня умоляющий взгляд, и я поспешила к нему на помощь. Мисс Теккерй и я поддерживали мисс Уэйтли за руки, Алджер зашел со спины и подталкивал всем своим весом. Так мы ступенька за ступенькой протащили ее до третьего этажа, сопровождаемые воплями, хихиканьем и пением. Я отперла дверь, мы уложили ее на диван.

— Так нельзя ее оставлять, надо уложить ее в постель, — сказала мисс Теккерй.

— О, мисс Т, — засмеялась она. — Вы даете Алджи ценные советы.

— Завтра у нее будет болеть шея, если она пролежит ночь на этом диване, скрючившись, он слишком мал, — сказала мисс Теккерй.

— У нее не только шея будет болеть — голова тоже будет раскалываться, но это уже не наша вина, — заметила я. — Давайте оставим ее. Извините, что пришлось вас побеспокоить, мистер Алджер, но я вижу, что вы еще не ложились.

— Рад помочь. Я как раз перечитывал корреспонденцию Долмана. Сейчас, пожалуй, пойду спать.

Мы оставили его у двери его квартиры и спустились вниз. После такой бурной интерлюдии трудно было думать о сне. Мы посовещались о мисс Уэйтли — нужно ли ее выселить, учитывая, что она создает много беспокойства для других жильцов. К двум часам я снова задремала. Вскоре раздался страшный стук в парадную дверь. Мисс Теккерей, конечно, тут же вскочила тоже. Она подошла к моей двери и испуганно спросила, кто бы это мог быть.

— Должно быть, мистер Шарки — его одного нет дома. Наверное, забыл ключи. Надоедливый человек.

Я снова надела халат, взяла лампу и пошла открывать. Мисс Теккерей прикрывала меня с тыла. Открывая дверь, я размышляла, когда вернуть Шарки часы — тотчас же или подождать удобного случая, когда мисс Теккерей не будет рядом. К своему удивлению, я увидела высокого, в полной форме, офицера полиции с Боу-Стрит. Он протянул мне лист бумаги.

— У меня ордер на обыск помещения, занимаемого Эриком Шарки. Он подозревается в укрытии краденного, — безапелляционно произнес он и чинно направился к лестнице.

Мне ничего не оставалось делать, как не препятствовать выполнению закона.

— Третий этаж, квартира 3В, — подсказала я и он направился вверх.

Шума он производил не меньше, чем мисс Уэйтли. Логично было ожидать, что полиция проявит заботу о невиновных людях, которым рано утром нужно вставать на работу. Но этого не случилось. Мисс Теккерей и я не поднялись с ним на третий этаж. Моя компаньонка заявила, что этого от Шарки можно было ожидать и, с написанным на лице отвращением, вернулась в спальню.

15
{"b":"25224","o":1}