ЛитМир - Электронная Библиотека

– Около двух лет.

– Но мы намерены с ним расстаться в ближайшее время, – добавила тетя Ловат.

– Я полагаю, что не раньше, чем вы расстанетесь с голубями, – согласился Фарфилд. – Кто-то должен присматривать за ними, пока они не перейдут к другим хозяевам. Жаль, что работа мистера Хьюма остается незавершенной, не так ли? Как раз когда он вывел новый тип. Потомков Цезаря следует называть именем вашего отца, мисс Хьюм, правильно я думаю? Вам, должно быть, очень тяжело с ними расставаться?

Он, словно эхо, повторил слова Сноуда, и я подумала, правильно ли я поступаю, бросая на произвол судьбы многолетний труд папы.

– Да, очень жаль, – согласилась я. – Но я к сожалению совсем не разбираюсь в этом деле, не сумею заниматься ни их выращиванием, ни тренировкой.

– Тогда зачем вам увольнять Сноуда? Он как раз тот человек, как я понимаю, который может хорошо обучить всем тонкостям этого искусства.

Я почувствовала себя виноватой и ответила неопределенно: – Сноуд сам не останется долго теперь, когда отца не стало.

– Надеюсь, что удастся хотя бы спасти породу Цезаря и Клео. Можете не сомневаться, что порода Хьюма получит должный уход и внимание, если мне посчастливится стать ее обладателем.

Я ни секунды не сомневалась, что Фарфилд станет обладателем. Мне даже захотелось просто подарить ему эту пару голубей. Мы наполнили бокалы, и разговор перешел на более общие темы. Фарфилд сказал, что не очень хорошо знает Хайт, хотя проезжал через город по пути в Дувр.

– У меня в Дувре родственники, – объяснил он.

Он упомянул замок Солтвуд, где встретились убийцы Беккета по пути в Кентербери. Миссис Ловат порекомендовала посетить некоторые старые церкви, и, когда бокалы были осушены, лорд Фарфилд начал прощаться. Я проводила его до двери.

У двери он задержался и спросил, когда мы планируем вернуться в Грейсфилд. Мне так хотелось, чтобы он скорее приехал, что я сказала, что, возможно, мы уедем завтра же.

– Тогда я приеду послезавтра. Буду с нетерпением ждать встречи с вами. – Он взял мою руку, но не пожал, а поднес к губам.

– Жаль, что это будет только через день, а не раньше, – добавил он, явно флиртуя. Меня его галантность и комплименты совсем покорили, а прекрасные синие глаза, казалось, проникли в самую душу.

– Могли бы вы порекомендовать в Хайте приличный отель? – продолжал он. – Возможно придется задержаться на несколько дней.

Взгляд его был так красноречив и очень далек от голубей.

– Надеюсь, вы остановитесь у нас, лорд Фарфилд, – предложила я по долгу вежливости.

– Вы очень любезны, мэм. Сочту за честь. – Он поклонился и вышел.

Мне не хотелось возвращаться в гостиную, я надеялась немного задержаться и побыть наедине со своим маленьким секретом, но миссис Ловат уже звала меня.

– Что он говорил, Хедер? Его прощание слишком затянулось.

– Он спрашивал, где можно остановиться и Хайте.

– Ты должна была пригласить его остановиться в Грейсфилде, девочка! – упрекнула тетушка.

Я не хотела говорить ей, чтобы она не сочла меня нескромной, но теперь оставалось только признаться, что я так и сделала. Мы обменялись многозначительной улыбкой. Женщины хорошо понимают друг друга, когда речь идет о выборе достойной партии.

Смайт неодобрительно покачал головой.

– Какой прыткий! Придется присмотреть за ним, чтобы не разбежался я слишком далеко!

– Его приезд поможет решить вопрос со Сноудом, – удовлетворенно заключила тетушка. – Фарфилд возьмет часть птиц, остальных мы выпустим.

– Я ему разрешила приехать послезавтра, тетя. Это не слишком рано?

– Ваши объявления завтра появятся и газетах, – напомнил Банни.

Я о них совершенно забыла.

– Можно поручить Сомсу пересылать ответы в Грейсфилд, – сказала тетя Ловат. Я приняла эту фразу за одобрение моего поступка и согласие выехать, как можно скорее.

– Что касается меня, я готова ехать, хоть сейчас, – продолжала миссис Ловат. – Теперь мы знаем, чем Гарольд занимался в Брайтоне – устраивал свидания с этой вульгарной потаскушкой. Если даже он и замешан еще в чем-то, я не желаю об этом слышать. Дело закрыто. Выедем завтра утром, а теперь я иду спать. Вы, мистер Смайт, можете остаться, попить чай с Хедер, поговорить. Я не могу пить чай перед сном – потом плохо сплю.

Когда она ушла, я сказала:

– Может, нам следует задержаться. Что-то мне подсказывает, что лишний день не помешает, мы сможем кое-что разузнать.

– Да нет же, она права. Мы узнаем больше, если напишем Депью и потребуем объяснений. А чай…

Я позвонила слуге. Через пятнадцать минут появился официант с подносом, за ним следом вошел сэр Чонси Депью.

В присутствии слуги разговор касался тривиальных вещей. Но как только дверь закрылась, Депью спросил:

– У вас только что был лорд Фарфилд, мисс Хьюм? – казалось он сгорает от нетерпения.

– Как вы узнали?

– Я следил за ним.

– Откуда? – спросил Банни. – Я весь день потратил, разыскивая вас. Вашего имени нет ни в одном отеле.

– Я останавливаюсь в «Норфолке» под именем мистера Мартина, когда бываю с секретной миссией.

– Так и знал! – воскликнул Смайт. – Это пуговицы гвардии принца, я сразу догадался.

Депью взглянул на пуговицы на своем камзоле и досадливо поморщился.

– Какая у вас реакция, мистер Смайт. Мне не следовало надевать это, но другой я облил вином, а больше у меня с собой ничего нет. Вы правы, я принадлежу к Конной Гвардии.

– Почему вы следили за бароном? – спросил Смайт. От волнения у меня сердце готово было выпрыгнуть наружу. Если окажется, что Фарфилд – вражеский агент, жизнь потеряет смысл.

– Он под наблюдением, – ответил Депью загадочно. – Ему не предъявляется никакого обвинения, просто я за ним наблюдаю.

– Он имеет какое-то отношение к смерти моего отца?

– Возможно, никакого. Именно это я пытаюсь выяснить. Мне только известно, что и тот вечер, когда мистер Хьюм был убит, Фарфилд находился в Брайтоне, в этом отеле. Обычно ему бывают нужны деньги, возможно, он решил подзаработать, помогая французам.

– Но в отеле останавливаются десятки людей, – заметила я. – Фарфилд интересуется голубиным спортом. Это его могло привести сюда.

– Они запускают голубей в Брайтоне? – спросил Депью, нахмурюсь.

Ни Смайт, ни я этого не знали и на вопрос не ответили.

– Эти десятки других людей не вернулись в отель и не сняли именно этот номер, – продолжал Депью.

– Вы предполагаете, что он что-то хотел найти? Возможно.

– Почему тело папы переправили в Лондон? Я знаю, что у него были какие-то дела с разведкой, вы можете ничего не скрывать.

– Как вам удалось это установить? – он забеспокоился. – Вы слишком умны для своего возраста. Да, вы правы. Ваш отец оказывал нам кое-какие услуги.

– Понимаю. – Хотя внешне я оставалась спокойна, душа наполнилась ликованием, что удалось убедиться в подозрениях. Я испытала большое облегчение.

– Думаю, что подробности не столь существенны. Вы, как я понимаю, сами догадались, чем он занимался. Так как он был почетным членом Общества Любителей Голубей и регулярно наезжал в Лондон, мы сочли, что вызовет меньше подозрений, если семья будет считать, что он посещает Лондон. Но основная его миссия была в Брайтоне.

– Не лучше ли ему было работать с вами в Лондоне, – спросила я.

– Удобнее, но там он был больше на виду. Лондон кишит иностранной разведкой. А так как у вашего отца… гм-гм в Брайтоне была… – гм… знакомая дама, то это создавало замечательное алиби.

– Кто же оплачивал комнаты? – спросил Смайт.

– Это все делалось по договоренности с Лондоном. Наши люди из высших слоев общества обычно не получает денежного вознаграждения, но в том, что касается дела, мы не жалеем расходов.

– Можно утешаться хотя бы тем, что он послужил своей стране, и неплохо послужил, по-видимому. Даже смерть кажется менее тяжелой потерей.

Депью уловил сомнения в моем тоне и посмотрел так, словно я сошла с ума.

15
{"b":"25225","o":1}