ЛитМир - Электронная Библиотека

Я не стала рассматривать, что происходит в той стороне.

– Капитан лучше Альфонса во всех отношениях. Он, наконец, заставил себя подойти ко мне, – пристрастия дам не поддаются разумному объяснению. Когда, вы говорите, приезжает лорд Фарфилд?

Я недовольно посмотрела на него и подумала, что он не случайно вспомнил Фарфилда в этот момент, это видно было по его глазам.

– Завтра, – ответила я, делая вид, что не понимаю тайного смысла вопроса. Здесь, кажется, все в порядке. Не забудьте прислать счет за корм для птиц, о котором вы упоминали позавчера.

– Да, это было в тот вечер, когда мы впервые… стали друзьями, – сказал он, запнувшись на последних словах. Я снова бросила на него отрезвляющий взгляд. – Сегодня вечером принесу счет в ваш кабинет, мисс Хьюм.

– Меня там не будет сегодня вечером, но можете оставить его на столе.

– Но на несколько минут зайти в кабинет вам ведь не трудно. Например, где-то в половине девятого, – он умоляюще смотрел на меня.

– Я буду не одна вечером, у меня будут друзья.

– Но Фарфилд приезжает завтра, так вы сказали?

– Именно так, но здесь будет мистер Смайт, он поживет у нас несколько дней.

– Какая-то особая причина?

Это было не его дело, но мне не хотелось возбуждать излишнее любопытство, поэтому я объяснила:

– После кражи тетушка считает, что лучше, если в доме ночью будет мужчина помоложе Тамма.

– Но у вас есть мужчина помоложе в доме, мисс Хьюм. Я буду счастлив спать внизу, если вам так кажется спокойнее.

Во время этой тирады лицо его сохраняло абсолютную серьезность.

– Спасибо за предложение, Сноуд. Вы очень добры, но пока нет необходимости.

Он дернул себя за прядь мелодраматическим жестом и тряхнул волосами.

– Вашим визитом, ваше высочество, вы оказали мне большую честь. Надеюсь видеть вас снова. – Ухмылка сменилась мягкой улыбкой, и он добавил: – В скором времени… и часто.

– Думаю, в этом нет большой необходимости, – сказала я величественно, но тут же пожалела об этом, ибо долг заставлял меня бывать на галерее часто и подолгу. Надо сказать, что эта обязанность не была в тягость. Что касается Сноуда, то он очень умело флиртовал. Я подумала, что леди может позволить себе легкий флирт с привлекательным слугой без ущемления достоинства.

Я поднялась к себе и комнату проверить, все ли распаковано и разложено по местам. Разговор со Сноудом не выходил из головы. «Этот повеса лорд Фарфилд», – так он сказал. Откуда он знает Фарфилда? Прав ли Депью, подозревая лорда Фарфилда? Может ли быть, что Сноуд и он работают вместе? Вспомнилось кольцо на лапке голубя, но записки на нем не было.

Мне не пришел в голову один естественный вопрос, я все еще оставалась наивным ребенком. Цезаря не было ни на дереве, ни в гнезде с Клео. позавчера его не было тоже. Но я почему-то об этом в тот день совсем не думала. Меня больше волновало шутливое ухаживание Сноуда.

Глава девятая

До конца того дня ничего особенно интересного не произошло. Банни вернулся с пистолетом. Мы распорядились, чтобы ему соорудили походную постель в кабинете папа, он спрятал пистолет под подушкой, чтобы был под рукой в случае ночного вторжения. Затем наведался наверх посмотреть, чем занимается Сноуд и, спустившись, передал мне, что этот молодой человек держится очень бдительно, задает уйму вопросов, но он, Банни, постарался ни на один не дать вразумительного ответа.

Я не поднялась больше на голубятню в тот день, и в восемь тридцать не пришла в кабинет. Мы с Банни занялись изучением прессы, посвященной положению за пределами страны, не столько для шпионской деятельности, сколько из интереса. Мы выяснили, что после поражения в Москве год тому назад, Наполеон отозвал войска с Пиренейского полуострова. Четыре отряда французских войск вели боевые действия против испанского ополчения в Бискайе и Наварре. Веллингтон вывел войска из Португалии. Французы отходили к Эбру.

Предполагалось, что Наполеон пошлет в Испанию еще войска. Банни сделал вывод, что англичане, по всей видимости, атакуют французов до их вступления в Испанию. Оба вместе мы пришли к единодушному заключению, что наши голуби используются для передачи ценной информации о подготовке наступления.

– Герцогу предстоит отогнать французов за Пиренеи и, черт меня побери, если я ему не помогу, – воскликнул Банни возбужденно. Мне пришлось предупредить его взглядом, чтобы не забывал об осторожности.

– Как вы мыслите это сделать? – заинтересованно спросила тетушка, и, к счастью, продолжала, не дожидаясь ответа:

– Чем вызван ваш внезапный интерес к военным событиям?

Я быстро перехватила инициативу, прежде чем Банни не наговорил лишнего.

– Как чем? Естественно делами папа, – сказала я, предпочитая говорить правду там, где это грозило осложнениями.

– Я так и думала, – она удовлетворенно кивнула. – Когда дело касается тех, кого мы любим, все кажется очень значительным.

Немного позднее Банни объявил, что идет на галерею покурить со Сноудом, при этом он многозначительно подмигнул мне, хотя я и не поняла, что он имеет и виду. Когда он снова спустился в гостиную, и нам удалось улучить несколько минут наедине, он признался, что хотел обыскать комнаты Сноуда.

– Держит свои двери на замке, вам не кажется это подозрительным? Как раздобыть ключ?

Мы поискали в кабинете, но не нашли.

– Подождем, пока Сноуд отлучится из дома. Ему придется когда-нибудь отвозить голубей для тренировки.

Однако ночью вряд ли можно было ожидать, что он этим займется. В тот вечер мы рано легли спать и на следующее утро рано встали, чтобы подготовиться к приезду лорда Фарфилда. Весь дом был перевернут с ног на голову, слуги старательно начищали мебель, мели ковры, посыпав их предварительно испитыми чайными листьями, чтобы было меньше пыли. Я приглядывала за работой и отдавала распоряжения – надо было расставить цветы и вазы. Банни достал бутылочку отличного шерри из погребка, и еще кларет, на случай, если гость предпочитает красное вино. Банни еще раз съездил в Хайт и, наконец, ему удалось поговорить с Депью. Я спросила:

– Говорил он что-нибудь о записке, которую я ему послала в Брайтоне? Меня беспокоит, не посылает ли Сноуд донесения с птицами?

– Он не получил вашей записки.

– Но я же послала ее на адрес его гостиницы в Брайтоне. Ее могли перехватить французы. Должна сказать, что за Депью пристально наблюдают.

– Вполне возможно. И за нами тоже. Можно не сомневаться.

Мы обменялись многозначительными взглядами и с опаской огляделись, не подслушивает ли кто-нибудь.

– Боюсь, Банни, что Депью имеет весьма смутное представление о том, как действуют спортивные голуби. Сноуд, наверняка, спокойно шлет свои донесения, пока мы тут прохлаждаемся. Мне нужно встретиться с Депью.

– Он сказал, что сам с нами свяжется. Описал ему эту чертову сосну в парке.

Мы тут же отправились в парк, но ничего не нашли. На случай, если не удастся поговорить с Депью, я оставила в расщелине сосны описание, как работают голуби. Затем мы повернули к дому.

– Депью говорит, что он убежден, что Фарфилд имеет отношение к вражеской разведке, делает это ради денег, что он здесь, имею в виду Депью, то есть Мартин. Имя Депью вообще не должно упоминаться, только мистер Мартин, на случай если кто-нибудь подслушивает.

– Очень интересно, не так ли? – спросила я и оглядела парк, чтобы убедиться, что Депью расставил своих людей, как обещал. Если и так, то я их не заметила, наверное, это были квалифицированные люди. От этой мысли стало легче на сердце. Это было ни с чем несравнимое чувство, оно наполняло душу ликованием, словно ощущение влюбленности. Движения стали легче, одухотвореннее.

– Чертовски интересно, – ответил Банни и по блеску его глаз я поняла, что он чувствует то же самое.

– Герои, в некотором роде.

– Возможно, когда война закончится, вам присвоят титул баронета, Банни. Сэр Горацио Смайт.

21
{"b":"25225","o":1}