ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я стану старшей модельершей в первый же год, вот увидите, — заверила она. — Старая карга, которая делает костюмы, ни черта не понимает, как угодить изысканной публике. Вечерние платья у нее закрывают всю шею. Я спросила режиссера, уж не пьесу ли Ханны Мор они репетируют, но он отрицательно затряс головой. Он считает, что модели должна делать портниха помоложе, — добавила она уверенно, подкрепив свои слова многозначительным кивком.

— Мистер Дэвис зайдет сегодня ко мне, леди. Вечером. Обсудить костюмы, — продолжала она. — У меня осталось мало времени — хочу успеть переделать платье вашей тетушки из сиреневого шелка. У вас не найдется лишней бутылочки вина для меня?

— Извините, Рини, но это последняя бутылка. Нужно было заказать больше.

Она бросила сердитый взгляд.

— Странно. У вашей тетушки всегда был полный погребок.

— Миссис Скадпол сказала, что это последняя бутылка.

— Можно, я сама посмотрю?

— Пожалуйста.

Она вышла и через несколько минут вернулась, сокрушенно качая головой.

— Вас обчистили, леди. Погреб пуст, как мой кошелек. Я точно знаю, кто это сделал. Шарки дома?

— Да. Он прошел наверх.

Она снова вышла. Я многозначительно посмотрела на мисс Теккерей.

— Теперь вам ясно, что делал Шарки в моей аллее в первое утро нашего приезда сюда? Он нагрузил фургон ящиками с моим вином и вывез его под самым моим носом. Я даже слышала шум ночью со стороны задней двери. Пойду к нему и потребую, чтобы он все вернул, — я встала, готовая к бою.

Мисс Теккерей подумала немного, взвешивая обстановку.

— Не суетитесь, Кейти, — сказала она. — Доказательств у вас нет, и в любом случае мы скоро уезжаем. Вы же не повезете вино в Рэдсток. Тряска плохо влияет на вино, кроме мадеры. К тому же, вам придется заявить в полицию, и вести с ним тяжбу.

Я снова опустилась в кресло в изнеможении. Приближалось время обеда, нужно было переодеться.

— Странно, что миссис Кларк еще нет дома, уже около шести. Обычно она к этому времени приходит, — заметила мисс Теккерей.

— Возможно, ищет квартиру с мистером Батлером.

Мы перешли в столовую к обеду. Не успели приняться за еду, как вошла Мэри и сказала, что Шарки хочет со мной поговорить.

— Мог бы подождать, какая невоспитанность, — проворчала мисс Теккерей. — Он знает, что мы обедаем, Мэри?

— Да, мэм. Он говорит, что дело очень срочное, — ответила она, расширив от удивления глаза, оценивая необычность происходящего.

Я опасалась, что у него опять неприятности с полицией, но решила, что никакой помощи в этом вопросе от меня он не получит, вместо этого я потребую обратно свое вино.

Готовая проломить ему череп первым попавшимся под руку предметом, я вышла в холл.

— В чем дело, мистер Шарки? — спросила я решительно. Он казался таким испуганным, что я поняла — дело серьезное.

— Вы видели сегодня миссис Кларк? — спросил он. — Она не пришла домой с работы. Мисс Лемон очень волнуется. Обычно она предупреждает, если собирается задержаться. Мы подумали, что она, может быть, прислала вам записку.

— Нет. С какой стати она будет уведомлять меня? По-моему, они с мистером Батлером ходят в поисках квартиры, могут вернуться поздно, — его озабоченность казалась глубже, чем требовала ситуация. — Еще нет и семи, мистер Шарки не стоит волноваться, — сказала я.

— Она не с Батлером. Он вернулся домой один. Я пошел в ателье, чтобы проводить ее. Оно закрыто. На двери объявление: «Не работает».

Я испугалась.

— Не может быть! Она пошла на работу как обычно, утром, с мистером Батлером.

— Да. Но он обычно оставляет ее на углу за квартал до ателье. О черт, где же Алджи?

— Она возможно с ним, — сказала я сухо.

— Нет. Он поехал в Палату. Нужно пойти предупредить его.

— Это так близко касается мистера Алджера? — спросила я, стараясь не выказать уязвленного самолюбия.

— Думаю, что ему не мешает знать.

— Тогда обязательно сообщите ему.

Из разговора я заключила, что интерес Алджернона к миссис Кларк был настолько силен, что он приставил к ней телохранителя в лице Шарки.

Я собиралась начать разговор о вине, но в этот момент дверь открылась и вошел Алджернон. Он перевел взгляд с Шарки на меня и, по-видимому, все понял.

— Что случилось? — спросил он.

— Миссис Кларк еще не пришла домой, и мистер Шарки волнуется, как поставить вас в известность, — сказала я надменно.

Сложив в уме разрозненные факты, я поняла, что миссис Кларк и была той дамой, за которой было поручено следить Шарки. Алджернон даже не заметил моего пренебрежительно холодного тона.

Он пришел в ярость.

— Тебе было поручено не спускать с нее глаз! — зарычал он на Шарки.

— Она сегодня не выходила из ателье, Алджи. Я ждал минут пятнадцать, потом подошел к двери и увидел объявление «Не работает». Человек, который живет по соседству, сказал, что было закрыто весь день. Но Анни пошла на работу утром и не вернулась.

— О, Боже! Дайте сообразить! — рычал он.

Я поняла, что миссис Кларк для него не просто забава. Он в нее по-настоящему влюблен. Сердце мое упало, но я была рада, что он не посмеялся над бедной вдовой. Это его в какой-то мере оправдывало. Алджернон нервно ходил взад-вперед по холлу, прикрыв глаза рукой и что-то бормоча под нос.

— Могу я чем-нибудь помочь? — спросила я, искренне желая облегчить его страдания.

Алджернон остановился.

— Вивальди приходил?

— Не знаю. Я его не видела.

— Беги наверх, постучи к нему, Шарки, — приказал он. — Придумай предлог — одолжить молока или чаю.

Шарки помчался, как пришпоренный конь. Алджернон обратился ко мне:

— Вы случайно не упомянули при Вивальди, что Анни читает французский роман?

— Нет! К чему мне это?

— Да, конечно, вы этого не могли сделать, — протянул он, думая о чем-то своем.

— Алджи, что происходит? Какое отношение имеет ко всему этому Вивальди?

— Не знаю. Может быть, никакого, но он не спускает с нее глаз.

— Но какой от этого вред? Он влюблен в нее. Шарки слетел вниз по лестнице, красный от волнения, и, задыхаясь, произнес:

— Он не отвечает.

— Надо проникнуть в его комнату, — сказал Алджернон. — Может быть, там мы найдем объяснение. У вас есть ключи от его квартиры, Кейти?

— Я не могу впустить вас туда.

— Это вопрос жизни и смерти. Дайте мне ключ, — сказал он требовательно, сквозь зубы.

Я достала ключ, но пошла с ними, чтобы убедиться, что комнате не будет нанесено ущерба. При этом мне не удавалось заглушить чувства вины. Что я скажу Вивальди, если он застанет нас, шарящих в его комнате, среди его личных вещей? Все происходящее казалось почти нереальным.

— Дело жизни и смерти, — сказал Алджернон и его тон не допускал сомнений в том, что он не намеревался шутить.

— Что мы ищем? — спросила я, наблюдая, как Алджи и Шарки выдвигают ящики и оглядывают углы.

— Не знаю, — бросил Алджи беспомощно.

На столе лежала стопка классических книг, я взяла одну — она была покрыта пылью, как и сам письменный стол. Им давно не пользовались. Раскрыв книгу, я увидела штемпель магазина, из которого его доставили. Тот же штемпель стоял и на других книгах. Он приобрел эти книги, чтобы легче сойти за ученого. Я поделилась своими наблюдениями с Алджерноном.

— Так он вовсе не ученый, или я ошибаюсь? — спросила я.

— Возможно, был когда-то.

— Кто же он сейчас? Что он делает здесь, на Дикой улице?

— Следит за Анни.

Шарки позвал его:

— Посмотрите, Алджи.

Мы оба подбежали посмотреть на находку. Это оказалась сберкнижка. Огромные суммы переводились на счет и снимались последние полгода.

— Вот оно что! — сказал Алджер. — Он ее все же заполучил. Подождем, пока он вернется, и выбьем из него правду.

Мужчины продолжали исследовать письменный стол, открывая и прочитывая письма. Я пошла в спальню. Сразу бросилось в глаза, что она не производила впечатление обитаемой. Туалетный столик был пуст — ни расчесок, ни щеток. Я подошла к комоду и выдвинула верхний ящик — он был пуст, равно как и остальные. Заглянула в платяной шкаф — ничего.

29
{"b":"25224","o":1}